Храмы г. Ельца

Елец. Часовня «у главных городских ворот»

Фото 15.01.2013:

Часовня "у главных городских ворот"

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Мира, д. 131

Часовня "у главных городских ворот" (По материалам книги: "Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с."):

Приписная к Введенскому храму каменная часовня на углу Торговой и Орловской улиц в воротах дома мещанина Николая Петровича Деева, построена была, по преданию, на месте главных ворот Елецкой крепости.

У часовни ежегодно вечером 15 августа причтом Введенской церкви совершалось всенощное бдение. Елецкие краеведы начала XX в. рассказывали историю, связанную с местом, на котором находилась часовня: "По рассказу некоторых старожилов, давно когда-то копали около столба яму и нашли воина, лежавшего в военных доспехах, совершенно уцелевшего от тления. Испуганные жители обратились к священникам за советом, на что им было приказано поскорее засыпать яму…".

Архивные документы и планы Ельца подтверждают нахождение на этом месте самой крупной башни Елецкой крепости XVI-XVIII вв. — Новосильских ворот. От них начиналась большая дорога, идущая на северо-запад, в сторону ближайшего в то время города Новосиля, При перепланировке Ельца в 70-е гг. XVIII в. начало дороги сместилось южнее на 20 метров (теперь это ул. Коммунаров), а на месте незадолго до этого разобранной древней башни была сооружена вначале деревянная часовня, а в XIX в. её заменила каменная, к которой навешивались воротные створки дома Деева (ныне ул. Мира, 131), Высота её была 5 арш., ширина — 1 арш. На "ней иконы Нерукотворного Спаса в медной посеребрённой ризе, св. Николая Чудотворца и неугасимая лампада".

Часовня сохранилась, скорее всего, потому, что использовалась в середине XX в. как трансформаторная подстанция. В 1960-е гг. во дворе домовладения построили новую подстанцию, а часовня стала использоваться как кладовая. Выявлена часовня в 1990 г. А.В. Новосельцевым, по проекту которого и восстановлена в 1995 г. В ходе реставрационных работ вход в часовню был устроен со стороны улицы Мира (Торговой), а прежний со двора — заложен.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , | Leave a comment

Елец. Покровский храм

Фото 14.01.2013:

Фото 04.05.2014:

Храм Покрова Пресвятой Богородицы

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Маяковского, д. 17

Храм Покрова Пресвятой Богородицы (по материалам книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с.»)

Первая деревянная Покровская церковь построена в Ельце в конце XVI — начале XVII вв. Упоминание храма в документах связано с заверением 27 ноября 1617 г. «покровского попа Богдана» своей подписью свидетельских показаний прихожан по делу о краже денег из царской казны. Подобные документы он заверял также 16 и 27 января 1618 г. Приход Покровского храма состоял в основном из казаков Александровской и Кузнецкой слобод.

В переписных книгах 1646 г. значится «Церковь Покрова Пресвятые Богородицы, что в Кузнецкой слободе, за попом за Обросимом бобыли Яшка Леонтьев, Мартынка Миленин, Афонька Фёдоров с сыном с Тараском. Всего три двора, людей в них четыре человека».

Деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы на посаде в Казачьей слободе, «строение попа Михаила», и кладбище при ней упоминается в окладных книгах Рязанской митрополии 1676 г. «У тое церкви двор попа Михаила, двор дьячков. Церковные земли дватцать четвертей сенного покосу на 10 копен. Рыбных ловлей нет. В приходе 30 дворов казаков и драгун, несколько дворов кузнецов, всего 40 дворов». Сведения из окладных книг дают основания предполагать, что в 1660-х — 1670-х гг. прежний деревянный храм был заменён новым, «строения попа Михаила», который упоминается в качестве священника Покровского храма в документах с 1676 по 1691 г. Это же подтверждает писцовая и межевая книга Тихона Камынина 1691-1693 гг., в которой приводится наиболее полное описание Покровского храма: «Церковь Покрова Пресвятые Богородицы в Козачей, в Олександровской же и в Кузнецкой слободе, да колокольня древянная. А в той церкви Царские Двери, и Деисусы, и праздники, и пророки, и месные иконы, и книги, и ризы, и всякая церковная утварь, и на колокольне колокола. Строение попа Михаила и мирское, а мерою той церкви в длину с олтарем и с трапезою и с папертью двенатцать сажен, поперег пять сажен с третью. И круг той церкви огорожено кладбище вновь по наезду. А мерою того кладбища поперечнику по восточной стране 17 сажен, по заподной 20 сажен бес трети, а длину по южной стране дватцать две сажени да попов двор 3 сажени, по северной стороне 22 сажени с третью, да в дьяческом дворе 3 сажени. А от церкви мерою до городьбы от олторя на восток две сажени, на юг тринатцать сажен с полусаженью, да той же церкви на церковной земле живут староста покровской поп Михайло с сыном, с попом Иваном, дьячок Стенька Иванов…».

В середине XVIII столетия прихожане решились на строительство новой каменной церкви вместо старой деревянной, о чём и просили разрешения епархиального начальства. Указ о постройке каменного храма был выдан из Воронежской духовной консистории 20 марта 1751 г., после чего на средства прихожанина, елецкого купца Никиты Криворотова до 1759 г. велось сооружение одной из первых в Ельце каменных церквей. Указ Преосвященного Кирилла (Ляшевецкого), епископа Воронежского и Елецкого, архимандриту Елецкого Троицкого монастыря об освящении Покровского храма датирован 13 января 1759 г., а доставлен он был в Елец купцом Никитой Криворотовым, хлопотавшим о строительстве храма. Кроме главного Покровского престола, в новопостроенной церкви были устроены и два придельных, освящённые во имя небесных покровителей супругов Криворотовых — св. Никиты Халкедонского и св. муч. Варвары. Во вновь сооруженную церковь были перенесены Царские Врата, иконостас и местные иконы из старого деревянного храма. Тогда же построена и каменная колокольня.

Сложившееся мнение елецких историков о 1729 г. как дате строительства Покровской церкви не подтверждается, поскольку по указу Петра I, изданному в январе 1714 г., всякое каменное строительство в Российской империи кроме Петербурга было запрещено. Запрет был снят лишь к 40-м годам XVIII в., а архивные документы за 1787 г. прямо указывают на 1759 г. как дату освящения Покровского храма.

Современные исследования сохранившейся части здания Покровского храма подтверждают эту датировку: нижний ярус руинированной колокольни сложен из большемерного кирпича, применявшегося в первой половине XVIII в., и, судя по уцелевшим тромпам в углах четверика, второй ярус её был восьмериковым и, вероятно, завершался каменным шатром. Таким образом, остатки колокольни Покровского храма вместе с фундаментами старого Воскресенского собора на Красной площади, вскрытые при археологических работах 1996 г., являются древнейшими по времени памятниками архитектуры города Ельца.

В конце XVIII столетия между колокольней и храмовой частью была построена трапезная, а на двух древних нижних ярусах колокольни, имевших в основании толщину стен в сажень (2,13 м), были выстроены ещё три яруса.

В XVIII столетии приход Покровского храма был одним из самых многолюдных в Ельце, и составляли его, кроме жителей Александровской и Кузнечной слобод, уже многие горожане, чьи дома были разбросаны по всему городу. Поэтому причт Покровской церкви был в это время трёхштатным. После построения в 1813 г. Сретенской церкви в неё был переведён священник Иоанн Морозов с причтом и в новый приход отчислена значительная часть городских жителей, находившаяся до этого в приходе Покровского храма. А в 1857 г. при открытии второго штата при Христорождественской — Спасовской церкви к ней в приход отошла пригородная Александровская слобода, что ещё значительно уменьшило количество прихожан Покровской церкви. С 1847 г. к Покровскому приходу относилась Елецкая городская больница, где священнослужителями Покровского храма безвозмездно совершались церковные требы.

К середине ХIХ столетия стала очевидной необходимость ремонтных работ в храмовой части Покровской церкви, поскольку уже давно были заметны трещины в её стенах. Осматривавшие здание на предмет исправления повреждений елецкие архитекторы Померанцев и Ефимов, приходили к одному выводу — исправить их невозможно, а нужно перестраивать всю храмовую часть.

Вследствие этого 29 марта 1852 г. прихожане Покровской церкви обратились к Преосвященному Смарагду (Крыжановскому), архиепископу Орловскому и Севскому, с прошением, в котором изложили свою озабоченность состоянием храма и испрашивали мнения Владыки о дальнейших действиях. Когда же по благословению Преосвященного Смарагда был снят иконостас и открылись большие трещины в алтарной арке и клиросных столбах, стало ясной необходимость скорейшей перестройки храма. При этом прихожане обязались собрать необходимые средства для строительства нового храма. Главными жертвователями стали почётные граждане Сергей и Николай Петровичи Хренниковы, пожертвовавшие 3 тыс. руб. сер., церковный староста купец Николай Матвеевич Криворотов и его брат Алексей Матвеевич Криворотов дали 2 тыс. руб. сер., Иван Платонович Горшков и купеческая жена Александра Алексеевна Горшкова пожертвовали 100 тыс. штук кирпича, купец Стратон Корнилович Ходов — 100 тыс. штук кирпича, купец Иван Петрович Заусайлов — 50 тыс. штук кирпича. Были среди ельчан и другие неизвестные благотворители, которые «…с усердием жертвовали по силам своим на сие святое дело».

Проект был заказан харьковскому архитектору Андрею Андреевичу Тону, брату знаменитого зодчего К.А. Тона, который к началу 1853 г. и выполнил его в традициях поздней классики и по образцу Исаакиевского собора в С.-Петербурге.

По сохранившемуся в архиве делу, в котором был представлен отчёт о состоянии древнего храма и приложен его чертёж, можно представить, какими были первые каменные храмы города. Судя по чертежам и планам 1853 г., Покровский храм, построенный в 1751-1759 гг., был небольшим и традиционным для Ельца: восьмерик на четверике с завершавшим их кирпичным куполом и световой восьмигранной главкой. Изображённый на чертеже высокий восьмигранный купол говорит о том, что конструкция кирпичного свода, перекрывавшего храмовый восьмерик, была еще близка к конструкции шатра, как это можно наблюдать и в сохранившемся своде, перекрывающем храмовую часть Владимирской церкви в Ельце. Следует также отметить, несмотря на то, что на чертеже изображено здание со сложившимися классическими формами, всё же перестроено было оно на основе конструкций барочных форм.

Орловская губернская строительная комиссия на своем заседании 2 апреля 1853 г. признала проект А.А. Тона «удовлетворительным», и 30 апреля т.г. архиепископ Смарагд направил все планы фасадов и чертежи в Святейший Синод, откуда они поступили в июне в Департамент проектов и смет Главного управления путями сообщения и публичных зданий. При рассмотрении там проекта перестройки Покровской церкви он был найден неудовлетворительным и «для благовидности фасада» переделан, «не выходя при том из размеров проекта». На разрезе, соответствующем второму варианту, значится, что составлял его «архитектор, коллежский асессор Василий Моргалов». Вероятно, ему же принадлежит и новый вариант фасада, выполненного в «русско-византийском» вкусе. Храму были приданы черты официального «русско-византийского» стиля, причём без изменения конструктивной основы, предложенной первым, классическим вариантом, с нанесением прямо на классический фасад гипертрофированных форм кокошников вместо классического портика, полуколонн по углам многогранного барабана вместо колоннады и огромной, не имеющей, пожалуй, равных в русской архитектуре, луковицей вместо полусферического купола. За пример архитектурного оформления Покровской церкви были взяты элементы строившегося в это время в Ельце Вознесенского собора. Так, на примере Покровской церкви зримо происходила отставка классицизма и замена его официальным византийским стилем, прочно вошедшим в моду в середине XIX в.

Издержки на приведение нового проекта в исполнение должны были простираться до 60 тыс. руб. В сентябре 1853 г. проект был препровождён в Синод, где он был рассмотрен 14-20 октября и по предложению обер-прокурора Синода графа Н.А. Протасова «Высочайшим образом» утверждён после 27 октября 1853 г. и отослан архиепископу Орловскому для исполнения.

В 1854 г. Покровская церковь была разобрана (кроме трапезной), отстроена вновь старанием купца Алексея Матвеевича Криворотова и освящена в 1867 г. епископом Орловским Поликарпом (Радкевичем). Постройка церкви обошлась в сумму около 80 тыс. руб.

Покровский храм бесстолпный, одноглавый, с небольшими выступами-ризалитами по сторонам света и прямоугольной апсидой. Фасады его выполнены из маломерного кирпича тычковой кладки с декором из пилёного известняка. Цокольная часть выложена из тщательно обработанных пилёных блоков известняка, которые обрабатывались местными мастерами, в том числе расположенного неподалеку от города села Сазыкино. Памятник этот интересен как редкий образец переходного стиля от позднеклассицистического к «русско-византийскому», совмещающего в себе планировочные особенности одного и сугубо декоративные другого. Храмовая часть Покровской церкви стала уникальным по своей наглядности примером смены стилей. Несмотря на то, что по заключению комиссии, обследовавшей Покровскую церковь перед перестройкой 1854 г., «колокольня и трапезный храм в настоящем виде находятся в прочном состоянии», после окончания в 1867 г. постройки храмовой части было решено перестроить и трапезную. На средства ктитора Матвея Криворотова она была разобрана и построена вновь в 1869 г., получив новое архитектурное оформление, причём нижние участки старых стен были частично сохранены.

В результате перестроек середины XIX в. Покровский храм стал одним из самых больших и величественных храмов города, и выходил своими фасадами на две стороны целого квартала между улиц Соборной и Старооскольской, а его пятиярусная колокольня на целое столетие стала высотной и градостроительной доминантой Ельца. Самый большой колокол на ней, отлитый старанием ктитора храма, елецкого купца Ивана Петровича Хренникова, весил 500 пуд.

Покровский храм с трёх сторон был окружён кирпичной оградой с железными решётками, внутри которой располагалось каменное здание бывшего Елецкого духовного правления, построенное из кирпича разобранной колокольни древнего Троицкого монастыря и занятое в начале XX в. сторожкой.

Кроме того, в 7 саженях от церкви находились два каменных здания так называемой Покровской богадельни, основанной в 1770-х гг. елецкой помещицей Екатериной Феоктистовной Даниловой. По сведениям 1801 г., собранным А.Г. Пупаревым, в это время в богадельне призревались: отставной солдат 90 лет с женой 80 лет, больная солдатка 60 лет с 10-летней дочерью и безумная солдатка 100 лет, которые питались на подаяния городских жителей. В начале XX в. в богадельне содержались на пожертвования ельчан и выделяемые городом средства 30 «бедных стариц».

История Покровской церкви тесным образом связана с именем святителя Тихона Задонского. В ней хранилось несколько реликвий, имеющих к нему непосредственное отношение и переданных в храм прихожанами. В Покровской церкви служил о. Василий Никитин, которого местные предания называли другом Святителя Тихона. Священник этот был погребён в северо-западной части трапезной церкви, и, когда трапезный храм перестраивался в 1868-1869 гг., тело о. Василия было обретено нетленным. Очевидцами чудесного события стали протоиерей Николай Фёдорович Леонов и пономарь Пётр Григорьевич Красин.

Во второй половине XVIII в. долгое время ктитором Покровской церкви состоял купец Косьма Иванович Студеникин, известный ельчанам своим благочестием и целомудрием. Будучи старостой храма и достаточно богатым человеком, К.И. Студеникин раздал своё имущество нуждающимся, «оставил свой благоустроенный дом и, поселившись в церковной сторожке, в ней безвозмездно обучал детей соседних жителей грамоте». Именно у Студеникина, который проводил большую часть своей жизни в посте и молитве, чаще всего останавливался при посещении Ельца святитель Тихон, называвший Косьму своим другом. Целые ночи проводили они в беседах на душеспасительные темы в скромном жилище Студеникина в Ельце или в келье святителя Тихона, которого часто посещал блаженный Косьма в Задонском монастыре. Святитель подарил духовному другу свой портрет, который тот как святыню хранил до самой своей смерти, последовавшей 2 января (по ст. ст.) 1802 г. Могила К.И. Студеникина на Казанском кладбище Ельца до сих пор привлекает почитателей его памяти, заказывающих панихиды. На могильной плите надпись: «Здесь покоится прах в Бозе почившего друга новаго святителя и чудотворца Тихона, епископа Воронежского и Елецкого, — Казьмы Игнатьевича Студеникина, родившегося в 1729 году января мес. Скончавшегося в 1802 г. янв. 2 дня, имея от роду 73 года».

Портрет святителя Тихона размером 5 x 4 четверти, «ценный по верности черт лица», стал главной святыней Покровского храма. Потомки К.И. Студеникина передали его в церковь в 1909 г., где он был помещён в медную с позолотой раму. По ходатайству председателя Елецкого общества хоругвеносцев в портрет-икону святителя Тихона в Задонском монастыре была вложена частица мощей великого угодника Божия, после чего сия святыня торжественно с крестным ходом была возвращена в Покровскую церковь. Наследники блаженного Косьмы подарили храму и шёлковый платок, который, согласно семейному преданию, в 1770 г. святитель Тихон подарил племяннице Студеникина пятилетней Татьяне. Платок этот хранился в Покровской церкви на престоле, и от него, по уверениям ельчан, многие получали исцеление от головной боли.

Другими достопримечательностями Покровской церкви считались древние иконы Божией Матери: Покрова (разме­ром 2,5 х 2 арш.), Тихвинская и Боголюбская тех же размеров, а также Корсунская.

В приходе Покровской церкви было несколько учебных заведений. После открытия в Ельце мужской гимназии, по случаю которого в Покровском храме 20 сентября 1871 г. был отслужен торжественный молебен, она вместе с женской гимназией и начальными городскими училищами была причислена к Покровскому приходу. Законоучитель мужской гимназии, не имевший своего прихода, с 1891 г. сверх штата был причислен к Покровской церкви без права получения дохода. Кроме него, в это время в Покровском храме служили два священника, диакон и два псаломщика. Приписной к Покровской церкви после 1911 г. считался Александро-Михайловский храм, официально числившийся «при богоугодных заведениях».

Самым известным из священно- и церковнослужителей елецкого храма Покрова Пресвятой Богородицы был её настоятель в 1847-1874 гг. — протоиерей Алексей Иосифович Вуколов. Он родился около 1817 г. в семье широко известного и весьма уважаемого впоследствии священника с. Крутое Елецкого уезда Иосифа Захаровича Вуколова. По окончании Орловской духовной семинарии и Киевской духовной академии со степенью магистра богословия в 1843 г. Алексей Иосифович около двух лет был инспектором и преподавателем Задонского духовного училища, а с 1845 г. состоял профессором в богословском классе Орловской семинарии. Но полезная и заслужившая благодарность начальства, уважение коллег и учеников деятельность его на этом поприще был непродолжительна — в 1847 г. по собственному желанию выбрал пастырскую службу и был рукоположен в священника к Покровской церкви города Ельца.

Кроме служения на приходе, о. Алексей выполнял множество других обязанностей, возлагаемых на него по назначению епархиального начальства или по выбору елецкого духовенства. С 1865 г. и до самой своей кончины он состоял благочинным сначала по Елецкому уезду, а затем и по городскому округу, с 1848 г. — сотрудником попечительства и безвозмездным исполнителем треб при Елецкой городской больнице, с 1854 г. — цензором проповедей по городу и уезду, а также катехизатором и депутатом от духовенства при экзаменах в учебных заведениях. Кроме того, однажды о. Алексею был поручен надсмотр за братией Елецкого Троицкого монастыря по случаю смерти его настоятеля до назначения нового. На долю о. Алексея выпали труды по перестройке Покровской церкви в середине XIX столетия. Сохранилось свидетельство, что в 1869 г. по баллотировке протоиерею Алексею Вуколову предлагалась должность ректора Орловской духовной семинарии, но он от неё отказался.

За свою многолетнюю и многополезную пастырскую деятельность о. Алексей Вуколов был удостоен ряда церковных наград, среди которых: сан протоиерея в 1850 г., наперсный крест в 1867 г. и орден св. Анны II степ., в 1870 г. Но главной наградой для пастыря были любовь и уважение прихожан, наглядным выражением которых стали похороны почившего протоиерея 18 августа 1874 г. По свидетельству очевидца, «нужно было видеть это грустно-торжественное зрелище: обширный Покровский храм не вместил всех желающих почтить прощальной слезой покойника; тысячи желающих поклониться ему в последний раз наполняли улицы города от храма и до кладбища. Редкий не уронил слезы во время проповеди, произнесённой пред погребением и во время речи, которой перед прощанием с покойником почтил его директор здешней мужской гимназии, — речи, дышащей глубокой правдой и чувством уважения к доброй душе и заслугам покойного. Всё елецкое духовенство, настоятель монастыря с некоторыми из братии и многие из духовенства сельского провожали усопшего до места его вечного покоя и попеременно несли его на своих руках. Честно жил почивший, и каждый день жизни составил светлую страницу его биографии, и при воспоминании о нём сердце невольно наполняется надеждой, что и смерть этого добросовестного трудолюбивого человека, без сомнения, честна пред Господом».

Причт Покровского храма в начале XX в. пользовался принадлежавшими церкви 63 дес. земли.

По страховой оценке 1910 г. Покровская церковь оценивалась в 85,5 тыс. руб., была вся оштукатурена, имела тёплую трапезную, отапливаемую «камерною печью, устроенной под церковью». Главный иконостас храма «высотой 21 арш. и шириной 14 арш., в трапезной … высотой 7 арш. и шириной 16 арш., считая и боковые». Общая стоимость иконостасов составляла 19 700 руб.

В начале XX в. старостой Покровской церкви был Н.И. Криворотов — представитель известной елецкой купеческой династии, представители которой на протяжении более полутора веков на свои средства строили и благоукрашали приходской храм. В приходе Покровского храма в это время числилось 1 762 жителя Ельца, среди которых был и выдающийся русский композитор Тихон Николаевич Хренников, мальчиком певший в церковном хоре Покровского храма.

В начале 1911 г. жители Покровского прихода «прославились» на весь Елец, когда открыто и громогласно выступили против назначения в их церковь священника Василия Архангельского из городского храма Архистратига Михаила вместо умершего 30 декабря 1910 г. уважаемого протоиерея Николая Александровича Крутикова. Все городские газеты описывали необычную для своего времени ситуацию, когда после первой службы о. Василия Архангельского в Покровской церкви прихожане стали кричать в храме: «Не нужен он нам! Не нужен! Крестом дерётся! Не желаем!» Ни увещевания священника, ни его сына-семинариста на прихожан воздействия не возымели. Лишь когда кто-то сказал, что уже послали за полицией, люди быстро разошлись по домам. Случай этот получил широкую огласку по всей Орловской губернии, и вскоре о. Василий Архангельский указом Преосвященного Григория (Вахнина) был возвращён на прежнее место служения, а в Покровский храм переведён из Архангельского другой священник — Василий Хлебтовский, против которого прихожане уже не возражали.

Первое время после революции Покровский храм продолжал действовать в прежнем режиме, за исключением того, что священники его теперь не преподавали Закон Божий в учебных заведениях города.

В феврале 1921 г. власти изъяли из Покровской церкви и передали в Елецкий пролетарский музей главную храмовую святыню — портрет-икону св. Тихона, а также резное изображение Христа в темнице.

В 1922 г. из храма изъята серебряная утварь весом 31 фунт 27 золотников 40 долей, а 9 декабря т.г. музей получил из Покровской церкви плащаницу XVII в., с тканой ризой, выполненную на холсте маслом.

Закрытие храма произошло после 1933 г. — уже в 1937 г. он был занят под ссыпку хлеба. В декабре 1943 г. церковь пустовала и, по свидетельству протоиерея Иоанна Красовского, в ней начали ломать полы.

Согласно документам 1962 г. Покровская церковь использовалась как складское помещение.

В 1965 г., по воспоминаниям члена Липецкого областного краеведческого общества Рувима Николаевича Кузьмина, к Покровской церкви подогнали четыре бульдозера, зацепили тросами крест главного купола и сбросили его и всю крышу. Вырытая неподалеку от стен ко­локольни по улице Октябрьской траншея для прокладки коммуникаций и в 1961 г. стоявшая в ней вода ослабили грунт, и колокольня рухнула. При этом не пострадал ни один из стоящих вблизи домов.

Здание Покровского храма постановлением главы администрации Липецкой области №41 от 20 апреля 1997 г. было передано церкви. Однако реставрационные работы на одной из самых величественных по размеру и архитектурному решению елецких церквей, которые потребуют огромных материальных затрат и времени, ещё впереди.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , , | Leave a comment

Елец. Александровская часовня

Фото 15.01.2013:

Фото 22.06.2014:

Часовня в память императора Александра II

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Советская, д. 90А

Часовня в память императора Александра II (По материалам книги: "Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с."):

Построена в 1882 г. на Успенской (ныне Советской) улице при здании Ремесленной управы Елецким обществом ремесленников в память императора Александра Николаевича, убитого народовольцами 1 марта 1881 г., и приписана к Преображенской церкви.

Автором проекта часовни являлся архитектор А.С. Каминский, который в то время осуществлял в Ельце архитектурный надзор за строительством Вознесенского собора. Эта часовня, пожалуй, единственная в Ельце представляет "византийский стиль". Небольшой в сущности объём здания, сложенный из кирпича и камня, благодаря архитектурному решению выглядит монументально: высокий цоколь из блоков гладко обработанного известняка, тяжёлое обрамление тройных окон по сторонам света, из которых центральные подняты выше боковых, отчего объём часовни кажется выше, низкий пологий купол на низком круглом барабане, обрамленном рядом кокошников. А завершала всю композицию позолоченная корона с греческим крестом.

Первое время после сооружения в часовне каждую субботу служилась всенощная. На поддержание порядка в часовне и проведение богослужений часть средств давала Ремесленная управа, но большую часть — кружка для сбора пожертвований. На средства из этой кружки производился ремонт часовни.

В 1902 г, все нецеховые управы в России, в том числе и Ремесленная в Ельце, были закрыты. Наблюдение за часовней — её внешним и внутренним состоянием, проведение богослужений было поручено М.Н. Желудкову, которому вручены ключ от часовни и кружка. Но через несколько лет здание обветшало, службы в часовне прекратились.

В октябре 1909 г. часовня была передана Елецкому обществу хоругвеносцев, приступавшему к строительству Великокняжеской церкви, для которой по составленному проекту часовня должна была стать притвором. При этом в восточной стене её был сделан проход в храмовую часть. 2 октября 1909 г. часовню посетил внук императора Александра II великий князь Михаил Александрович. Факт его пребывания был учтён при обновлении росписей часовни в связи с пристройкой к ней храма: в интерьере присутствуют два равнозначных сюжета, посвященных двум святым — Александру Невскому и Михаилу Тверскому.

В советский период часовня лишилась кровли и использовалась вместе с примыкающим к ней Великокняжеским храмом под склад горпромторга. В 1990-гг. она была отреставрирована, при этом воссоздано и её завершение в виде царской короны. Восстановление живописи внутри часовни было выполнено елецким художником Е. Валяевой.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , , | Leave a comment

Елец. Великокняжеский храм

Фото 15.01.2013:

Фото 22.06.2014:

Храм святых князей Михаила Тверского и Александра Невского — Великокняжеский

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Советская, д. 90А

Рядом с храмом расположены:

Великокняжеский храм (По материалам книги: "Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с."):

Великокняжеский храм — один из самых своеобразных по архитектуре и красивых в Ельце. Вместе со стоящим рядом Домом призрения он является настоящим символом купеческой благотворительности. Сооружением этого комплекса Елец обязан своему знаменитому гражданину — купцу первой гильдии, потомственному почётному гражданину, коммерции советнику Александру Николаевичу Заусайлову, взявшему на себя все расходы по строительству. Храм сооружён в память посещения в 1909 г. Ельца великим князем Михаилом Александровичем — братом императора Николая II.

Инициатива возведения храма принадлежала Елецкому обществу хоругвеносцев. Освящён он во имя святых благоверных князей Михаила Тверского и Александра Невского — небесных покровителей великого князя Михаила Александровича и строителя храма — Александра Николаевича Заусайлова.

Елецкое общество хоругвеносцев было учреждено в сентябре 1907 г. «По указу Его императорского Величества, самодержца Всероссийского за №16652…» с целью «…достижения и поддержания благолепия, во время крестных ходов и общественных молений, в городе Ельце совершаемых». В состав его входили до 500 членов из разных слоев городского населения, которые стремились окружить «должным благоговением свои святыни и общими усилиями их оберегать». Первым почётным председателем общества был избран Преосвященный Митрофан (Афонский), епископ Елецкий, почётным членом — Орловский губернатор Сергей Сергеевич Андреевский, первым старшиной — Глеб Дмитриевич Фёдоров. Почётные и действительные члены общества для торжественных случаев имели кафтан русского покроя из темно-синего сукна с бархатным того же цвета воротником и обшлагами, обложенными серебряным галуном. Общество хоругвеносцев имело специальный нагрудный знак.

В сентябре 1909 г. Елецкое общество хоругвеносцев решило отправить депутацию в г. Орёл с целью представления великому князю Михаилу Александровичу, командовавшему там 17-м Черниговским гусарским полком, и Преосвященному Александру (Головину), епископу Орловскому и Севскому. Был подготовлен краткий отчёт о деятельности общества с 1 января 1908 г. по 16 сентября 1909 г. и адрес великому князю. Депутатами для поездки были избраны елецкий городской голова — потомственный почётный гражданин Николай Петрович Ростовцев, генерал-майор Николай Константинович Парамонов, протоиерей Василий Рязанов, старшина общества Глеб Дмитриевич Фёдоров, его помощники — Дионисий Фёдорович Рощупкин и Николай Гаврилович Быстров, казначей общества Иван Константинович Орлов, регент хора Сретенской церкви Пётр Ильич Астахов и хоругвеносец Аргамаченской слободы Василий Яковлевич Поваляев.

Владыка Александр, которого 16 сентября первым посетила елецкая делегация, преподал каждому из членов в отдельности своё архипастырское благословение и передал свое святительское благословение всем елецким хоругвеносцам и всем православным жителям г. Ельца. После этого депутация отправилась к великому князю Михаилу Александровичу. В приёмном зале ельчане во главе с Преосвященным Митрофаном и встретили брата императора, который приехал прямо с кавалерийского учения в гусарской форме. Встреченный низким поклоном депутации, он приветствовал всех поклоном и выслушал речь Владыки Митрофана, представившего елецких хоругвеносцев. После этого протоиерей Василий Рязанов прочитал адрес, а в заключение попросил великого князя изъявить согласие на принятие общества под августейшее покровительство. Михаил Александрович принял адрес, устав и знак общества, а затем икону святителя Тихона Задонского, освящённую 29 августа 1909 г. на мощах Задонского чудотворца во время паломничества ельчан в Богородицкий монастырь. Великий князь с благоговением приложился к поднесённому образу и подошёл к епископу Митрофану под благословение.

На просьбу же ельчан покровительствовать обществу он ответил следующее: «Я изъявляю свое согласие быть покровителем Елецкого общества хоругвеносцев, но утверждение меня в этом звании зависит от Государя Императора; поэтому я буду просить моего Любезного Брата, Моего и вашего Государя утвердить Меня в этом звании, и надеюсь, что Моё и ваше желание будет исполнено». Сделав общий поклон, его императорское высочество на прощание удостоил рукопожатия всех членов депутации. После аудиенции депутация посетила губернатора — Сергея Сергеевича Андреевского, который обещал содействовать полезной деятельности общества и согласился сфотографироваться вместе с депутатами.

По возвращении делегации в Елец 20 сентября т.г. в зале Елецкой городской думы прозвучало сообщение о поездке, после чего была отправлена благодарственная телеграмма великому князю Михаилу Александровичу с приглашением посетить Елец.

Приглашение было принято на удивление быстро, и город стал готовиться к приезду августейшего гостя. В 9 часов утра 2 октября 1909 г. его высочество великий князь Михаил Александрович прибыл в Елец на главный вокзал. Оттуда он сразу отправился в Вознесенский собор, где настоятельницею Елецкого Знаменского монастыря игуменьей Рафаилою ему была преподнесена икона Знамения Пресвятой Богородицы, а обществом хоругвеносцев — альбом с фотографическими снимками всех елецких городских храмов, монастырей и часовен. Для отдыха великий князь остановился в доме Александра Николаевича Заусайлова, потом посетил гимназии — мужскую и женскую, приют, дом офицерского собрания и присутствовал на молебне по случаю пожалования государем императором Нежинскому гусарскому полку серебряных Георгиевских труб за отличие в военных действиях против японцев.

Приезд великого князя всколыхнул в Ельце волну верноподданнических чувств, результатом которой и стало сооружение прекрасного храма. Но вначале 9 октября 1909 г. Елецкая городская дума решила переименовать улицу Орловскую в Великокняжескую. Затем общество хоругвеносцев возбудило ходатайство перед городскими властями о передаче ему часовни на Успенской улице. Часовня была выстроена обществом елецких ремесленников в память императора Александра II и указом Орловской духовной консистории от 27 сентября 1882 г. за №14163 приписана к Преображенской церкви. Хоругвеносцы попросили также передать им прилегающий к часовне участок земли для сооружения на нём храма в память приезда в Елец великого князя Михаила Александровича. Инициатива эта встретила столь единодушную поддержку ельчан, что уже 9 октября постановлением Елецкой городской думы обществу хоругвеносцев была передана усадьба, а 17 октября представители городской думы передали обществу и здание часовни.

Через месяц — 10 ноября 1909 г. — было опубликовано объявление о закладке в 12 часов 15 ноября т.г. храма в честь свв. Михаила Тверского и Александра Невского. При этом проект храма, заказанный орловскому епархиальному архитектору Э. Вильфарту, ещё не был готов.

Торжества, связанные с закладкой храма, стали настоящим событием в жизни не только города. Вот как писали об этом "Орловские епархиальные ведомости": "15 ноября 1909 г. в городе Ельце произошло событие, может, пока единственное в истории русских хоругвеносцев. В этот день состоялась закладка собственного храма Елецкого общества хоругвеносцев во имя святых благоверных князей Александра Невского и Михаила Тверского. Слухи о том, что елецкие хоругвеносцы собираются строить свой храм в память посещения 2 октября 1909 года Ельца Его Императорским Высочеством, Великим Князем Михаилом Александровичем, носились ещё в начале октября 1909 года; всех сильно интересовало, как хоругвеносцы возьмутся за такое важное дело, на какие средства… справятся ли хоругвеносцы с таким делом, когда исторический Иверский храм строится уже 14 лет и никак не достроится". Но опасения были напрасными — все финансовые затраты намеревался взять на себя Александр Николаевич Заусайлов, а организационную сторону дела и многочисленныe хлопоты взвалил на свои плечи старшина общества хоругвеносцев Глеб Дмитриевич Фёдоров.

Накануне закладки храма были "разостланы ковры для высокопоставленных особ, заборы и прилегающие строения задрапированы полотнами национальных цветов, колышется множество флагов, рабочие с фонарями спешно заканчивают свои дела, разбрасывают хвойные ветки, сколачивают барьеры".

На торжество по пригласительным билетам собралось около 1 500 человек. Прибыли также эпископ Митрофан (Афонский) и орловский губернатор С.С. Андреевский.

К 9 часам утра к Вознесенскому собору начали стягиваться хоругвеносцы церквей — Покровской, Введенской, Преображенской, Сретенской, Успенской, Иверской с хоругвями и со святынями хоругвеносцев — иконами святителя Тихона Задонского и благоверной Анны Кашинской.

По окончании литургии из собора двинулся крестный ход к месту закладки, впереди 8 пар лучших хоругвей, святые иконы, 18 пар священников, за ними Владыка Митрофан, далее начальник губернии Андреевский, генералитет, чиновники Ельца, а замыкал шествие взвод гусар с хором военной музыки. По обеим сторонам от крестного хода "толпились густые стены народа". На месте будущего храма двор до тесноты уже был наполнен богомольцами, крестный ход с трудом вошёл под шатёр, разбитый над местом будущего алтаря, и начался величественный чин основания храма. Безвозмездно пел хор регента-хоругвеносца П.И. Астахова. "Основывается церковь сия во славу Великого Бога и Спаса нашего Иисуса в честь и память святых благоверных князей Александра Невского и Михаила Тверского", — громко возглашает Владыка, полагая первый камень в основание храма. После этого Владыка Митрофан обошёл вокруг будущего храма, призывая Божие благословение и окропляя основания будущих стен святою водою. По окончании чина Преосвященный Митрофан сопровождал крестный ход обратно в собор.

На торжественном завтраке, состоявшемся после закладки храма, губернатор от имени великого князя Михаила Александровича передал благодарность Преосвященному председателю общества епископу Митрофану, строителю храма А.Н. Заусайлову и всему обществу елецких хоругвеносцев, пожелал успешного окончания задуманного. На это Александр Николаевич Заусайлов поспешил ответить, что он «употребит всё свое умение и силы, чтобы оправдать высокое доверие Его Высочества».

Присутствовавшие отправили телеграммы с выражением верноподданнических чувств государю императору и великому князю Михаилу. В ответ были получены телеграммы от царя и великого князя: «Елец. Господину Орловскому губернатору. Из Орла. №1016. 15 ноября 1909 года. Благодарю Вас за телеграмму и прошу Вас передать мою сердечную благодарность Его Преосвященству, строителю храма Александру Заусайлову и всем собравшимся за выраженные чувства, меня искренне тронувшие. От души желаю полного успеха начатому сооружению храма и ещё раз сердечно благодарю щедрого жертвователя. Михаил».

Великокняжеский храм задумывался как продолжение Царской часовни. Проект его был выполнен орловским епархиальным архитектором Эдуардом Эдуардовичем Вильфартом, который состоял в этой должности с 1903 г.

Следует отметить те сложности, с которым столкнулся архитектор при проектировании храма. Церковь была задумана как домовая, соединённая с рядом стоящим домом, принадлежавшим обществу хоругвеносцев. Участок под храм имел небольшие размеры: по красной линии 13 саж. 2 арш. и в глубину квартала 17 саж. С юга к церкви примыкал участок священника Архангельского, куда должна была стекать вода с крыши храма. Всё это наложило свой отпечаток на проект. Храм получился асимметричным. Южная его стена была продолжением стены часовни, а северная сильно выдавалась.

Вильфарт закончил выполнение проекта 24 ноября 1909 г., а 31 декабря он был уже представлен на рассмотрение в строительный комитет МВД. Почётный председатель Елецкого общества хоругвеносцев епископ Елецкий Митрофан ходатайствовал перед комитетом о скорейшем утверждении представленного проекта.

Проект был рассмотрен 21 января 1910 г., а 29 числа подготовлено письмо с замечаниями. В нём отмечалось, что церковь не может быть домовой, так как по размерам и площади «значительно превышает величину дома, к которому примыкает». Несимметричность плана по продольной оси делала некрасивым иконостас и, самое главное, вызывала «неодинаковое давление на северную и южную части» фундамента, что предполагало неравномерную осадку и разрушение стен. Признана была недостаточной и 2-х аршинная ширина винтовых лестниц на хоры, на звонницу и в подвал. Показались недостаточными и размеры алтаря — «нужна ризница». Рекомендовалось отказаться от боковых окон на втором ярусе храма, уменьшить толщину сводов до 2,5 кирпичей и убрать лишние связи, изменить неудобный подход по чердаку к звоннице, разработать систему отопления и вентиляции.

В тот же день общество хоругвеносцев обратилось к своему августейшему покровителю — великому князю Михаилу Александровичу с просьбой о содействии в ускорении утверждения проекта. И в тот же день комитет возвратил проект орловскому губернатору, признав его «подлежащим исправлению» и рекомендовав епархиальному начальству «войти с представлением в Св. Синод об испрошении Высочайшего соизволения». Об этом же 6 февраля комитет сделал доклад управляющему делами великого князя Михаила Александровича.

Выполнение всех требований строительного комитета привело к сносу старого здания общества хоругвеносцев и незначительным изменениям объемно-пространственной композиции храмового комплекса: звонница перенесена с алтарной части в северо-западный угол храма, несколько упростился каменный декор, исчезли украшения из майоликовых плиток с геометрическим орнаментом на фризе и надписи на подпружных арках "Да будут очи твоя отверсты на сей Храм" и "Приидите ко мне все трудящиеся и обремененные аз упокою вас", завершения в виде корон на малых главках заменили на простые. Управляющий делами великого князя, которому тот поручил согласование проекта, потребовал от заместителя министра внутренних дел А.И. Лыкошина ускорить его принятие строительным комитетом. В докладе комитета на имя Лыкошина все замечания были представлены и определено, что строительство храма возможно лишь минуя нормы по высочайшему соизволению. Такое разрешение вскоре было дано и стало возможно начинать строительство храма.

Был разобран стоящий севернее часовни дом, расчищена площадь для строительства, и начато рытье котлована. Над местом строительства был сооружён деревянный отапливаемый "шатёр", что позволило вести работы без остановки всё зимнее время 1909-1910 гг.

В субботу 20 февраля 1910 г., в Елец вновь прибыли великий князь Михаил Александрович, его сестра великая княгиня Ольга Александровна с мужем — принцем Петром Александровичем Ольденбургским. Целью их приезда был осмотр строительной площадки, где ускоренными темпами возводился Великокняжеский храм. Высокие гости сначала направились в Вознесенский собор, где их встретил епископ Елецкий Митрофан и при «огромном стечении публики и учащихся всех учебных заведений» Ельца был отслужен молебен.

В 4 часа пополудни высокие гости прибыли на строительную площадку, где великого князя встретили хлебом-солью с золотой пластиной и надписью на ней: «Своему августейшему покровителю», а Заусайлов подарил великой княгине Ольге Александровне и принцу Ольденбургскому иконы Елецкой Божией Матери и красивую папку с уставом, отчётами и брошюрой о деятельности Общества хоругвеносцев. Затем гости осмотрели постройку, где великому князю Михаилу Александровичу были представлены архитектор и первый строитель Царской часовни Охотников, которому исполнилось уже 84 года. На обеде в доме А.Н. Заусайлова гости расписались в специальной книге посетителей строящегося храма, а местный фотограф Кунце поднёс великому князю Михаилу Александровичу альбом с фотографиями, запечатлевшими первое его посещение Ельца в октябре 1909 г. После этого гости присутствовали на спектакле в 17-ом Нежинском гусарском полку и поездом уехали в Орёл.

Первоначально планировалось закончить кладку храма к 1 марта 1910 г., а отделку к августу того же года. Художнику Васнецову было заказано несколько икон для строящегося храма.

Желая получить для нового храма святыню, 31 января епископ Елецкий Митрофан обратился к архиепископу Тверскому и Кашинскому Алексию с просьбой подарить для строящегося храма иконы с частью мощей св. благоверного великого князя Михаила Ярославича Тверского.

В Тверь отправилась депутация общества хоругвеносцев в составе протоиерея Василия Рязанова, священника Николая Фёдоровича Протасова, диакона Бориса Федотовича Шаповалова, старшины общества хоругвеносцев Глеба Дмитриевича Фёдорова и хоругвеносца Николая Сергеевича Боева.

Проездом через Москву они побывали в магазине Оловянишникова, где взяли давно заказанную икону св. благоверного великого князя Михаила Ярославича Тверского, «художественной живописи на кипарисной доске, размером 13 вершков ширины и 17 вышины в дубовом киоте», более 20 икон и 100 картин с изображением св. благоверного кн. Михаила для освящения их на мощах, серебряный вызолоченный ковчежец в виде звезды для вложения святых мощей, молебные крест, Евангелие и пелену. Для приношения в Твери к раке св. благоверного князя Михаила Ярославича была заказана серебряная с позолотой и эмалевыми изображениями Спасителя, Божией Матери и Иоанна Крестителя лампада. На ней славянскими буквами написано: «Святый Благоверный княже Михаиле, моли Бога о граде Ельце», а внизу по ободку надпись: «Сооружена Елецким обществом хоругвеносцев».

В Твери, где в первый день Пасхи 1759 г. небесный покровитель Ельца святитель Тихон Задонский получил чрез архиепископа Тверского Афанасия указание на своё архиерейство, состоялась торжественная служба и вложение полученной частицы святых мощей в икону, о чём ельчанами было получено свидетельство: «Свидетельство. 1910 г. марта 13 дня в Тверском соборе вложена частица святых мощей св. Благоверного Великого князя Михаила Ярославича Тверского в икону сего святого для Михайло-Александровской церкви Елецкого общества хоругвеносцев, состоящего под Августейшим покровительством Его Императорского Высочества великого князя Михаила Александровича, что удостоверяется…» Ельчане в свою очередь в торжественной обстановке подарили к раке святого лампаду, и депутация отбыла в Елец.

В день прибытия в Елец на вокзале икону встречали гусары с оркестром. В зале 1-го класса состоялся первый молебен, после которого крестный ход проследовал к храму. У Сретенской церкви его встретил Преосвященный епископ Митрофан. По главным улицам Ельца в третьем часу крестный ход прибыл к Царской часовне, где воздвигался храм во имя благоверных князей. Ещё ранее, в июле 1909 г., из г. Кашина ельчане привезли икону с частицей мощей св. княгини Анны (супруги великого князя Михаила Тверского). До завершения строительства Великокняжеской церкви икона хранилась в Иверском храме.

К весне 1910 г. работы по возведению стен и сводов Александро-Михайловского храма были завершены, и началась отделка фасадов и интерьера специально изготовленной модульной майоликовой плиткой, а также устройство майоликового иконостаса.

12 марта 1910 г. состоялось торжественное водружение кpeстa на сооружаемый храм. Полый внутри "хрустальный" крест был выполнен на металлическом каркасе, сверкал на солнце, а ночью подсвечивался электричеством. По верху главного купола проложили медную трубку с отверстиями и фонтанчики воды в летнее время омывали крест. Купола храма были вызолочены, кровля покрыта медью и тщательно пропаяна. Чердачное помещение отапливалось. А 18 августа 1910 г. на звонницу был поднят главный колокол весом в 100 пудов.

К началу февраля 1911 г. храм был полностью готов. При его сооружении были использованы все технические новинки начала XX в.: бетонные своды, электричество, автоматически убираемые сидения, водяное отопление, водопровод. С севера и запада входы в храм украсили ажурные чугунные крыльца-сени на фигурных столбах. Котельная размещалась под соседним зданием, а в подвале были смонтированы радиаторы, нагревавшие воздух, который по каналам в стенах поднимался в храм. По завершении строительства на месте снесенного дома по красной линии Успенской улицы была установлена чугунная решетка с одними воротами и двумя калитками.

Сооружённый в рекордные сроки храм производил очень необычное впечатление своей архитектурой, конструкцией и внутренним убранством. По замыслу автора проекта — архитектора Э. Вильфарта Великокняжеский храм пристраивался к существующей Царской часовне с восточной стороны и сохранял те же русско-византийские черты, что и часовня. Однако эти русско-византийские мотивы использованы не вслепую, а переработаны творчески. Композиция самого храма повторяет композицию часовни, лишь развивая ее: над четвериком храма размещён большой восьмерик, что неожиданно напоминает храмы XVIII в. От полного повторения композиции старых елецких храмов, строившихся за полтора столетия до Великокняжеской церкви её отличает то, что в углах перехода от четверика к восьмерику устроены четыре небольшие восьмигранные главки. Завершение храма повторяет завершение часовни, с той лишь разницей, что на храмовой части полусфера купола чуть вытянута, что напоминает о влиянии модерна. В северо-западном углу храма, над узким притвором, соединяющим его с Царской часовней и служащим во втором ярусе хорами, устроена квадратная в плане колоколенка с полуциркульными открытыми проёмами звонов в стенах, завершённых килевидными закомарами. Венчает колокольню низкий шатер с луковичной главкой. Задуманное архитектором Вильфартом роскошное, насыщенное деталями убранство фасада при строительстве было несколько упрощено, но всё же оставляет впечатление богатства и праздничности во многом благодаря применению полихромных изразцов, как отдельных вставок, так и больших по площади заполнений фризов и стен над окнами первого и второго ярусов с текстом молитвы и травными орнаментами.

Ещё большее впечатление оставляет внутреннее убранство храма, стены и своды которого полностью покрыты майоликовой плиткой, имитирующей мозаику, с изображением на западной стене «процветшего креста», а на парусах символов евангелистов. Архитектура иконостаса также выполнена из майолики. Вместе с цветными витражами интерьер, особенно в ночное время, когда зажжены свечи в храме, мерцает и переливается огнями сказочной красоты.

На своде алтаря и на западной стене трапезной вмонтированы стеклянные в латунном обрамлении кресты с электрической подсветкой. В майоликовом иконостасе, Царские Врата были серебряными, а иконы выполнены в технике масляной живописи. Жертвенник и престол в алтаре из чеканной меди. Пол был паркетный, а панели стен отделаны дубовой рейкой.

Освящение храма свв. благоверных князей Михаила Тверского и Александра Невского состоялось 11 февраля 1911 г. в присутствии великого князя Михаила Александровича, орловского губернатора и трёх архиереев — вновь назначенного епископа Орловского и Севского Григория (Вахнина), епископа Елецкого Митрофана (Землянского) и епископа Екатеринбургского и Ирбитского Митрофана (Афонского) — особо дорогого гостя, который прежде был в Ельце епископом и положил первый камень в основание храма.

После торжества освящения начался крестный ход к Вознесенскому собору. Вслед за пастырями шёл великий князь Михаил Александрович. По завершении крестного хода уполномоченные общества хоругвеносцев поднесли храмоздателю Александру Николаевичу Заусайлову, затратившему на строительство храма около 200 тыс. руб., прекрасную икону святых благоверных князей Александра Невского и Михаила Тверского.

В тот же день храмоздатель Александр Николаевич Заусайлов был избран помощником старосты Великокняжеского храма, а обязанности почётного ктитора согласился возложить на себя великий князь Михаил Александрович, получивший на это разрешение императора 10 января 1913 г. Государь пожертвовал от своего имени в Александро-Михайловской храм хоругви, ныне возвращённые из Елецкого краеведческого музея на своё историческое место. Александро-Михайловская церковь своего прихода не имела и считалась приписной к Покровской церкви.

Александр Николаевич Заусайлов, для которого Александро-Михайловский храм стал по-настоящему делом жизни, обязался построить при храме какое-либо «благотворительно-просветительное учреждение» и сразу после завершения строительства принялся за постройку дома призрения, посвятив его предстоящему 300-летию царствующего дома Романовых.

Закладка состоялась 25 апреля 1912 г. Накануне в Великокняжеской церкви прошло всенощное бдение в сослужении Преосвященного Григория, епископа Орловского и Севского, и епископа Елецкого Митрофана. Утром на следующий день в 9 часов началась литургия, после которой в присутствии орловского губернатора С.С. Андреевского состоялась торжественная закладка дома призрения. Под юго-западным углом стены будущего здания был вложен продолговатый стеклянный цилиндр с пергаментом, на котором написан акт совершения закладки. Епископ Григорий, окропив святой водой угол и вложив цилиндр, положил первый кирпич, второй — Владыка Митрофан, третий — орловский губернатор, четвёртый — Александр Николаевич Заусайлов, пятый и шестой — «две дамы Заусайловы», седьмой — председатель окружного суда Языков.

С апреля 1912 г. развернулись строительные работы. Одновременно началось обустройство под Великокняжеской церковью пещерного храма, задуманного как копия иерусалимского храма Гроба Господня, в память исцеления цесаревича Алексея Николаевича, и посвящённого небесным покровителям государя императора и наследника — святителям Николаю Чудотворцу и Алексию, митрополиту Московскому.

Освящение пещерного храма и дома призрения приурочивалось к празднованию 300-летия дома Романовых, но здание дома призрения было в основном закончено уже к новому 1913 г. Вот как описывает новогодний праздник, проводившийся Обществом хоругвеносцев, елецкая газета: «…После церковного торжества внутри храма все молящиеся вышли на церковную площадку между храмом и вновь выстроенным домом призрения в память 300-летнего царствования дома Романовых. Это прекрасное здание, построенное в строго выдержанном стиле боярских палат XVII столетия, увенчанное государственным гербом, является украшением города рядом с богатым храмом, отделанным с редким искусством и красотою. Вся церковная площадка была освещена электричеством, двери, ведущие в дом, задрапированы и здесь размещены большие портреты Их Величеств — Государя Императора и Государыни Императрицы, Наследника Цесаревича Алексея Николаевича и Великого Князя Михаила Александровича. Всё крыльцо было покрыто коврами. Стояла тихая морозная ночь. Ещё ярко освещенный храм, залитая электричеством площадка и главный фасад, украшенный мозаичной майоликой с картинами Московского Успенского собора, Красного крыльца и Царского терема…». Кроме того, майоликовое панно с цветочным орнаментом украшало главный фасад дома, а на щипце красовалась надпись:

Дом
Призрения
в память 300 летия
царствования дома
РОМАНОВЫХ
Елецкого Общества Хоругвеносцев
состоящего под августейшим
покровительством
Его Императорского Высочества
Великого Князя
МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА
1613-1913

На боковых фасадах майоликовые панно с растительными орнаментами украшали фриз и очелья наличников, а над входом в дом на фронтоне крыльца было хорошо сохранившееся до настоящего времени изображение двуглавого орла с символами царской власти. Майоликовый фриз и красивая черепичная кровля до настоящего времени украшают примыкающую к дому башню — повалушу. Крупные композиции на фасадах дополняют отдельные вставки изразцов, яркими акцентами выделяющиеся на красно-кирпичной кладке.

Весной 1913 г. заканчивались отделочные работы в пещерном храме. Он был перекрыт сводами Монье по металлическим рельсам и освещен электричеством. Иконостас в нём установлен был 28 мая 1913 г. Планировавшееся первоначально освящение дома призрения и пещерного храма на 2 мая — день празднования встречи царя Михаила Фёдоровича в Москве в 1613 г. — пришлось перенести на начало июня.

Когда всё было готово к освящению, в Елец стали съезжаться почётные гости. 3 июня в 10 часов прибыл епископ Орловский Григорий. Вместе с ним архимандрит Чудова монастыря в Московском Кремле Арсений и депутация Елецкого общества хоругвеносцев, ездившая в Орёл. На торжество были привезены святыни: Фёдоровская икона Божией Матери, подаренная Елецкому Обществу хоругвеносцев Сводным конногвардейским Его Императорского Величества полком, икона св. Ермогена, частица от гроба и в ковчежце частица мощей святителя Алексия, митрополита Московского. Образ святителя Алексия пожертвовал в пещерный храм Ельца государь император Николай Александрович.

С вокзала крестный ход двинулся к храму Общества хоругвеносцев. У Сретенской церкви полковой оркестр играл «Коль славен». К крестному ходу присоединился хор певчих почётного члена общества действительного статского советника Александра Николаевича Заусайлова. Крестный ход прошел по Мясницкой, Торговой, Кладбищенской и Успенской улицам. Потом состоялся молебен с провозглашением многолетия царской семье и августейшему покровителю Елецкого общества хоругвеносцев. В шесть часов вечера была отслужена панихида в пещерном храме.

На следующий день — 4 июня состоялось освящение пещерного храма и дома призрения Преосвященным Григорием в сослужении с архимандритом Арсением и елецким духовенством. На торжестве присутствовали губернатор С.С. Андреевский и представитель императора — флигель-адъютант граф Александр Николаевич Граббе, который согласился на просьбу А.Н. Заусайлова принять звание почётного члена Елецкого общества хоругвеносцев.

После освящения и крестного хода, в только что освящённом храме Владыкой Григорием была совершена торжественная литургия, а затем освящён дом призрения, призванный стать приютом для «всех сирых и убогих». Открытое вскоре богоугодное заведение согласился взять под своё августейшее покровительство великий князь Михаил Александрович.

По завершении строительства и после всех торжеств Александр Николаевич Заусайлов продолжал заботиться о Великокняжеской церкви и её благолепии, на собственные средства содержал прекрасный хор, который приходили послушать ельчане со всех концов города. A.H. Заусайлов строил планы на будущее — он говорил о своём желании построить церковь для мужской гимназии. Однако этому не суждено было сбыться — 15 июня 1915 г. Александр Николаевич скоропостижно скончался от холеры. Отпевание его состоялось в храме, им построенном, и здесь же в специально устроенном склепе под главным алтарём пещерной церкви он нашёл свой последний приют. Состоявшиеся 20 июня похороны Заусайлова, смерть которого буквально потрясла весь Елец, собрали множество людей. Похоронная процессия, растянувшаяся на два квартала, свидетельствовала о том уважении, которое питали ельчане к своему знаменитому земляку, так много сделавшему родному городу. На погребение Заусайлова прислал венок из живых цветов великий князь Михаил Александрович. Присутствовал на похоронах и епископ Елецкий Павел.

Со временем с восточной стороны храма на алтарной стене над склепом было установлено искусно выполненное майоликовое надгробие с рельефными травными полихромными орнаментами.

После кончины строителя и последовавшей революции круто изменилась яркая судьба Великокняжеской церкви. В 1922 г. из неё изъяли всю ценную утварь весом 2 фунта 94 золотника.

26 августа 1923 г. храм вновь обследовала комиссия «на предмет установления и соответствующей регистрации находящихся там памятников искусства и старины». Комиссия осмотрела и пещерный храм, найдя в нём «очаг всё губящей сырости: все церковные ценности немедленно удалить из этого помещения, а хранящийся там медный складень — памятник старины, передать в Елецкий пролетарский музей». В верхнем храме комиссией отмечена была особая ценность двух местных икон — «Христа и Божией Матери», которые «представляют собою богатые памятники художественного творчества позднейших времен». Эти иконы оставили под «особую ответственность» в храме.

Великокняжескую церковь, представлявшую до революции оплот патриотов и монархистов Ельца, закрыли одной из первых в городе. В 1929 г. последовало распоряжение местных властей о расторжении договора с группой верующих Александро-Михайловской церкви: "Принимая во внимание, что здание и культовое имущество церкви находится на учёте наркомпроса, что верующие могут исполнить свои религиозные потребности и в близлежащих церквах, что религиозная община данной церкви по своему социальному положению является враждебной по отношению советской власти, и учитывая требования рабочих, у коих рядом с церковью функционирует клуб, поручить начальнику окр. адмотдела совместно с зав. окр. ОНО, в соответствии с ст. 30 РКПр РСФСР от 18 мая №35 составить на имя Президиума облисполкома о закрытии церкви обстоятельную докладную записку". Эти документы, призванные придать некий вид законности действиям властей в отношении Великокняжеской церкви, готовились, когда храм был фактически уже закрыт. Произошло это в 1927 г., а в 1928 г, в нём был создан антирелигиозный музей.

В музее в 1931 г, находились изъятые из Задонского Богородицкого монастыря мощи святителя Тихона, портрет затворницы Мелании, риза о. Иоанна Борисовича Жданова, Царские Врата из Рождественской церкви, цепь из Преображенской, некогда закреплённая там по приказу святителя Тихона, и другие православные реликвии. Здесь же хранилось знамя "Союза русского народа". Интерьеры храма и внутреннее его убранство, к счастью, были сохранены как фон для ведения экскурсий. Во время экскурсий сотрудники музея сопровождали демонстрацию экспозиции примитивными комментариями антирелигиозной направленности. Так, риза о. Иоанна именовалась «грязной тряпкой» или ризой «елецкого попа, попавшего в святые по дружбе с Тихоном Задонским». Небылицы рассказывали о жизни священно- и церковнослужителей и монашествующих Ельца.

Интерьер пещерного храма сохранялся до 1928 г. По воспоминаниям Николая Александровича Кремышева, посетившего в этот год пещерную церковь Великокняжеского храма вместе с Елецким епископом Николаем, ему запомнился «…маленький иконостас. Царские Врата от долгого неиспользования скрипели и открывались с трудом. Алтарные двери были узкие, в них можно было пройти только боком. В алтаре запомнился небольшой престол. Электрического освещения уже не было, и осмотр производили со свечами в руках. В храме ещё были венки, оставшиеся после похорон A.H. Заусайлова. Его гробница находилась за горним местом, под алтарем Великокняжеской церкви».

К сожалению, в советские времена могила мецената была разграблена и осквернена, а надгробие — настоящее произведение искусства — просто разбито. Останки храмоздателя были выброшены из склепа. По воспоминаниям старожилов, кости были прикопаны во дворе, черепом его играли в футбол. Склеп использовали как выгребную яму для туалета.

Антирелигиозный музей просуществовал в стенах Великокняжеской церкви до Великой Отечественной войны, а затем уже не возобновлялся. 1 марта 1944 г. верующие Ельца ходатайствовали об открытии храма свв. Михаила Тверского и Александра Невского, но в официальном ответе им было сказано, что церковь «используется под антирелигиозный музей».

В январе 1956 г. церковное здание по улице Советской арендовал горторг. В 1962 г. Великокняжеская церковь "безвозмездно" передана "на баланс Елецкому горпромторгу по фактически оценочной стоимости" и использовалась как складское помещение.

Дом призрения поделили на коммунальные квартиры. Сразу же после революции царский герб над уличным фронтоном и надписи на фасаде дома призрения были сбиты, выведена из строя отопительная система.

По ходотайству Елецкого городского отделения ВОПИиК решением Елецкого горисполкома №79 от 21.02.1990 г. храм был освобождён и решением Липецкого областного Совета народных депутатов №303 от 18.07.1991 г. передан Русской Православной Церкви. На основе этого решения издано постановление главы администрации Ельца №528 от 30.12.1992 г. Решением городского собрания представителей Ельца №113 от 16.07.1996 г. общине храма был передан дом призрения, а также здание по ул. Советской, 90 (бывший дом священника Архангельского).

Весь комплекс Великокняжеского храма представлял собой заброшенный квартал с грудами мусора и грязи. Храм был без кровли, а купола залиты гудроном, окна забиты щитами, сильно пострадала майоликовая плитка на южном фасаде. На иконостасе головки херувимов и ангелов были срублены, иконостас имел многочисленные мелкие утраты. Несколько сохранившихся икон — святитель Николай, святая Великомученица Варвара, святой благоверный князь Александр Невский и святой благоверный князь Михаил Тверской — все в рост имели стёртые лики. Сами иконы, написанные на металле, лужёным свинцом влитые в стены храма, были исковерканы, но не вынуты из киотов стен. Деревянным настилом храм по высоте был поделен на два этажа. На втором этаже храма был устроен переход в соседнее здание, служившее складским помещением. Пещерная церковь от сырости сильно пострадала и являлась складом пустой тары.

В 1991 г. начались восстановительные работы в Великокняжеском храме. Финансирование велось из нескольких источников. В 1993 г. 17,5 млн. руб. вложила в реставрацию храма дирекция программы "Возрождение". Государственная дирекция по охране культурного наследия Липецкой области заказала на заводе в Гусь-Хрустальном крест. Основные хлопоты по возрождению комплекса взял на себя благочинный Елецкого округа, настоятель Вознесенского собора протоиерей Василий Яковлевич Романов. Его трудами к настоящему времени храм приведён в свой первоначальный вид. Возрождён и дом призрения. Частично восстановлено и надгробие на могиле великого гражданина Ельца Александра Николаевича Заусайлова. Бронзовый бюст А.Н. Заусайлова работы скульптора В.Л. Челядина, увековечивший память строителя Великокняжеского храма, установлен по инициативе Владимира Александровича Заусайлова и открыт 7 сентября 2003 г.

В настоящее время комплекс храма свв. князей Михаила Тверского и Александра Невского с домом призрения вновь является украшением города, наполняет ельчан гордостью за своих предков, век назад сотворивших такое чудо, и привлекает тысячи гостей города полюбоваться им.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , , | Leave a comment