Статьи

Архангельск. Первая горбольница

Первая городская клиническая больница имени Еликаниды Егоровны Волосевич

Адрес: г. Архангельск, ул. Суворова, д. 1 / наб. Северной Двины, д. 124, 125 / Троицкий просп., д. 143

Первая городская больница скорой помощи (по материалам книги «Путеводитель по Архангельску или нескучная прогулка по любимому городу с ироничным дилетантом / Н.Н. Харитонов. — Архангельск: ООО «АрхПресс», 2010. — 271, [1] с.»):

Первый доктор приехал в Москву из Архангельска. Врачей пациенты начали ругать при советской власти. Таля. Талюшка. Женщина, построившая Архангельску главный больничный городок. Как на архангельских улицах убивают легендарных врачей. Центральная больница Архангельска.

Все больничное в Архангельске родом из этих домов — №3, 5 по улице Суворова. А теперь замрите: все больничное в России начинается… из Архангельска! Конечно, не из этих домишек, коих не было и в помине, когда на Руси появился первый гражданский доктор. Иностранец. Сие, вполне закономерно, случилось у нас, поскольку Архангельск — первые морские ворота российских земель. Нам придется вернуться в нелучшие времена России, правления Ивана Грозного. О том, как английский король Эдуард отправил капитана Ченслера через наши северные моря искать торговый путь в Китай, как Ричард заблудился в Белом море, попал в район Нюхчи, Николо-Карельского монастыря, откуда его спровадили в Москву, на страницах сей книги уже повествовано. Но о том, что в столицу Руси Ченслер пожелал отправиться в сопровождении английского доктора (страна незнакомая, дикая, мало ли какие приключения, врач подсобит), как-то не поминается. Между тем англичанин по воле случая оказался первым и единственным профессиональным доктором, какого увидели в Москве. Доморощенных врачевателей на Руси было, хоть отбавляй. Заморский — впервые. Англичане медик Якоб и аптекарь Френшама — первые иностранцы, пользовавшие русского царя. Можно, слегка иронизируя, сказать: с прибывших из Архангельска англичан началась знаменитая «кремлевка» — во все времена особое лечение обитателей Кремля. Остальной люд, а до появления профессиональных медиков из Архангельска и кремлевских обитателей, лечили монастырские лекари. Жителям Северной Двины и Беломорья иностранная врачебная помощь стала доступной задолго до того, как первые врачи начали практиковать в столице. Англичане вели прием в Николо-Карельском монастыре. Так продолжалось вплоть до XVII века, пока в 1620 году в России не учредили школу лекарей и аптекарей.

Первые строения больницы Приказа общественного призрения Архангельска для своего времени были весьма недурны. Не просто какая-то там больничка на 28 коек появилась в феврале 1786 года. Еще не больничный городок, но уже специализированный двухэтажный каменный дом с просторной операционной. Между прочим, в стиле барокко петровской эпохи. Такой в Архангельске единственный. К зданию на углу Суворова изначально прилегало два одноэтажных крыла. Первое строение больницы Приказа общественного призрения Архангельска на 28 коек. Февраль 1786 года.

«Сего числа новоотстроенная иждивением приказа деревянная больница для лечения временно страждущих болезнями открыта на 28 коек обоего пола». Кстати, с первого дня медики в Архангельске без оплаты принимали только неимущих. То есть нищих, убогих, сирых, странников — категорию, кою нынешний капиталистический век объединил в бомжей. Прочие архангелогородцы, жители окрестных деревень, крестьяне губернии считались имущими, платили за содержание и лечение. Разногласия по сему поводу не возникали. Больничный прейскурант висел при входе. Можешь — плати и лечись, не можешь — так обходись, народными средствами. Бесплатным лечением, естественно, в ущерб качеству, людей избаловал советский век.

По нынешним масштабам, крохотной была та первая архангельская городская больничка. Фельдшерский пункт современной северной деревушки оснащеннее будет. Полтора века она считалась единственным медучреждением Русского Севера. Земские доктора жили при больницах, занимали просторные апартаменты и были невероятно уважаемы. Заметим, медицинская помощь оказывалась в несравнимо меньших, просто скромненьких объемах, но никому и в голову не приходило выразить неудовольствие врачевателями.

Бранить врачей научились при социализме. При большевиках архангелогородцы как-то враз, массово и решительно, приболели. В 1920 году подлечиться прилегло столько, что стационар увеличился до 300 коек. Где их помещали? Невозможно представить, в какой теснотище находились круглыми сутками пациенты большевистского стационара. Ежегодно через два каменных и три деревянных домика больничного городка дореволюционной постройки, именуемого с 1925 года Архангельской губернской Советской больницей, проходило по пятнадцать тысяч больных! Появились пресловутые очереди и первые признаки неудовольствия граждан, лишенных большевиками смиренного: «Бог дал, Бог и взял». В архангелогородцах начало просыпаться советское самосознание: коль бесплатно — лечи!

Губернская больница стала многопрофильным медицинским учреждением. Сюда ехали из соседних северных регионов. Дефицит докторов и медперсонала в нашем городе ощущался всегда. Под занавес XIX века в Архангельской губернии было около трехсот тысяч северян. И всего восемь докторов, семь лекарей, шесть повивальных бабок. При большевиках и уклоне в бесплатное медицинское обслуживание нехватка докторов превращалась в региональную катастрофу.

Сей факт — крупная городская больница и дефицит врачей — послужил весомым поводом создания именно в Архангельске медицинского института. Все кафедры открывшегося в 1931 году АГМИ организовали на базе горбольницы. Отсюда первые и лучшие профессиональные преподавательские кадры института, его первая практикующая профессура. Например, спектр обучения студентов хирургии создал заведующий хирургическим отделением больницы Михаил Алферов. Невероятно, но человек организовал кафедры: общей, факультетской и госпитальной хирургии! А ведь это до сих пор наиважнейшая, профилирующая специализация института, хирурги считались на вес золота, штучные специалисты! В 1940 году, защитившись в Ленинграде, М. Алферов оказался первым архангельским профессором хирургии. Увы, недолго. Профессор умер в 1941, успев прооперировать десяток раненых Великой Отечественной войны.

Так что, если б не Первая горбольница, не видать нашему Архангельску своего мединститута. Впрочем, скоро ряды пополнятся новым, особо профессиональным контингентом — ссыльной профессурой. В военную пору больничный городок жил в состоянии госпиталя Карельского фронта. Впрочем, когда стало совсем худо, немцы подошли к Москве, сюда эвакуировали, не особо разбираясь, боец каких фронтов. Пятьдесят тысяч раненых выходил Архангельск.

Дореволюционный городок бывшей больницы общественного призрения, бывшей губернской Советской больницы, бывшего госпиталя простоял до 1972 года. Самый большой из его домов окрыленные строительством французских послевоенных пятиэтажек, именуемых в СССР «хрущевками», архангельские журналисты называли «длинным и приземистым зданием, растянувшимся вдоль набережной имени Ленина«.

Все следующее, лучшее и современное связано у главной больницы Архангельска с именем одной женщины, ныне уже архангельской легенды, Еликаниды Волосевич.

Мезенская девушка, из удивительной деревни Кимжа, родом из тридцатых. Еликанида Егоровна училась в одном классе с мамой уважаемой Архангельском певицы Аллы Сумароковой, Таисьей Артемьевной. Слышите, сколь удивительны имена мезенок? В простом, бытовом, уменьшительном они, как журчание весенних ручьев: Таисья — Тая, а Еликанида — Таля. Сказка, не имена. Таюшка, Талюшка. Музыка.

Девушка из Кимжи, Таля Волосевич, в 1947 году окончила Архангельскую школу фельдшеров и укатила врачевать домой, в Мезень. Да вернулась обратно на Северную Двину. Запало стать хирургом. Профессия, вроде, мужская. Несколько часов полостной операции по физической нагрузке не всякий землекоп выдержит. Мезенские барышни особые. На таких женках Русский Север держится. Хирургии Еликанида Волосевич училась у Георгия Андреевича Орлова. В 1954-м с отличием окончила Архангельский медицинский институт, спустя шесть лет приняла на себя строительство и управление самым известным медицинским учреждением города. Главный врач Первой городской больницы. С ее приходом в больничном городке на набережной Северной Двины повеяло хрущевской оттепелью. Семь новых корпусов, три из них лечебные, начали строить в 1960 году.

Руководитель Е.Е. Волосевич была, решительный. Розовый армянский туф везли для отделки Дворца культуры строителей. А розовым оказался вестибюль больницы. В каждой палате — умывальник. Да еще и за перегородкой, сверх проекта! В семидесятых, когда полгорода все еще жило в коммуналках с туалетами прямого падения, такое в больнице — чудо. Первая горбольница — поле для обучения студентов врачеванию. Потенциальные хирурги приходили в операционную и по двадцать человек дышали у операционного стола. Учились. Необходимость. Главный врач Волосевич той необходимостью тяготилась. Организм больного во время операции испытывает колоссальные перегрузки, атмосфера в операционной особая, хирурга ничто не должно отвлекать от раны. Воздух стерилен. Какая стерильность, когда двадцать молодцев дышат за спиной хирургической бригады! Никто не ведает, как Еликаниде Егоровне удалось пробить стену советского планового строительства. Но на одиннадцатый год над операционными появился стеклянный купол, через который студенты сверху наблюдали за происходящим. Этот главный врач даже санитарок знала поименно. Если то были работящие санитарки. А ведь персонал больницы насчитывал две тысячи человек! «Мы приходим и уходим. Работа остается. Надо это ценить», — сказала журналистам в 1976 году.

Так на Суворова вырос впечатляющих масштабов нынешний комплекс. Счет стационарных пациентов за первые двадцать лет в новом советском больничном городке подбирался к астрономическим цифрам: полмиллиона больных! Практически, весь город. А еще двадцать миллионов посещений в больничной поликлинике. По миллиону в год! Невероятный фейерверк цифр. Не уверен, что ныне он серьезно уменьшился. Это наводит на грустные размышления. Господа архангелогородцы, не кажется ли вам, что с советских времен мы слишком часто болеем? Представляете, что остается от самочувствия самих докторов после миллиона нас, пробежавшихся за год по врачебным кабинетам?

Если вдуматься, почти невероятно: весь больничный городок от первого советского до последнего капиталистического корпуса, кирпича, кабинета Архангельску построила женщина. Две поликлиники, подстанция скорой помощи, пять новых корпусов. Сейчас в больнице до тысячи коек. Здесь ежегодно делают четырнадцать тысяч операций! Не мудрено, что имя Е.Е. Волосевич знал всякий архангелогородец. Последнее, оставленное Еликанидой Егоровной городу — суперсовременный кардиологический центр.

Главное — в нем есть, кому врачевать. Фамилии ведущих архангельских кардиохирургов Первой горбольницы у горожан не всегда на языке. Имена докторов мы начинаем запоминать, когда приспичит. Однако наши кардиохирурги должны помнить: город знает каждого пофамильно. А. Шомбин, В. Еремеев, много вложивший в практику современной кардиохирургии, но недавно покинувший Архангельск И. Чернов. Увы, погибший Сергей Заволожин, заведующий отделением, воплотивший на практике кардиореанимацию нового, современного мышления.

Нет больше и созидателя этого городка между набережной и Троицким, от Суворова до Комсомольской, создателя современного комплекса Архангельской Первой городской больницы скорой помощи Е.Е. Волосевич, которая была главным врачом почти полвека. Оборвавшая жизнь трагедия на улице областного центра, для которого человек столько сделал, потрясла архангелогородцев. Лихач-водила сбил Народного врача, легендарную архангелогородку. Невероятная несправедливость.

…Страсти по строительству окончены. Это уже не городок и не комплекс. Огромный единый медицинский организм в центре Архангельска, который толком еще не обжил отпущенное ему новое пространство. Наблюдая, сколь стремителен мировой медицинский прогресс, город ждет качественного скачка в отношении своего здоровья. Старшее поколение построило и ушло. Так вышло. Чем ответит докторское поколение нанотехнологий?

Posted in Статьи | Tagged , | Leave a comment

Владимиро-Суздальский музей-заповедник

Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Адрес: г. Владимир, ул. Большая Московская, д. 43

География музея:

г. Владимир:

г. Суздаль:

  • Музей деревянного зодчества
  • Музейный комплекс «Кремль»
  • Музейный комплекс «Спасо-Евфимиев монастырь»

п. Боголюбово:

  • Церковь Рождества Богородицы

с. Кидекша:

  • Церковь Бориса и Глеба

г. Гусь-Хрустальный:

  • Музей хрусталя имени Мальцовых

п. Муромцево:

  • Архитектурно-парковый комплекс усадьбы В.С. Храповицкого

Владимиро-Суздальский музей-заповедник (по материалам книги «500 мест Золотого кольца, которые нужно увидеть / Автор-составитель С.М. Михня. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Мартин, 2016. — 384 с.: ил.»):

В состав Владимиро-Суздальского музея-заповедника входят памятники архитектуры Владимира, Суздаля, Гусь-Хрустального, Боголюбова и Кидекши.

Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник создан в 1854 г. Наибольшую ценность представляют памятники белокаменного зодчества XII-XIII вв., а также музеефицированные ансамбли Суздальского кремля и Спасо-Евфимиева монастыря, включенные в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. В состав музея-заповедника входит 56 памятников архитектуры. Это по преимуществу памятники древнерусского времени (XII — начало XVIII века). Наибольшую ценность представляют памятники белокаменного зодчества XII-XIII веков. Музеем организованы 35 музейных экспозиций в трех городах.

Информация

Адрес: ул. Б. Московская, 43.

Проезд: от ж-д. вокзала тролл. 5 до ост. «Соборная площадь».

Posted in Статьи | Tagged , , , , , , , | Leave a comment

Гагарин. Музей Ю.А. Гагарина

Объединённый мемориальный музей Ю.А. Гагарина

Адрес: Смоленская обл., г. Гагарин, ул. Советская, д. 4

Posted in Статьи | Tagged , , , | Leave a comment

Ломоносов. Парк Ораниенбаум

Парк Ораниенбаум

Адрес: г. Санкт-Петербург, г. Ломоносов, Дворцовый просп., д. 50

На территории парка расположены:

Дворцово-парковый музей-заповедник Ломоносова (по материалам книги «Санкт-Петербург и пригороды: Путеводитель по культурно-историческим памятникам / Ю.Г. Иванов, О.Ю. Иванова, Р.А. Халхатов. — Смоленск: Русич, 2010. — 336 с.: ил. — (Памятные места России)»):

Дворцово-парковый музей-заповедник города Ломоносова расположен на южном берегу Финского залива, в 40 км от Санкт-Петербурга. В 1707 г. сподвижник Петра I А. Меншиков получил здесь от царя земли, а также титул герцога Ижорского. В 1710 г. началось строительство дворца и разбивка регулярного парка в небольшом селении, получившем название Ораниенбаум*.

Второй в России человек после Петра I, один из богатейших вельмож в Европе, А. Меншиков вкладывал огромные средства в строительство загородной резиденции, привлекал лучших мастеров. В первой четверти XVIII в. Большой дворец Ораниенбаума, впоследствии названный Меншиковским, превосходил Большой Петергофский дворец и размерами, и роскошью. Особенно интенсивно работы велись в 1725-1727 гг., когда после смерти царя Меншиков фактически стал неограниченным правителем России. 8 сентября 1727 г. лидеры старой родовой знати добились его ареста, лишения всех владений и титулов и ссылки в Березово. К этому времени в Ораниенбауме уже был построен Большой дворец и другие здания, разбит Нижний сад, проложен канал к заливу. Отделка внутренних помещений дворца не была закончена.

В 1743 г. начался новый этап истории Ораниенбаума: Елизавета Петровна подарила его Петру Федоровичу, будущему Петру III. Помещения Большого (Меншиковского) дворца отремонтировали и заново оформили, в 1749-1751 гг. возвели Каменный (Концертный) зал. Работы возглавлял Б. Растрелли, построивший восточный служебный флигель Большого дворца (симметрично уже существовавшему к тому времени западному), заново оформивший фасады здания в барочном стиле.

В 1750-1780-х гг. формированием ораниенбаумского ансамбля занимался главный архитектор А. Ринальди. Он разработал проект и построил потешную крепость Петерштадт. Ансамбль Собственной дачи (Верхний парк, Китайский дворец, Катальная горка с павильоном и другие парковые постройки), террасы Большого дворца в их современном виде — также творение Ринальди.

Во время Великой Отечественной войны город Ораниенбаум являлся важнейшим звеном обороны Ленинграда. Немецко-фашистские войска так и не смогли захватить этот приморский плацдарм, благодаря чему дворцово-парковый комплекс пострадал гораздо меньше, чем другие музеи пригородов Петербурга, и продолжает оставаться единственным в своем роде уникальным ансамблем, основу которого составляют подлинные постройки.

23 февраля 1948 г. город Ораниенбаум переименовали в Ломоносов в честь великого русского ученого.

Один из основных памятников музея-заповедника — Большой (Меншиковский) дворец (арх. Дж. Фонтана и Г. Шедель, 1710-1727). Как и Большой дворец в Петергофе, он возведен на гребне прибрежной гряды, благодаря чему господствует над окружающей местностью.

Единое композиционное целое с Меншиковским дворцом составляет Нижний сад площадью 4,8 га, раскинувшийся напротив северного фасада дворца. Он имеет строгую регулярную планировку: главная аллея проложена симметрично центральной оси здания дворца и делит сад на две равные части.

В ансамбль Большого дворца и Нижнего сада входят также Картинный дом и так называемые Нижние дома, располагающиеся севернее дворца, по обеим сторонам ограды Нижнего сада. В Картинном доме — небольшой одноэтажной постройке с мезонином — хранились различные живописные полотна, проводились концерты. Нижние дома, где жила прислуга, дают представление о быте первой половины XIX в.

Восточнее Большого дворца находятся Нижний и Красный пруды. Они являются центром прекрасного пейзажного парка, оформленного в 1830-х гг. садовым мастером Д. Бушем и получившего название Петровского. Через реку Карость, соединяющую два пруда, в середине XIX в. построены Руинный и Петровский мосты.

Примерно на полпути между прудами в 1756-1762 гг. был сооружен Петерштадт (в переводе с немецкого — «городок Петра») — построенная по всем правилам фортификационного искусства XVIII в. миниатюрная потешная крепость. От городка сохранились только Почетные (въездные) ворота и дворец Петра III.

Верхний парк Ломоносова, занимающий территорию в 160 га, простирается южнее и юго-западнее Большого (Меншиковского) дворца. Кроме уже упоминавшегося Петровского парка, в его состав входят сад Собственная дача и пейзажный парк. При этом восточная часть Собственной дачи имеет регулярную планировку, а западная — пейзажную. Между ними находится просторный луг. От Каменного зала на севере Верхнего сада тройная Липовая аллея ведет к Китайскому дворцу. Как и другие царские резиденции, парк Ломоносова украшает скульптура.

Перед южным фасадом Китайского дворца устроен пруд и разбит партер, украшенный скульптурой. В пруд также установлены статуи.

Восточнее пруда находится павильон Китайская кухня (арх. Л. Бонштедт, XIX в.), составляющий часть ансамбля Китайского дворца. Недалеко от нее расположен Кавалерский корпус.

Наиболее значительные сооружения северной части Верхнего паркаКаменный (Концертный) зал и павильон Катальной горки.

Ансамбль Собственной дачи выполнен по замыслу одного автора — А. Ринальди, сумевшего добиться органичного сочетания архитектурных сооружений и ландшафта, как регулярного, так и пейзажного.

* В переводе на русский язык — «апельсиновое дерево». Вероятнее всего, город получил это название от экзотических деревьев, выставлявшихся летом в кадках на открытых лестницах дворца.

Posted in Статьи | Tagged , , , , | Leave a comment