Записи с меткой Воронежская область

Воронеж. Улица Платонова

Улица Платонова — улица в Ленинском районе города Воронежа. Названа в честь писателя Андрея Платоновича Платонова. Проходит от Университетской площади до площади Ленина.

На улице Платонова расположены:

  • дома №1, 3 — Комплекс гостиницы «Киевское подворье» (1870-е гг., 1906 г., 1890-е гг.)
  • ул. Плехановская, д. 1
  • дом №4
  • дом №5 — Жилой дом (1901 г.)
  • дом №8
  • дом №9 — Усадьба Быстржинских (флигель, 1894-1895 гг.)
  • дом №11 — Усадьба Быстржинских (нач. XIX в.)
  • ул. Орджоникидзе, д. 41 — Дворянский и Крестьянский банк (1911 г.)
  • дом №12
  • дом №13
  • дом №14
  • дом №15
  • дом №16 — Дом Ковыряловой (1912 г.)
  • дом №18
  • дом №19
  • ул. Станкевича, д. 1
  • Университетская площадь
  • Сквер Платонова

Улица Платонова (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

В 1990 году отрезок улицы 9 Января, проходящий в историческом центре города (между Университетской площадью и улицей Кирова), переименован в улицу Платонова. Андрей Платонович Платонов (настоящая фамилия Климентов, 1899-1951) — известный писатель, творчество которого только в последние годы дошло до читателей в полной мере. Малознакомая прежде часть творческого наследия Платонова характеризует его и как учёного, философа и даже изобретателя, имевшего множество патентов и авторских свидетельств. Он родился в черте Воронежа — в Ямской слободе, жил и работал в родном городе до 1926 года. Литературоведом О.Г. Ласунским был установлен адрес, по которому жил писатель в середине 1920-х годов: «Улица 9 Января, 18».

Порядок нумерации домов в Воронеже не раз менялся. Как узнать, цел ли сегодня бывший 18-й дом, где он стоял? Нумерацию 1923-1925 годов удаётся воссоздать по архивным спискам муниципализированных зданий. Этот номер имел бывший купеческий дом Мещеряковых, который находился на перекрёстке с нынешней улицей Пушкинской, в квартале, где теперь расположен парламентский центр. К сожалению, ценный двухэтажный особняк снесён в 1977-1978 годах.

Улица 9 Января зародилась в XVII, сформировалась в первой половине XVIII века, подверглась реконструкции по генеральному плану 1774 года. Соответствовала дороге в сторону села Девица. До 1918 года называлась Большой Девицкой (см. статью «Улица 9 Января»).

Начальный, юго-восточный отрезок улицы, ныне носящий имя писателя, — наистарейший. В XVII столетии он составлял часть большой улицы: по ней можно было въехать из посада в город-крепость, минуя околокрепостную площадь и проезжие ворота Пятницкой башни, а затем продолжить путь внутри крепости по дороге, которая сливалась с другой большой улицей (см. статью об ул. Севастьяновский съезд).

Впоследствии начальный отрезок Большой Девицкой был самым престижным и самым ухоженным, самым приближенным к духовному центру города, к Митрофановскому монастырю. Высокая и стройная колокольня монастыря замыкала перспективу улицы. Этот участок был хорошо замощён, а с 1876 года обеспечен водопроводом. В 1882 году садовод И.Г. Карлсон по договору с городской управой обсадил всю улицу пирамидальными тополями. На начальном участке зазеленели 268 тополей (а всего на Большой Девицкой — 506). Впоследствии за посадками, по правилам тех лет, ухаживали домовладельцы — каждый следил за деревьями около своего дома…

В XIX веке лучшие здешние дома — каменные, двухэтажные — принадлежали купеческим семействам. На углу с Воскресенским (нынешним Старинным) переулком, на месте делового центра фирмы «Апекс», в нарядном особняке жила семья Н.Г. Веневитинова. Однако преуспевавший в 1870-х годах коммерсант, крупный торговец шерстью и салом, винопромышленник и банкир безнадёжно разорился в 80-х годах, стал первым в целом ряду воронежских «несостоятельных должников» второй половины XIX века. И дом Веневитинова перешёл в другие руки… А на перекрёстке с улицей Воскресенской (Орджоникидзе) стоял дом купца М.С. Синицына, выдержанный в стиле классицизма, узнаваемый на дореволюционной открытке по закруглённой угловой части фасада и балкону.

«Долгожитель» улицы — дом под современным №11, уцелевший с первой половины XIX века. В третьей четверти этого столетия дом принадлежал семье Пажетновых, она некоторое время содержала здесь постоялый двор. В 1880-х и в начале 1890-х годов другой владелец, купец А.Ф. Москалёв, сдавал дом под постой воинских частей. Как выяснилось, с этим же домом связана особая страница в истории улицы — посещение её великим русским писателем Львом Толстым 2 апреля 1894 года. Л.Н. Толстой несколько раз за день успел побывать на этой улице, у своей племянницы Е.С. Денисенко. Краеведы давно знали, что племянница жила в усадьбе дворян Быстржинских, но точное местоположение усадьбы определить не могли. Мемориальную доску, посвящённую Л.Н. Толстому, ошибочно укрепили в 1988 году на доме №5. Просмотр архивных документов, предпринятый в последние годы, всё же позволил найти истину. Начиная с 1893 года документы фиксировали Е.Н. Быстржинскую как владелицу усадьбы с нынешним домом-«долгожителем». В том же году хозяева переделали дом: немного расширили его, изменили декор. В 1894-1895 годах выстроили сохранившийся доныне флигель №9. Муж Е.Н. Быстржинской — С.А. Быстржинский — занимал должность товарища председателя Воронежского окружного суда, был известным в городе общественным деятелем, возглавлял садовую комиссию думы. Он и предоставил квартиру своему начальнику, председателю суда И.В. Денисенко, женатому на племяннице писателя. Л.Н. Толстой посетил усадьбу во время строительных работ: судя по документам, весной 1894 года здесь был заселён только главный дом, а флигели пребывали в стадии перестройки. Следовательно, с именем писателя надо связывать именно 11-й дом. Сюда и была перенесена доска в 1995 году.

В конце XIX — начале XX века, когда стирались сословные грани между горожанами, новые крупные здания принадлежали уже не только купечеству. В 1902-1903 годах для купчихи В.И. Перелыгиной и мещанки Е.Я. Вороновой сооружён высокий дом в формах эклектики (№21). По соседству в 1902 году выстроили флигель (№23) в усадьбе мещанина А.А. Александрова, где оставили в целости главный дом XIX века, который сохранялся вплоть до 2001 года (№25). На другой стороне улицы в 1912 году появился обширный дом в формах модерна, принадлежавший мещанке А.П. Ковыряловой (№16). Рядом с ним в 1913 году дворяне Авдеевы перестроили флигель XIX века (№14). Потомственный почётный гражданин Н.А. Тер-Паносов в 1913 году возвёл красивый новый дом на том участке улицы, где теперь сквер за зданием областной администрации…

В Митрофановском монастыре не было отбоя от паломников, и поэтому вблизи него было выгодно открывать гостиничные заведения. В 1870-1873 годах мещанин, отставной писарь Г.А. Гулиенко построил трёхэтажную гостиницу при спуске с Митрофановской (нынешней Университетской) площади на Соборную гору. В 1878 году здание с усадьбой перешли к купеческой семье Бухоновых. В тех же 70-х годах вблизи площади на Большой Девицкой содержали постоялые дворы мещане В.С. Мордасов и Н.А. Семёнов. На исходе XIX века основательно заявил о себе мещанин Ф.С. Бибиков (впоследствии ставший купцом). Он взял в аренду гостиницу Бухоновых и приобрёл в собственность два соседних участка, где начал сооружение нового гостиничного комплекса, названного «Киевским подворьем». В 1896-1899 годах этот предприниматель построил двухэтажные дом и флигель в центре комплекса (ныне №3, 3А). В 1901 году расширил «подворье», пристроив новый корпус справа (№5). В 1903 году купил усадьбу Бухоновых и в 1906 году пристроил к корпусу 1870-х годов угловую часть (№1), сначала назвав её гостиницей «Неаполь», но затем включив её в состав «Киевского подворья». Гости Воронежа получали у Бибикова все удобства: они могли пользоваться электричеством, питаться в небольшом ресторане, играть в бильярд, дышать воздухом в садике, оставлять экипажи во дворовой постройке.

Среди устроителей воронежских гостиниц бытовала мода на названия знаменитых городов. Около нынешнего дома №15, на углу со Старинным переулком, существовало ещё и «Харьковское подворье» в усадьбе крестьянина Е.У. Лунина. По документам 1890-х годов здесь значится постоялый двор, а 1900-1910-х годов — гостиница…

А в отдалении от монастыря, на углу с современной улицей Станкевича (там, где теперь книжный магазин), в конце XIX и начале XX века действовало одно из первых кондитерских предприятий Воронежа — конфетная фабрика купца Н.В. Иншакова, размещённая в усадьбе купца И.Н. Галютвина. Из ворот усадьбы временами выезжали повозки, нагруженные фирменной иншаковской продукцией: вареньем, печеньем и большими железными коробками с конфетами. Не так давно краеведу В.Л. Елецких посчастливилось отыскать одну из таких коробок. Она, хотя и заржавела основательно, но сохранила богатый рисунок: на жёлтом фоне рельефно выступают грозди зелёных листьев и красных вишен…

Кроме того, в начале Большой Девицкой находились общественные учреждения. В конце 1890-х годов в дом, приобретённый у наследников М.С. Синицына, въехали отделения Дворянского земельного и Крестьянского поземельного банков. Во главе обоих отделений стоял один управляющий — писатель и краевед Е.Л. Марков. Дворянский банк выдавал долгосрочные ссуды дворянам под залог их поместий, а Крестьянский — крестьянам для приобретения ими частновладельческих земель. В 1910-1911 годах угловое здание было перестроено заново в модном модернистском стиле (ныне ул. Орджоникидзе, №41). По данным 1909-1910 годов, в усадьбе со строениями №23 и 25, которой тогда владела вдова чиновника Н.В. Черемисинова, размещалось губернское жандармское управление. А в бывшем доме Веневитинова, перешедшем со временем к жене статского советника А.В. Никитиной, работала редакция газеты «Живое слово».

Серьёзные учреждения не оставляли улицу и после революции. Дом Тер-Паносова занял губернский совет народного хозяйства (Губсовнархоз), а банковский дом — губернские суд и прокуратура, впоследствии ставшие областными. Они находятся здесь и по сей день. В 1930-х годах здание в стиле модерн стало свидетелем судебных процессов над жертвами массовых репрессий. В 1938-1939 годах по «делу адвокатов» пострадали и юристы, работавшие в этом здании…

В 1980-х годах исторический облик улицы был нарушен из-за сноса нескольких дореволюционных усадеб и строительства каменного монстра, нового Дома политпросвещения обкома КПСС (ныне здесь — центр культуры и бизнеса «Апекс»). Под снос попали и очень давние постройки начала XIX века, в том числе дом №8 с уникальными усадебными воротами в стиле ампир, где пилоны были украшены колоннами и соединены металлической решеткой. Но благодаря уцелевшим добротным старинным особнякам бывшая Большая Девицкая всё ещё оставляет впечатление привычного, близкого сердцу, типично воронежского уголка, каких в городе остаётся всё меньше и каких нам порой очень не хватает.

Сегодня фирма «Апекс» возвела на улице новые крупные здания. Одно из них — гостиница в начале улицы. Другое — деловой центр напротив областного суда. Это здание, спроектированное архитекторами Н.С. Топоевым и А.В. Мирошниченко, стало первым в Воронеже образцом удачного сочетания исторической и новой застройки. Корпус делового центра, выходящий на улицу, имеет два этажа и частично стилизован под модерн, и только за ним вырастает огромная ультрасовременная пирамида, отделанная тонированным стеклом. Строительство велось с 1995 года.

Эта улица относится к Ленинскому району.

Другая улица, названная в честь Платонова, проходит в посёлке Боровом (Железнодорожный район). Как считают старожилы, её дореволюционное название — Редновка — было связано с редкой застройкой: здесь наблюдались лишь отдельно стоящие дома. В советское время она называлась ещё улицей Калинина. В 1968 году переименована в улицу Платонова. Уже давно имеет сплошную застройку, среди которой выделяется самое крупное общественное сооружение Борового — школа №64 Ю.-В.ж.д.

Улица Платонова (Большая Девицкая улица) (по материалам книги «Воронеж: встреча с прошлым и настоящим: историко-архитектурный иллюстрированный справочник-путеводитель по культурно-историческим памятникам / В.А. Мальцев. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. — 211 с.: 685 ил.»):

Начинается от Университетской площади и заканчивается у площади имени Ленина.

Улица зародилась в XVII веке и вела из Пятницких ворот крепости в сторону реки Девица. По генеральному плану застройки города 1774 года подверглась реконструкции. Называлась Большой Девицкой улицей до 1918 года, с 1918 по 1991 годы — улицей 9 Января.

В 1991 году улице присвоено имя Андрея Платонова, воронежского писателя, философа и изобретателя.

Posted in Улицы г. Воронежа | Tagged , , , | Leave a comment

Воронеж. Университетская площадь, дом 1 (Воронежский государственный университет)

Воронежский государственный университет

Адрес: г. Воронеж, Университетская пл., д. 1

Воронежский государственный университет (по материалам книги «Воронеж: встреча с прошлым и настоящим: историко-архитектурный иллюстрированный справочник-путеводитель по культурно-историческим памятникам / В.А. Мальцев. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. — 211 с.: 685 ил.»):

На месте современного главного корпуса Воронежского государственного университета раньше размещался комплекс Митрофановского монастыря.

В начале 1950-х годов территория бывшего монастыря была отведена под строительство корпуса университета. Столичные архитекторы Л.И. Суковнин, А.П. Станиславская и В.А. Павлов предложили проект большого протяжённого четырёхэтажного корпуса, имеющего форму квадрата с внутренним двором, открытым в южную сторону, то есть в сторону прибрежных склонов. Возведение корпуса началось в 1956 году, а завершилось в 1965.

ВГУ — крупнейший вуз города, главный научный центр Черноземья. Успехи учёных и педагогов университета общеизвестны. В разные годы его лицо определяли такие яркие учёные-профессора, как биологи К.К. Сент-Илер и Б.М. Козо-Полянский, математики М.А. Красносельский и С.Г. Крейн, химики А.В. Думанский и М.С. Цвет, физик М.А. Левитская, медик Н.Н. Бурденко, ботаник Б.А. Келлер, историки В.Э. Регель и В.П. Загоровский.

Среди выпускников и сотрудников университета — лауреат Нобелевской премии П.А. Черенков, академик РАСХН А.П. Щербаков, член-корреспондент РАН Н.М. Чернышов.

Posted in Здания г. Воронежа | Tagged , , | Leave a comment

Воронеж. Университетская площадь

Университетская площадь — старейшая площадь города Воронежа. Расположена в историческом центре города перед зданием главного корпуса Воронежского государственного университета. К площади сходятся улицы Гора Металлистов, Платонова, Плехановская и Таранченко

На площади расположены:

Университетская площадь (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

Глядя на современную монументальную застройку Университетской площади, трудно представить, что эта площадь — самая старая в городе. Горожане ходили по ней ещё в XVII и даже в XVI веке. Правда, к концу XVII столетия она ещё не стала площадью в нашем привычном понимании: это было торговое место возле передних стен деревянной крепости.

Торговля велась в северо-восточной части площади. Основные ряды лавок располагались на линии нынешней улицы Володарского. Возле главных городских ворот, на свободном от лавок пространстве, совершались молебны во время крестных ходов, а в торговые дни открывались хлебный и дровяной базары.

Юго-восточная сторона площади была лицом города. Тот, кто прибывал в Воронеж впервые, сразу понимал, что попадал на подступы к хорошо защищённому населённому пункту. Судя по «строенным книгам» 1670 и 1676 годов, передние стены выглядели очень внушительно. Они были двухрядными, срубными. По существу, ограждение представляло собой две параллельные стены, отстоявшие друг от друга больше чем на сажень и соединённые перерубами. В «строенных книгах» конструкция стен названа «торасами» («тарасами»). Каждая такая «тораса», то есть сруб, стенная ячейка, состояла из дубовых брёвен, скреплённых «в четыре угла в замок и в черту». Над основными срубами были ещё «обламы», выступавшие вперёд. Под обламами оставляли щели, из которых было удобно поражать противника, вплотную приблизившегося к стене. Двухскатный верх облама покрывали тёсом, и вместе с ним высота стен была почти четырёхсаженной — такой, как у большого двухэтажного дома.

Большая мощь исходила от башен, наделённых шатровой кровлей. На лицевую сторону крепости были обращены две крупные проезжие башни: Пятницкая и Московская, каждая из которых поднималась в высоту на 10 саженей (более 21 м).

От ворот Пятницкой башни начинался путь из города в том направлении, где проходит нынешняя улица Платонова. Название башни связано с размещавшейся в посаде Пятницкой церковью.

Самая главная, Московская башня стояла у перекрёстка с улицей Володарского. Здесь одна из дорог отходила на Москву.

Замечу, что в описаниях Воронежа 1666 и 1669 годов указаны иные, нежели в других документах, наименования проезжих башен, хотя сами башни стояли на тех же местах. Так, Московская башня в 1666 году была поименована Пятницкой, а в 1669-м — Рождественской (внутри крепости, вблизи башни, стояла церковь Рождества Христова). Пятницкая же башня в 1666 и 1669 годах не была наделена характерными именами; указано только, что она проезжая.

Возможно, что воронежцы одновременно употребляли два или даже три названия по отношению к одной и той же башне. Ведь ориентиры, по которым давались наименования, находились близко друг от друга.

Внушительный ров, тянувшийся вдоль стен, по краю площади, подчёркивал неприступный вид крепости. По-видимому, горожане перебирались через ров по деревянным мостам, наведённым напротив башен…

В XVIII веке закрепилась планировка площади, сложившаяся в предыдущем столетии. Не стало крепости, но существовавший внутри неё духовный центр города с главным Благовещенским собором сохранился на прежнем месте. В конце XVII и в течение XVIII столетия там создавался и развивался комплекс зданий архиерейского подворья, территорию которого теперь занимает главный корпус ВГУ. По проекту, созданному в 1780-х годах выдающимся российский зодчим Джакомо Кваренги, перестраивали парадную часть ансамбля, в том числе главный архиерейский дом, ориентированный на Новую (Большую) Московскую улицу (нынешнюю Плехановскую). Очевидно, к творениям этого зодчего относилась и колокольня, которая возводилась в конце XVIII и начале XIX века, а затем надстраивалась четвёртым ярусом со шпилем в 1828 году – самое высокое по тем временам сооружение города, один из символов старого Воронежа.

Граница противоположной стороны площади на протяжении XVIII века менялась незначительно. Если в третьей четверти столетия площадная территория была немного уменьшена, то после 1774 года её, наоборот, увеличили.

В XIX столетии площадь стали называть Монастырской, или Митрофановской: с 1836 года в прежних постройках архиерейского двора разместился мужской Митрофановский монастырь. В Благовещенском соборе ещё до открытия монастыря был похоронен первый епископ Воронежской епархии Митрофан (1623-1703) — известный церковный иерарх, содействовавший царю Петру I в создании флота.

В 1832 году Митрофана канонизировали, тогда же в небольшом Архангельском соборе состоялось торжественное открытие мощей святителя. В следующем году священное тело епископа возвратили в обновлённый Благовещенский собор.

Мощи св. Митрофана неизменно привлекали в Воронеж паломников из многих российских губерний. Благодаря этой реликвии Митрофановский монастырь быстро превратился в важнейший духовный и общественный центр Воронежа.

И цари, и все без исключения другие высокопоставленные лица, посещавшие наш город, первым делом шли на поклон к Митрофану. Все гласные, избранные или переизбранные в городскую думу, принимали в монастыре присягу. Все самые значительные события в жизни Воронежа и губернии — и трагические, и радостные — сопровождались богослужениями в монастыре. В особо торжественных случаях было задействовано и всё пространство Митрофановской площади. Так, в день празднования 300-летия Воронежа, 11 мая 1886 года, 141-й Можайский полк с утра занял площадь. За Божественной литургией, совершённой в соборе в присутствии губернского и городского начальства, последовали крестный ход вокруг монастыря, благодарственное молебствие на площади и марш войск…

Несмотря на небольшие размеры примонастырской площади, на ней в XIX веке по-прежнему шла бойкая торговля. Иконные лавки, а за ними и другие деревянные балаганы громоздились в беспорядке и раскрашивались каждым торговцем на свой лад. Площадь обступали постоялый двор, гостиница, трактир, цирюльня, харчевня. На углу с Большой Московской в конце 1850-х — начале 1860-х годов было построено новое здание Духовной консистории, дошедшее до нас в сильно изменённом виде. В советское время оно надстроено двумя этажами и превращено в жилой дом (№2).

Неказистые деревянные строения, портившие вид площади, не раз намеревались снести. В 1871 году живший неподалёку купец В.М. Постников изъявил желание выстроить на месте старых лавок новые — красивые, каменные. Уже был составлен их проект, но через несколько месяцев купец скончался. В начале XX века за строительство новых лавок взялась было городская дума: она снесла в 1909 году все пёстрые балаганы, временно оставив только иконные лавки. Однако новых торговых рядов горожане так и не дождались.

В 1920 году в той части площади, где прежде было торговое место, разбили сквер (вскоре он оказался уничтоженным). В это время воронежцы столкнулись с невыдуманными чудесами. При посадке деревьев провалилась земля, и под площадью обнаружилось обширное подземелье с кирпичными сводами. Один из рабочих спустился туда, но пробыть там долго не смог, внезапно почувствовав большую слабость и головную боль. Объяснить происхождение загадочного подземелья никто не смог…

Ещё более серьёзные катаклизмы наблюдались в Митрофановском монастыре. В соборе в это время по-прежнему велись службы, но в других зданиях размещался… концентрационный лагерь для заключённых.

К 1923 году ушли в прошлое потрясения и крайности, вызванные Гражданской войной. Помещения концлагеря уже названы в документах «разрушенными». Несколько монастырских корпусов пребывали в обветшавшем и заброшенном виде, без окон и дверей. Проёмы стали закладывать кирпичом. В 1927 году началось полноценное восстановление зданий. Стоявшую во дворе бывшую монастырскую гостиницу приспособили под жильё.

После образования ЦЧО новое областное партийно-советское руководство заняло непримиримую позицию по отношению к религиозной жизни Воронежа. В 1929 году власти окончательно закрыли монастырь. Изъяли из собора раку св. Митрофана. После этого знаменитые мощи в течение 60 лет хранились в коллекциях музеев, и только в 1989 году их возвратили епархии. Теперь давняя святыня православных верующих выставлена в другом соборе — Покровском

В 1930-е годы монастырские помещения использовались по-разному. В одних были студенческие общежития, в других (в том числе в храме) – областной архив и архивное управление. В эти же годы Митрофановскую площадь начали застраивать новыми зданиями напротив монастыря. 8 мая и 2 декабря 1930 года газета «Коммуна» сообщала о том, что здесь велось строительство первого в Воронеже «жилищного комбината» со столовой, детскими яслями, залом заседаний и несколькими общественными комнатами. Этот комплекс сооружали в квартале бывшей консистории, между улицами Плехановской и Володарского.

В дореволюционное время на площади существовало кольцо конки. Трамвайные же пути, запроектированные в конце 1920-х годов, сюда так и не подвели: закрытый монастырь потерял значение центра всеобщего притяжения…

Во время Великой Отечественной войны погибли и Благовещенский собор, и величественная колокольня. Немцы использовали колокольню как наблюдательный пункт, советская артиллерия вела по ней огонь с левого берега. Вскоре после освобождения города сильно повреждённую колокольню пришлось обрушить как аварийно опасную. Пострадали и другие монастырские (архиерейские) здания, которые представляли большую ценность как памятники архитектуры XVIII–XIX веков. Однако основные конструкции нескольких строений уцелели, после войны здесь селились люди. В 1949 году адресом этой жилой местности служило наименование «Старый город». Комплекс оставшихся исторических построек можно было восстановить, если бы не намеченное здесь большое строительство.

Точнее, первоначальный послевоенный проект 1940-х годов предусматривал создание на участке монастыря мемориала, посвящённого Великой Отечественной войне. Эскиз, предложенный академиком архитектуры Л.В. Рудневым, изображал здание музея, увенчанное ротондой, а также высокую башню, призванную восполнить утрату колокольни. Но в 1950 году от горисполкома истребовали иное решение. И он санкционировал переселение семей из монастырских зданий для того, чтобы начать здесь сооружение нового здания Воронежского государственного университета. Акт о выборе места для ВГУ были вынуждены подписать председатель горисполкома Н.В. Бельский, главный архитектор города Н.В. Троицкий. Старинной площади было суждено приобрести новое значение, а месте с ним и новое название — «Университетская».

В 50-е годы главный корпус крупнейшего вуза города проектировался в мощных классических формах, с парадным шестиколонным портиком. Затем проект упростили. В середине 1960-х годов строительство корпуса «без излишеств» завершилось. Но прежде, чем это произошло, город опять соприкоснулся с тайной подземелий. К счастью, на месте событий оказался художник-краевед А.М. Фролов, который сделал обмеры, зарисовки, записи. Благодаря его материалам, надолго забытым, а недавно вновь обнаруженным, находит подтверждение легенда, казавшаяся невероятной. Под городом идут подземные ходы из-под бывшего монастырского двора в направлении других церквей! И эти ходы — отнюдь не такие примитивные, как «тайники», прорытые к родникам из крепости (см. статью об ул. С. Перовской). «Стены колодца и подземного хода были сложены из старинного кирпича, оштукатурены и побелены мелом, — свидетельствовал А.М. Фролов. — В конце двора ход имел двойную металлическую дверь, которая со стороны монастыря закрывалась на замок… За металлической дверью ход разветвлялся в трёх направлениях: один канал шёл в сторону реки, второй — по улице Таранченко, третий — по Володарского. При постройке университета подземные ходы были вскрыты на длину 5-7 метров от стен университета, засыпаны щебнем и забетонированы».

По-видимому, система ходов создана на ранних этапах существования Воронежа, в конце XVII или в начале XVIII века, когда ещё сохранялась проблема обороны города. История ходов до сих пор не изучена, хотя обнаруживали их не однажды — проваливалась земля и на улице Таранченко, и на Володарского (около Пятницкой церкви)…

Застройка середины XX века придала Университетской площади благородный и внушительный вид. Красивые четырёх- и пятиэтажные дома обступают её северо-западную сторону и начало Плехановской улицы. Сохранились и уголки старины: дома на улицах Володарского и Платонова, ныне охраняемые как памятники архитектуры и истории. Жаль, однако, что огромный университетский корпус не только занял священное городское место, но и отгородил центр Воронежа от прибрежных холмов древнего «кремля». Современное здание выходит своими задворками на то место, где в XVI–XVII веках зарождался город, принижает его значение в глазах гостей города, да и несведущих воронежцев. Оказался уничтоженным и ценнейший культурный слой с монастырским (архиерейским) некрополем, с могилами архиереев. Опять предоставим слово А.М. Фролову, который «за алтарём, с левой стороны двора» обследовал то ли склепы, то ли общую подземную усыпальницу с беломраморными ступенями и коваными дверями. «В этом месте двор был сильно изрыт воронками, землю покрыли развороченные кирпичи, остатки богатых дубовых гробов… При расчистке земли были найдены гробы, обитые золотой и серебряной парчой, в гробах обнаружены останки покойников в богатых парчовых облачениях; на них были кресты и церковные ордена». «В головах покойников стояли бутылки с жидкостью. Они были фигурного литья, с изображениями святых». «Всех покойников (останки)… собрали в один гроб и захоронили на Коминтерновском кладбище…».

Правее здания университета, на краю бывшей монастырской территории разбит сквер. В нём в 1975 году открыт памятник университетским сотрудникам и студентам, погибшим на войне.

Площадь находится на границе Центрального и Ленинского административных районов.

Университетская площадь (по материалам книги «Воронеж: встреча с прошлым и настоящим: историко-архитектурный иллюстрированный справочник-путеводитель по культурно-историческим памятникам / В.А. Мальцев. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. — 211 с.: 685 ил.»):

Глядя на современную монументальную застройку Университетской площади, трудно представить, что эта площадь — самая старая в городе. Горожане ходили по ней ещё в XVI веке. Правда, к концу XVII столетия она ещё не стала площадью в нашем привычном понимании: это было торговое место возле передних стен деревянной крепости. Торговля велась в северо-восточной части площади. Основные ряды лавок располагались на линии нынешней улицы Володарского. Возле главных городских ворот, на свободном от лавок пространстве, совершались молебны во время крестных ходов. А в торговые дни открывались хлебный и дровяной базары.

Юго-восточная сторона площади была лицом города. Тот, кто прибывал в Воронеж впервые, сразу понимал, что попадал на подступы к хорошо защищённому населённому пункту. Судя по «строенным книгам» 1670 и 1676 годов, городские стены выглядели очень внушительно. Они были двухрядными, срубными. По существу, ограждение представляло собой две параллельные стены, отстоявшие друг от друга больше чем на сажень и соединённые перерубами.

В XIX столетии площадь стала называться Монастырской, или Митрофановской: с 1836 года в прежних постройках архиерейского двора разместился мужской Митрофановский монастырь. В Благовещенском соборе ещё до открытия монастыря был похоронен первый епископ Воронежской епархии Митрофан (1623-1703) — известный церковный иерарх, содействовавший царю Петру I в создании флота.

В 1920 году в той части площади, где прежде было торговое место, разбили сквер (вскоре он оказался уничтоженным). В это время воронежцы столкнулись с невыдуманными чудесами. При посадке деревьев провалилась земля, и под площадью обнаружилось обширное подземелье с кирпичными сводами. Один из рабочих спустился туда, но пробыть там долго не смог, внезапно почувствовав большую слабость и головную боль. Объяснить происхождение загадочного подземелья никто не смог… Ещё более серьёзные события наблюдались в Митрофановском монастыре. В соборе в это время по-прежнему велись службы, но в других зданиях размещался… концентрационный лагерь для заключённых.

В 1950-е годы на месте разрушенного монастыря началось строительство нового здания Воронежского государственного университета. Главный корпус крупнейшего вуза города проектировался в мощных классических формах, с парадным шестиколонным портиком. Затем проект упростили. В середине 1960-х годов строительство здания «без излишеств» завершилось. Но прежде чем это произошло, город опять соприкоснулся с тайной подземелий. К счастью, на месте событий оказался художник-краевед A.M. Фролов, который сделал обмеры, зарисовки, записи. Благодаря его материалам, надолго забытым, а недавно вновь обнаруженным, находит подтверждение легенда, казавшаяся невероятной. Под городом идут подземные ходы из-под бывшего монастырского двора в направлении других церквей! «Стены колодца и подземного хода были сложены из старинного кирпича, оштукатурены и побелены мелом, — свидетельствовал A.M. Фролов. — В конце двора ход имел двойную металлическую дверь, которая со стороны монастыря закрывалась на замок. За металлической дверью ход разветвлялся в трёх направлениях: один канал шёл в сторону реки, второй — по улице Таранченко, третий — по улице Володарского. При постройке университета подземные ходы были вскрыты на длину 5-7 метров от стен университета, засыпаны щебнем и забетонированы».

Жаль, однако, что огромный университетский корпус не только занял священное место, но и отгородил центр Воронежа от места расположения древнего «кремля». Современное здание выходит своими задворками именно на то место, где в XVI-XVII веках зарождался город. Оказался уничтоженным и ценнейший культурный слой с монастырским (архиерейским) некрополем. Верующим людям всё же удалось перезахоронить прах нескольких воронежских архиереев. В настоящее время их общая могила находится в Акатовом монастыре.

Правее здания университета, на краю бывшей монастырской территории, разбит сквер. В нём в 1975 году открыт памятник университетским сотрудникам и студентам, погибшим во время Великой Отечественной войны.

Posted in Площади г. Воронежа | Tagged , , | Leave a comment

Воронеж. Улица Таранченко

Улица Таранченко — улица в Центральном районе города Воронежа. Названа в честь Николая Ивановича Таранченко. Проходит от улицы Чернышевского до Университетской площади.

На улице Таранченко расположены:

Улица Таранченко (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

Находится в Центральном районе. Географически делится на три ветви. Самая верхняя располагается между Университетской площадью и улицей Карла Маркса (Старо-Московской). Далее, от улицы Карла Маркса, следует серединный отрезок улицы, где стоит Никольская церковь, — он обрывается у крутой бровки холма. Отсюда лестничный спуск ведёт к нижнему участку, который доходит до перекрёстка улиц Чернышевского и Софьи Перовской (Большой Успенской).

Нынешний вид придан улице после 1774 года, во время «регулярной» реконструкции города. Но её история началась гораздо раньше, на самых ранних этапах развития Воронежа.

Вдоль верхнего отрезка в XVII веке проходила крепостная стена. Судя по «Дозорной книге» 1615 года, это была стена «острога», а в остроге, на ближних к стене приречных буграх, находились дворы беломестных атаманов и казаков. Среди фамилий, названных в «книге», мы находим очень известные в будущем воронежские фамилии. Например, атаман Терех Веневитинов (зачинатель знаменитого дворянского рода), казак Куска Селиванов, казаки Филка и Дениско Полстоваловы (их потомки носили фамилию «Постоваловы»). В 1620-х годах на горе основали женский монастырь, а Беломестную слободу в это время или немного позднее пришлось перевести в другое место.

Серединная ветвь улицы в том же столетии являлась улицей Напрасной слободы. «Дозорная книга» уже называет эту слободу и перечисляет дворы её жителей, «оброчных» людей. Давний исследователь церковной истории Д.И. Самбикин полагал, что своё название Напрасная слобода могла получить по двум причинам. Во-первых, из-за вероятной казни в этой местности преступников — людей, умиравших, по церковным понятия, «напрасной», то есть не своей, насильственной смертью. (Краевед приводит сведения о том, что в следующем веке казненных в тюрьме погребали как раз около здешнего храма.) Или, «может быть, здесь был убогий дом, погребали в нём пред Троицею всех умерших «напрасною» внезапною смертию». Думается, однако, что есть смысл искать и более простое объяснение названия: например, закладка здесь жилой слободы по каким-то причинам считалась напрасной…

В Напрасной слободе была деревянная Димитриевская церковь с приделом чудотворца Николая и образом этого святителя. Её уничтожил пожар в 1703 году. Вместо неё в 1712-1720 годах построили нынешнюю кирпичную Никольскую церковь. Из всех церквей города это — самый ранний памятник архитектуры эпохи барокко.

На некоторых дореволюционных чертежах средняя часть улицы подписана как Никольская. Возможно, такое название употреблялось в обиходе. Но общеупотребительным официальным наименованием всей улицы был другой топоним: «Вознесенская». Его связывали с другим храмом, стоявшим в верхней части улицы, на пересечении с современной улицей Володарского. Вознесенская церковь была сооружена каменной в 1754–1757 годах взамен сгоревшей деревянной, перестраивалась в 1815 году, до наших дней не сохранилась (на этом углу сейчас — пятиэтажный жилой дом).

Вознесенскую улицу переименовали в улицу Таранченко в 1928 году. Николай Иванович Таранченко — воронежец, из семьи железнодорожного служащего, еврея, бывшего кантониста. Учился в университете в Москве. Убит в Воронеже в 1905 году, во время еврейского погрома, на Большой Дворянской улице. Семья Таранченко жила на Большой Алексеевской улице (ныне Пролетарская).

Очень живописной была и остаётся серединная ветвь улицы Таранченко. С её бугров просматриваются соседние горы, улицы, церкви, гладь водохранилища. На самой улице, помимо Никольского храма, сохранились небольшие дома исторической застройки и старые кирпичные подпорные стены. Местность, где рельеф гармонирует со всем, что сооружено на земле многими поколениями воронежцев, притягательна для человека, осознающего подлинные, пусть даже и неброские красоты своего старого города.

Несколько последних лет около Никольской церкви, на углу с улицей Герцена, пребывал в руинах редкий для Воронежа образец архитектуры (№18), свидетель застройки города по регулярным принципам, когда применялись «образцовые» (типовые) проекты. Жилой особняк был выстроен в конце XVIII — начале XIX века, а в 1888 году в нём открылась Мещанская женская богадельня (содержавшаяся мещанским обществом), которая в своё время вызвала большой публичный интерес. Дом был специально приобретён для богадельни и преподнесён в дар обществу московским купцом Ф.С. Михайловым, выходцем из воронежского мещанства.

Давнюю историю имеет и жилой дом Никольской церкви (№22, первая четверть XIX в.). В окружение храма входят также здания рядовой жилой застройки конца XIX — начала XX века: дома дьякона Н.И. Воскресенского (№19, 1889-1890 гг.), губернского секретаря П.Ф. Краснобородкина (№20, рубеж XIX-XX вв.), мещанина Н.Ф. Окупова (№28, 1901 г.).

Историко-архитектурное наследие верхнего отрезка улицы — усадебный комплекс на углу Университетской площади, на перекрёстке с улицей Володарского, напротив того места, где стояла Вознесенская церковь. С 1833 года усадьба принадлежала мещанину П.Р. Воропаеву. Видимо, он и построил самый ранний угловой дом (№42) и содержал здесь постоялый двор, впоследствии перешедший к его наследникам (в 1872 году — к внуку купцу Н.М. Воропаеву). В конце века имение поступает в собственность к мещанину С.Т. Перетокину: он расширяет дом, дополняя его новым корпусом, и в 1901 году открывает гостиницу «Ново-Троицкую». При послевоенном восстановлении два корпуса объединяют в одно и надстраивают его третьим этажом, здесь поликлиника №17.

С 1911 года этой усадьбой владела семья известного дворянина Н.А. Перрен-Синельникова. В том же году новые хозяева возводят жилой дом в формах модерна (№40). В 1913 году единоличной собственницей становится дочь Перрен-Синельникова — Е.Н. Русина, состоящая замужем за секретарем Дворянского собрания Н.В. Русиным. Русины же строят обширное здание для училища по другую сторону от гостиницы, купив для этого дополнительный участок земли (см. ул. Володарского, 60).

В 1996-1999 годах на улице сооружено высокое здание: поставленный на пересечении с Бауманским переулком жилой дом с мансардными завершениями и оригинальной башней. Дорога в переулок идёт теперь через арку этого дома.

Posted in Улицы г. Воронежа | Tagged , , , | Leave a comment