Записи с меткой театр кукол

Архангельск. Троицкий проспект, дом 5 (Театр кукол)

Фото 05.03.2012:

Архангельский театр кукол

Адрес: г. Архангельск, Троицкий просп., д. 5

Театр кукол (по материалам книги «Путеводитель по Архангельску или нескучная прогулка по любимому городу с ироничным дилетантом / Н.Н. Харитонов. — Архангельск: ООО «АрхПресс», 2010. — 271, [1] с.»):

Внуки резвившихся тут пионеров смотрят кукольные представления. Премия «Маска» Дмитрий Лохов. Спектакли для взрослых. Яничек пишет оперу.

Перейдем проспект, на четную сторону. Интересно же постоять под летающей тарелкой, звезданувшейся в стену здания центральным входом. Да и дом, что нам нужен, отсюда смотрится лучше.

Его построили архангельским Дворцом пионеров. В нем взращивали забавных барабанщиков, коим должно было оказаться апологетами советского образа жизни по постулатам «Морального кодекса строителя коммунизма». Ребята выросли и устроили городу жизнь по своему «торговому кодексу строительства капитализма», с постулатами захвата архангельских земель и капиталов. Но выпустивший создателей первоначальных личных состояний дом оказался в стороне от воспитанников, деливших город в расстрельных девяностых и нынешних. Судьба исторически улыбнулась зданию, поселив под бывшую пионерскую крышу самое чистое, светлое и доброе творческое сообщество — Архангельский театр кукол.

Дом, как и прежде, осаждает детвора. Здесь ничего не штудируют, никого не поучают, не вдалбливают утопические истины. Есть надежда, что изумленные, потрясенные происходящим внутри малыши вырастут чище, лучше, честнее, по крайней мере, совестливее бывших барабанщиков.

Театр кукол — безусловный эфир архангельской чистоты. Конечно, его артисты, режиссеры, театральные — люди из плоти и крови. Но плотское к этому театру не липнет по умолчанию. Место, кое в своем театральном мире город держит за неприкасаемое априори. Если хотите субъективное мнение, для горожан здесь больше святости и тайны, чем, простите за богохульство, в ином архангельском храме.

Это эмоции. А теперь хронометраж реалий.

Театр кукол переехал в сие здание из особняка Элиз Вандет, что на Попова, 2. После ежедневных десятилетних атак советских пионеров дом приходил в чувство, года два блаженствуя в ремонте. Первый спектакль в новом собственном помещении архангельские кукольники дали в 1985 году. Главрежи театра: Шацкий, Дерягин, Лохов. На спектакле мигрировавшего в Питер Василия Дерягина «Кошкин дом» детишки и ныне испытывают всю гамму эмоций и переживаний.

С Дмитрия Лохова началась новая история взаимоотношений театра кукол и взрослых горожан. Архангелогородцы не только сопровождают своих чад на встречу с куклами. Череда спектаклей для взрослых заставила архангельских театралов выстроиться в очередь в кассу театра и погрузиться в мир грез, как в детство, по самую макушку. «Вертеп», «Хамлет, датский принц», «Любовь к трем апельсинам», переросшая в «Любовь к золотому апельсину», «Чайка», «Креольчик», «Она вела танец. Айседора Дункан сквозь легенду», «Окассен и Николетта», «Думающие руки» и «Страусиное шоу», «Варьете «Плюм, плюм, плюм», «ВОМ» (большим о маленьких), «Маленькое шоу больших людей», «Любовь, любовь». Да ни один кукольный театр России так не любит взрослых, так не холит и лелеет их, как наш Архангельский областной кукольный театр! Российская профессиональная общественность Мельпомены в немом изумлении, откровенном восторге буквально заваливает взрослые спектакли наших кукольников высшими театральными наградами России. «Вертеп» — «Маска», «Хертруда» — опять «Маска». И «Хамлет» — «Маска», за лучшую женскую роль С. Михайловой. Постановщик спектаклей, регулярно потрясающих воображение профессионального цеха театралов — главный режиссер Архангельского областного театра кукол, мэтр Дмитрий Лохов.

А какие в сем месте «капустники»! Мечта, не капустники. Исчадье хохота, когда уже все: слез нет, слов нет, себя нет. Есть хохочущий зал, просящий у артистов пощады. Я помню: шел капустник по поводу международного Дня театров. Когда на сцене добрейший Сан-Саныч Чуркин перегнул пополам Галину Анатольевну Ястребову (телебабушка Галина), превратив в трибуну, взгромоздился на нее оратором и зачёл присутствующим подлинный приказ министерства культуры, зал залез под кресла и ничего уже не мог с собой поделать. Следующие далее выступления артистов областного театра драмы и воспитанников пановской молодежки были безнадежно сорваны. Зритель не мог прийти в себя, так и выкатился на улицу хохочущим, в полном экстазе, пугая ничего не понимающих прохожих, совершавших тихий вечерний моцион. Дело происходило в бывшем зале обкома партии, на малой сцене драматического театра. Больше господа драматические актеры на совместный театральный капустник с кукольниками выйти не рискнули.

Архангельск хорошо помнит неординарную театральную личность — Мишу Логинова. Актер, режиссер, поставивший с десяток спектаклей. Два идут по сию пору. Миша ставил на кукольной сцене, и пел с Сашей Яничком известный спектакль для взрослых — «Креольчик». В нем участвовала и актриса Галина Ястребова. Увы, ярчайший из династии архангельских кукольников, Михаил Логинов, покинул Архангельск. Через театр кукол Костромы переехал главным режиссером кукольного театра в Волгограде. В Архангельском же Областном театре кукол работает сын Логинова. Илья Михайлович внешне — копия папы. В театральных кругах молодого артиста считают весьма способным юношей. Илья пишет стихи, сочиняет музыку, в проекте «Домашние театрики» ставит с женой спектакли. Мама Ильи — известный сотрудник этого театра. Единственная полноценная архангельская династия кукольников.

Долгое время в театре работал звукорежиссером Сережа Кузнецов, ныне перешедший в Драму. Однажды Сергей своим профессионализмом буквально спас концерт А. Градского в нашем городе. Дело было в ДК строителей. Мэтр рассвирепел на ребят, ставивших аппаратуру для выступления, в порыве ярости выгнал всех из зала. Я попросил Сергея сесть за пульт. Через пару минут настройки Саша Градский успокоился, фантастика, его устроило буквально все, что предложил звукорежиссер Кузнецов! Мы даже не задержали начало встречи, длившейся потом больше трех часов.

Звукорежиссерами театра кукол всегда были личности неординарные, Архангельском любимые. Здесь работал один из самых востребованных саксофонистов начала XXI века — Витя Хабаров. Популярный певец ресторана «Боброфф» Дмитрий Иванов. Но самый известный, конечно же, Александр Яничек, композитор, написавший музыку уже к десятку театральных спектаклей.

Театральный дом на Троицком, в котором и дети, и родители с равным восторгом постигают простые житейские истины, каждый год принимает сорок тысяч зрителей. Ручка с огромных дверей главного входа давно просится в музей, как великая театральная реликвия, видавшая маленькими не одно поколение архангелогородцев.

Архангельский блокнот

ГЕРОЙ АРХАНГЕЛЬСКОГО ВРЕМЕНИ

Когда в шесть лет вас везут из Сибири в Архангельск, то, в принципе, вам все равно. Главное — любопытно, потому как далеко и долго, через всю огромную страну, СССР. В Его венах — польская кровь, матушкино наследство. Прадед — владелец ткацкой фабрики в Польше. За что и поплатились. Печальная история репатриации в Сибирь. Ему подвезло родиться вовремя: страна Советов выполнила скорбный план массовых посадок и готовилась завихриться в легендарном московском Международном фестивале молодежи и студентов, с которого в нашей стране все пошло как-то иначе, теплее, что ли… Оттепель. В Советском Союзе всякий был ребенком какой-нибудь исторической эпохи: дети революции, дети войны. Он оказался ребенком оттепели. И довольно об этом.

Дальше типично советское: школа — техникум связи — армия — музучилище. Знаменитая архангельская «Мартиросовка». «Музилище», выбив Его из прокрустова ложа среднестатистической советской биографии, явило Архангельску в Его лице несколько десятилетий удовольствия. Так и бывает: чья-то любопытная головушка высунется из ровнехонького поля умильно юношеских шевелюр, и, если не срежут при очередной тотальной стрижке, к удивлению общества именно окажется ему, обществу, и радостью, и даже примером.

Он не пример для подражания. Не дождетесь. Его творческим путем не пройти. Лично свидетельствую: пытались. Случалось, лихо обходили на вираже. И где они все? Творчески выпали в нетворческий осадок. Осели статистами. Неважно где: на популярных телеканалах, в музейной пыли, на дне богемного стакана или в бизнес-каморке. Не помним. Его же имя — как щелчок выключателя ее величества доброй ностальгии с эстетским бокалом музыкального удовольствия.

Все, умничать больше не стану. Жизнь достаточно триллер, чтоб насыщать развесистой клюквой. Впрочем, современникам Его судьба кажется спокойной, как пресловутая чеховская «тихая гавань». Кое-кто находит в сем разгадку растянувшейся на десятилетия внешней юности. Дамы и девы третий десяток с восхищенной завистью: законсервирован, свеж, как в молодости! Замечу иное: порядочность нашего героя столь очевидна, что никто и не думает искать в Его шкафу портрет Дориана Грел. Все-все, обещал не умничать, не буду.

Итак, триллер северной судьбы одного из самых известных и любимых Архангельском горожан, нашего с нами современника. Человек скромный, знаю, какую испытывает неловкость, посему с раскрытием имени не тороплюсь. Хоть какая-то интрига.

Продолжим. Быть бы демобилизованному хлопцу рядовым производителем советского потомства, кабы не любопытство да музыка. По двору на всех парах мчалась эпоха первого рок-эшелона. Наш герой попал в ДК строителей на должность с неуклюжим для очага культуры названием «радист» и оказался в эпицентре архангельских гастролей всех мэтров, что нынче ходят в легендах отечественной рок-музыки. Нас всех тогда накрыло этой волной так, что мама не горюй. Он выплыл на собственном паруснике — рок-группе «Элизиум». Древнегреческий рай, французские Енисейские поля, место отдыха мифологических героев — могучих мужиков, рожденных от утех богов с земными тетками. Название для той архангельской жизни — помпезуха и выпендреж в одном флаконе. Танцоры знаменитой «Свечки» года три не то, что разгадать, выговорить не могли. Но музыкантов обожали до умопомрачения. В первом отделении рок-группа «Элизиум» играла музыку собственного, точнее Его сочинения. Недавно мне обновили в памяти. Прикинул: хоть сегодня на продвинутый танцпол, вставит без кислоты и стимуляторов.

Когда нашему герою на блюдечке с голубой каемочкой преподнесли самую крутую танцплощадку архангельского времени восьмидесятых — Дворца строителей, «Машина времени» так раскрутила фишку «рок» по Советскому Союзу, что даже ВИА «Самоцветы» официально подали заявку на звание рок-группы. Ну, полный фездипец и пердимонокль. Извините, конечно, за скромность выражения. Он же потребовал, чтоб созданное Им для танцев именовали, вопреки царившему угару по рок-группам, ансамблем «Домино». Не поддавался парень массовым психозам. Иммунитет приобретенный. Из оксюморонов: проклятие, как счастье. Да-да, тот приобретенный, невесть когда и как, иммунитет оказался Его проклятием, как счастье. Столько раз сбивал парня с дорожек коммерческого успеха, чтоб сохранить для неизмеримо большего: творческих событий, какие всем нам, всему Архангельску, за счастье. Но это стало понятно ныне, четверть века спустя. Тогда же жаждалось иного.

В какой-то момент музыка завела Его в творческий тупик. Отлично помню, как Он стал фотографом. И еще не одна сотня, если не тысяча горожан помнит сие. Полистайте-ка альбомы своей юности. Если обнаружите шикарные архангельские фотки Майка Наумейко и «Зоопарка», Миши Борзыкина и «Телевизора», Олега Гаркуши и «Аукциона» (можно, не стану перечислять всю обойму питерского «Рок-десанта на Русский Север» конца восьмидесятых прошлого столетия?), знайте — его опыты. Этот человек профессионален даже в начинаниях. На фоточки взгляните.

Эх, напрасно парень тратил время, бегая от данного небом. Разве сладкая мука отпустит? Музыка подвела Его к краю пропасти и соблазнила. Сладкий, мучительный полет. С Ним парил легко, изящно город. Да что там Архангельск, весь Русский Север жаждал окунуться в ностальгию «Ян-варьете». Лично свидетельствую. Очевидец.

Полагаете, фамилия приоткрылась — интрига улетучилась? Как бы не так. Мы движемся по лучшей из архангельских историй времен создания первоначальных капиталов. Только капиталец-то разнится, кому — тридцать серебряников под пулями, другому — банковское ярмо кредитов, платежей, налоговых наездов. Капиталом Ему — мир новой музыки, жизни чистой, той, что лишь избранным небом сохраняет душу ребенка. Почти невероятная история о том, как можно было не стать сволочью в расстрельные девяностые, предпочесть первичным капиталам свободу творчества, парения. И юность. Вечную.

Не скрою, когда нынче я вижу отяжеленных миллионами уж не рублей, а долларов Его сверстников, как всякий, подмечаю: картинка-то печальна. Вы хотели круглых нулей за цифрою счетов да злата-серебра? Их есть у вас, не кисните. Музыкант тоже добился, чего желал: творческого. И вот вы рядом, получившие своё, капиталист и Музыкант. Архангелогородцам даже зеркало не требуется. Нувориша, пусть и аборигена, архангельского, не спасут ни пляжи Адриатики, ни склоны Куршавеля, ни пластика известной хирургии. Купюр не хватит, чтоб в глазах земляков выглядеть столь свежо, приятно, симпатично, главное, желанно, как Музыкант. Скальпелем душу не исправить, а музыке подвластно. Другие инструменты, иная жизнь. Хоть все богатство бросит на пиар, известней Музыканта в Архангельске нуворишу не быть. И на хрена вы бились, бизнес-парни?

Теперь прочитанное выше переведем в сухую прозу.

Его приятель, Игорь Борисович перешел директором на работу в кинотеатр «Север», когда кинопрокат рушился с неумолимостью Ниагарского водопада. Архангельск забился в душные комнаты, именуя таковые видеозалами. Игорь пригласил Его своим замом в разваливающийся «Север», на месте коего архангельский кинопрокат, известный городской телемагнат и дирекция кинотеатра в лице знакомых вам приятелей создали некое ООО. Кинотеатр стал собственностью ООО, а директор и зам по очереди ставили на сеансах кассеты в видеомагнитофон. Однако, Ему вовсе не мечталось умереть видеопрокатчиком. Купили необходимую начинку, и в «Севере» появилась первая в Архангельске частная студия звукозаписи. Не для тиражирования чего-то прибыльного «на костях» — использованной рентгеновской пленки, с чем когда-то народ встречался в невзрачных ларечках советских черноморских пляжей. Настоящая большая студия записи оригинальных авторских фонограмм.

Тут-то все и началось. Городская киносеть развалилась и выскочила из учредителей. Гордо, взяв в качестве отступных видеопроектор, выбыл из оных и телемагнат. Чем изумил несказанно: оставить здание в самом центре, на Поморской и Троицком?! Впрочем, помещение «Севера» в ту пору было весьма плачевно. Прямо скажем: дрянь-помещеньице досталось нашим пацанам. Зато свое! Двое приятелей — полноправные владельцы. Какие планы сразу завихрились! Среди прочего — театр-варьете. Под проект взяли кредит у одной из внезапно появившихся и расплодившихся, как безумство, архангельских бирж. Деньги оформили честь по чести, по закону, с нотариусами, печатями, на гербовой бумаге. Для репетиций сколотили сцену. Для звукостудии сделали выгородку. Так в Архангельске появился «Яничек-варьете». Но биржи в городе лопнули столь же внезапно, как и возникли. К парням пришли братки. Разговор наивных деток с акулами подпольных махинаций:

— Гоните гребаный кредит.

— Но вот же договор, нотариус, печати, гербовые бланки, все по закону…

— Засунь закон себе в… (передаваемая игра слов известного идиоматического выражения). Бабки на стол, иначе мы вам (вариации средневековых пыток).

Ребята спорить не стали, деньги вернули через месяц. Мир не рухнул. Студия жила, варьете нарабатывало программу.

Успокою возбудившихся: парни недолго оставались частными владельцами кинотеатра «Север». Нарождающиеся пираньи городского бизнеса очухались: как это? Место в центре города в собственности не торгашей, не депутатов?! Наши парни не были коммерсантами. Не были ушлыми пройдохами. Сволочью — тем более. Никаких шансов выжить среди вчерашних лидеров архангельских комсомольцев с внезапно развившейся бульдожьей хваткой прихватизатора. Первым ребят вызвал начальник городских депутатов, некий политический деятель смутных архангельских времен, с самой распространенной русской фамилией. Господина удивляло, сколь дешево досталось паренькам местечко в центре города. Не радовало сие Петровича, еще как не радовало. Спать не давало, мешало вершить могучие дела превращения городской собственности в негородскую. Вальяжный иезуит глазам, ушам не верил, сколь наивные собственники эти парни. Ребята ничего толком не успели понять, как лишились трети кинотеатра. Верите, даже не расстроились. Ну, нет у них гена стяжательства. В лидерах советских комсомольцев спал до поры до времени, и проснулся. А у нашего героя отсутствует напрочь.

А история-то с кинотеатром «Север» только разворачивается. К парням нагрянули… инвесторы. Инвесторы предлагали радикальное: здание снести, на чистом месте — новый кинотеатральный центр, с подземным залом и парковкой. Для студии звукозаписи — апартаменты, для варьете — роскошный зал. Шикарный архитекторский проект. Я помню, как его отчаянно отстаивал Ю.А. Барашков. Его студенты ходили в авторах. И Петрович подсуетился, депутаты выдали: «добро». Почти. Но тут на авансцену вышла третья сила, Архангельску известная, как МММ: музейный монополист М. Взяла за глотку: здание — мое! С какого перепугу? Неважно. Мое, и все тут. В нем каждый камень — история. Кто бы возражал.

«Север» не сразу оказался кинозалом. Купчиха Плотникова построила здание для собственной электростанции. Но в город добежал синематограф. Этакое развлечение, а бизнес-то каков! Купчиха немедленно вписалась. Патриархия не одобряла движущиеся картинки, синематограф держала делом бесовским, нехристианским. Богомолица Плотникова испросила у церкви специальное разрешение на неугодные Богу дела. И дали! Так в Архангельске появился не первый, но самый старый, хотя бы частично сохранивший стены городской кинотеатр.

Так ли интересно, как городские власти лишили пареньков частной собственности в центре, на Троицком? Да не просто, прежде всяческими уловками выманили у ребят заработанные деньги, разорили вчистую. И начали душить официальными поборами. Технологию городского захвата собственности придумало не нынешнее поколение торговцев. Оно лишь накачало беспределом да цинизмом методику предшественников, петровичей.

А что же наш герой? Он был счастлив, когда Сергей Карпунин пригласил Его проект в знаменитую «Свечку», где когда-то все и начиналось. Не Его это стезя — недвижимость. Под крышей Центра христианской культуры ничто не отвлекало от творчества. И это главное. Остальное приложилось.

В первой архангельской студии звукозаписи Он сотоварищи, Андрюшкой Корельским да Сережей Усюкевичем, творили первые архангельские рекламные ролики. Записали сотни! Несколько лет эфиры архангельских радиостанций гоняли рекламную продукцию только Его звукорежиссерского трио. Но город это не запомнил. И правильно. В рекламной жвачке, даже качественной, толк, скорее, для торговцев.

Запись альбомов знаменитого гармониста Сергея Сметанина, ансамбля «Сполохи», «Традиции» Александра Качаева, Аллы Сумароковой, групп «Анфиса», «Форт Нокс», Андрея Дмитревского, Елены Бускиной, военного оркестра, хоров в архангельской Кирхе, народных хоров Онеги, Косково, Боброво, Заостровья. Всего не перечесть. Мастер — тейп их производства с альбомом группы Ромы Корельского тиражировала фирма грамзаписи в Антверпене. Их звукорежиссерскую работу, альбом «Форт Нокс», выпустила легендарная питерская фирма звукозаписи «Антроп». Студийная часть жизни явно удалась. Но город ее знает мало. И любит не за это.

Архангельск и Русский Север полюбил нашего героя за невероятные, чистейшие добрые эмоции, в которые Он погружал, как в ностальгию детства и юности, всякого, кто оказался в поле звука концертов «Яничек-варьете». Так вышло, однажды музыканты дали двадцать пять выступлений кряду на открытых площадках Архангельской области. Большие города, райцентры, поселки, села — весь регион стоял на ушах. Гастрольный тур проходил с таким аншлагом, с такой бурей эмоций сдержанных на проявление чувств северян — столичные мэтры отдыхают. На юге области одна из котлашанок призналась:

— Ансамбль с молодой Пугачевой Котлас принимал гораздо спокойнее, чем это варьете. Хотя тоже видим впервые. Так за душу берет, аж сердце щемит.

Мне трудно передать особенности чудной атмосферы, что немедля, на первой песне возникала над открытой площадкой. Нереальный мир. Возраст же никуда не исчезает, но невероятным образом к взрослым, старикам возвращалось лучшее из прошлого. Люди пели, пританцовывали, забыв про хвори, быт. И, как подростки, не хотели расставаться. Только представьте: взрослые ездили за «Яничек-варьете» из поселка в поселок, чтобы вновь оказаться в том странном счастье из музыки, воспоминаний юности и ностальгии. Никогда Русский Север не испытывал подобного и, верно, уже не испытает.

Людям хотелось той атмосферы. Вернувшись в Архангельск, я попросил телевизионщиков, и режиссер Оля Зайцева записала «Яничек-варьете» в осеннем Петровском парке. Как они были хороши! Архангельский народ сбежался среди рабочего дня, повис на старых тополях и едва не сорвал всю съемку, на фиг! Передача вышла столь необычной, что по бесконечным просьбам телезрителей и собственному желанию телевизионщики крутили в эфире до полусотни раз! Такой частоты не было даже у повторов программы с Надеждой Кадышевой и «Золотым кольцом». Многие записали эфир на видеомагнитофоны и крутят дома до сих пор, мне случилось такое видео посмотреть в Октябрьском Устьянского района.

«Яничек-варьете» — «Январь» творил лет десять. Ушло само, когда нашего героя пригласили композитором в добрый и светлый архангельский театр, кукольный. Заведующим музыкальной частью. Дети! Вы шибко любите спектакли «Операция подсолнух», «Щуча», «Лысый лев», «Слоненок пошел учиться». А также знаменитые новогодние елки в театре кукол. Так вот все песни и музыку сочинил дяденька, коего ваши мамы и бабушки бесконечно обожают за творчество и ностальгию по «Яничек-варьете». А еще за ныне уже легендарный спектакль для взрослых, с песнями Александра Вертинского. «Креольчик» — эстетство, вне сомнения. Но лично знаю людей, специально приезжавших из архангельской глубинки, из Онеги, с космодрома Плесецк, из Североонежска, прилетавших на представление из Москвы. Говорят, некоторые архангельские бизнесмены летают на уик-энд в столицу — дорого поесть да поглазеть на выступление Машки Распутиной, под фанеру. А московские продвинутые эстеты летают в наш Архангельск отбить в восторге ладоши на «Креольчике». Каждому свое.

…Ныне композитор, гитарист, исполнитель Саша, Александр Васильевич Яничек пишет оперу «Дон Жуан в Венеции».

Кстати, по соседству с нынешним кукольным театром Екатерина II хотела построить Архангельский театр оперы. Построила булочную. Другим соседом оказался древний… дом терпимости! Неисповедимы пути. На сей раз не Господни, а архангельской истории.

Posted in Здания г. Архангельска | Tagged , , , | Leave a comment

Воронеж. Проспект Революции, дом 50 (Театр кукол)

Фото 10.08.2013:

Воронежский Государственный Театр кукол имени В. Вольховского

Адрес: г. Воронеж, просп. Революции, д. 50

На здании размещено несколько мемориальных досок:

  • В гимназии, находившейся на этом месте, с августа 1915 г. по январь 1916 г. учился первый пролетарский поэт Литвы Юлюс Янонис.

  • Народный артист России, Лауреат Государственной премии России Валерий Вольховский с 1987 по 2003 год руководил Воронежским театром кукол «Шут».

Театр кукол «Шут» (по материалам книги «Воронеж: встреча с прошлым и настоящим: историко-архитектурный иллюстрированный справочник-путеводитель по культурно-историческим памятникам / В.А. Мальцев. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. — 211 с.: 685 ил.»):

Необычно, оригинально здание театра кукол, перестроенное в течение первой половины 1980-х годов из Дома художественной самодеятельности профсоюзов. Авторы проекта Н.С. Топоев и В.Г. Фролов удостоились Государственной премии РСФСР. Но назвать здание новым нельзя: использованы прежние стены, оконные проёмы и даже многие декоративные элементы. Более того, здание имеет дореволюционную основу. По-видимому, некоторые стены остались от одного из домов Д.Г. Самофалова, где размещалась 2-я мужская гимназия, а в годы первой мировой войны — ещё и частная гимназия, эвакуированная из Литвы. В 1915 году именно здесь учился «литовский Маяковский» — поэт Юлюс Янонис.

Posted in Здания г. Воронежа | Tagged , , , , , | Leave a comment