Записи с меткой Степан Тимофеевич Разин

Воронеж. Улица Степана Разина

Улица Степана Разина — улица в Центральном районе города Воронежа. Названа в честь донского казака Степана Тимофеевича Разина. Проходит от Чернавского моста до проспекта Революции.

На улице Степана Разина расположены:

Улица Степана Разина (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

Биография улицы Степана Разина неотделима от истории застройки Воронежа, от истории городского быта. Уже более двухсот лет улица служит подъездным путём к Чернавскому мосту.

Капитальный уличный спуск устраивали с конца 1770-х годов, а самые трудные работы вели в 1780-х годах. Спуск не получился идеальным, поскольку был очень крут в начальной части, а затем делал сильный изгиб. И всё-таки в градостроительном отношении это — очевидный шаг вперёд по сравнению с прежней дорогой. Ведь раньше для съезда к реке из центра города использовали улицы Поднабережную и Большую Чернавскую.

Ровесник улицы и её главная историческая реликвия — сооружённый в конце 1770-х годов суконный цех Гардениных, впоследствии военный манеж. Здание сохранилось доныне под №43 и более всего известно как «Арсенал» (его история подробно освещена в статье о Б. и М. Манежных ул.).

Прокладка новой улицы доставила очень большие хлопоты городским властям и рабочим: пришлось рыть и перемещать землю, чтобы сгладить крутой обрыв и протянуть спуск по склону Чернавского лога, укрепить его. Дожди и таявшие снега уничтожали уже созданное. В мае 1789 года наместник В.А. Чертков внёс в наместническое правление предложение «о поспешнейшем исправлении вновь проложенной от города улицы к мосту чрез реку Воронеж, сначала хоть одной половины той улицы…». Правление приказало коменданту города П.А. Сандбергу, губернскому землемеру С.П. Владыкину и городской думе исполнить требование. Для подобных работ тогда привлекались «батальонные мастеровые» и тюремные заключённые.

В середине 1820-х годов, при губернаторе Н.И. Кривцове, всерьёз озаботившемся благоустройством города, спуск получил хорошее булыжное покрытие и впервые был прочно укреплён кирпичными стенами. Так, в 1825 году ликвидировали плохой въезд со спуска на нынешнюю улицу Ольминского; здешнюю гору, стеснявшую, сужавшую спуск, подрыли и для предотвращения обвала обложили кирпичом. В стене архитектор И.А. Блицын предусмотрел «для свободного сообщения двух улиц пространное отверстие, с каменною лестницею».

В 1846 году другой архитектор, С.И. Соколов, выстроил над стеной собственный каменный трёхэтажный дом с мезонином и другие усадебные постройки. Он украсил и усадьбу, и улицу, завершив стену башенками с зубцами на манер крепостных. Впоследствии домовладение Соколова перешло к дворянам Перелешиным. На краю этого места до сих пор имеется подпорная стена, но она уже — позднего, советского происхождения; сохранился лишь небольшой участок старой кладки…

Всю новую улицу именовали Чернавской горой, или Чернавским съездом, или просто Чернавской. Кроме того, за её нижним участком (начиная от изгиба и далее к реке) утвердилось название «Попово-Рыночная». Оно было связано с Поповым рынком, находившемся у излома улицы — на перекрёстке с нынешними улицами Сакко и Ванцетти (Большой Девиченской), Вайцеховского, Цюрупы, Большой Манежной.

Единственное свидетельство о происхождении названия Попова рынка оставил историк Е.А. Болховитинов (1800): «прозван так сперва от нескольких торговых съестных лавок, выстроенных по бывшей улице, на коей сряду жили три попа: Онуфриевский, Петропавловский (это наименования церквей — П.П.) и губернатора Пушкина». А.М. Пушкин, упоминаемый Болховитиновым, губернаторствовал в 1748-1760 годах — раньше, чем сформировалась рыночная площадь (последняя четверть XVIII века). Не случайно историк употребил определение «бывшая» по отношению к описываемой улице: очевидно, имеется в виду одна из проходивших здесь «дорегулярных» улиц, впоследствии перепланированная.

Рынок размещался в выгодном для торговли месте: съезд был самым оживлённым в городе, им пользовались не только воронежцы (особенно до прокладки железных дорог). Дорога к реке и далее через мост, дамбу и слободу Придачу вела на Черкасский почтовый тракт, она была частью общероссийского пути из северных и центральных губерний на юг, на Кавказ.

В 1847 году литератор П.В. Малыхин описывает город в редактируемых им «Воронежских губернских ведомостях»; продолжая повествование Болховитинова о Поповом рынке, он сообщает: «Теперь эта часть города обстроена многими хорошими каменными домами, имеет несколько каменных лавок, где, впрочем, цена на все материалы дороже, нежели в главнейшей части города, потому что здесь торгуют мелкие торговцы, забирающие в кредит у главнейших воронежских купцов».

Поповым рынком уже именуют и пространство торговой площади, и окружающие её здания с лавками, а часто — и всю местность, прилегающую к площади. Горожанин, квартировавший в XIX веке где-нибудь на Вигелевской улице (ныне Вайцеховского) или на Перелешинской (Ольминского), говорил: «Живу на Поповом рынке…».

Где-то на Поповом рынке имел собственный дом с мезонином острогожский помещик, поручик В.И. Станкевич — отец известного философа Н.В. Станкевича. В 1847 году он объявил в газете о продаже этого дома со всей его усадьбой, которая находилась, судя по номеру квартала, между нынешними улицами С. Разина, Цюрупы, Ольминского. Пока не установлено, часто ли бывали здесь Станкевичи. Может быть, в доме с мезонином останавливался во время своих приездов в Воронеж литератор А.В. Станкевич, брат философа. «На Поповом рынке» жил и тот самый П.В. Малыхин, что опубликовал описание города и рынка в «Ведомостях». Он квартировал в здешнем доме Акулова, и не случайно, ибо в это время преподавал в губернской гимназии, размещавшейся недалеко от рынка, на Б. Девиченской.

Ещё одна особенность улицы: возле оживлённой дороги традиционно размещались гостиничные заведения (хотя их здесь было немного, в отличие от центра города). В 1870-е годы на Поповом рынке в собственных домах содержали: гостиницу — купец И.А. Ильин, постоялые дворы — коллежский регистратор А.Ф. Кузьмин, коллежский асессор И. Родоконаки… В конце XIX и начале XX века немного ниже площади находилась усадьба известных воронежских извозопромышленников И.С. и И.И. Даевых, отца и сына. Они держали «выезды» в нескольких местах города, обслуживали даже губернскую администрацию. На Поповом рынке тоже был один из «выездов», во дворе жилого даевского дома стояли конюшни, каретный сарай, большие двухэтажные сараи для фуража.

В конце XIX и начале XX столетия Попово-Рыночную площадь по-прежнему обступали дома с магазинами. Несколько каменных домов вокруг площади имела семья купца М.И. Кабаргина, торговца бакалейными и мануфактурными товарами, старосты Петропавловской церкви. Наиболее давним его владением была усадьба, приобретённая в 1872 году на скрещении улиц Попово-Рыночной и Петропавловской (Цюрупы), там, где теперь «хрущевка» №36 с магазинами на первом этаже. Как и в 1870-х годах, в начале прошлого века угол занимал двухэтажный кирпичный дом Кабаргина с магазином. Однако сама площадь уже утратила былое торговое значение, в её центре пустовал незамощенный треугольник. По предложению садовой комиссии городская управа в 1901 году разбила здесь треугольный сквер, а в 1903 году обнесла его железной решеткой. Воронежцы прозвали сквер Собачьим. Старожилы-очевидцы, опрошенные автором этой книги, вспоминали, что на площади часто и во множестве собирались бродячие, бездомные собаки…

Возле самого верхнего отрезка улицы — Петровский сквер, одна из самых главных достопримечательностей Воронежа. После устройства сквера, открытия в нём в 1860 году памятника Петру I пролегавшую рядом часть съезда (между Большой Дворянской улицей и Поповым рынком) стали называть Петровским съездом, Петровским спуском. Нижняя же часть улицы по-прежнему оставалась Попово-Рыночной.

В конце 1870-х — начале 1880-х годов и Петровский съезд, и Попово-Рыночная улица подверглись генеральному перемощению. Однако Петровский съезд раньше, чем остальная улица, испытал такие коммунальные удобства, как водопровод и движение конки. В 1872 году была протянута линия водопровода под гору, от Большой Дворянской до Попова рынка (а далее её завернули на Б. Девиченскую). На краю рыночной площади (около Б. Манежной улицы) поставили деревянную водоразборную будку, впоследствии заменённую на красивую кирпичную. В конце 1906 года по Петровскому съезду поехала (тоже с поворотом на Б. Девиченскую) конка. Но с каким трудом она преодолевала обратный путь, сколько усмешек отпускали по этому поводу горожане! Очевидец В.П. Митрофанов вспоминал: «Движение конки было столь медленным, что, казалось, пешком дойдёшь скорее, чем сидя в ней. Жалко было лошадей, тянущих конку. Они имели очень заморенный, истощённый вид. Сдвинуть с места вагон конки, заполненный пассажирами, требовало предельного напряжения лошадиных сил. Особенно тяжело давался маршрут по Девиченской улице; по пути его нужно было преодолеть две горы… Возле здания общежития епархиального училища дополнительно припрягалась ещё одна лошадь, и конка брала гору с разбега. Но самым трудным был рейс в гору по Петровскому съезду, к Петровскому скверу. Внизу, у начала подъёма припрягались ещё две лошади и, таким образом, вагон конки тянули уже четыре лошади. Всё равно видно было, что… при приближении к скверу они предельно напрягали свои последние силы. Не надолго хватало бедных лошадей, они быстро хирели».

В.П. Митрофанову ещё повезло! Он не застал самые душераздирающие сцены в первые месяцы после запуска конки, когда четыре лошадиные силы ещё не использовались. «Воронежский телеграф» описывал, как на подъёме «кондуктор шёл рядом с лошадью и беспощадно награждал бедное животное ударами кнута, от которых правый бок её покрылся вздутыми полосами, и из рассечённой кожи сочилась кровь».

В 1901-1904 годах в верхней части Петровского съезда (на противоположной от Петровского сквера стороне) возвели новое большое здание для 1-го и 2-го Александровских городских женских училищ. Это было время, когда в хозяйстве города наблюдался временный экономический подъём. Проект училищного дома выполнил городской архитектор А.М. Баранов. В 1903 году здесь уже шли занятия. Трёхэтажное кирпичное здание стало доминировать над крутизной спуска. Под горой около училища тянулась длинная подпорная стена из кирпича, вверху её оформили парапетом, который снижался уступами.

Постепенно застраивалась капитальными зданиями и та сторона спуска, что примыкала к Петровскому скверу, — несмотря на большую покатость холма, на уклон усадеб сразу в двух направлениях (сразу за домами начинался Чернавский лог). Но именно этот рельеф придал художественную выразительность застройке, спускавшейся вниз уступами, словно причудливая лестница из каменных стен и железных крыш. И по сей день улица не утрачивает своеобразия благодаря нескольким старым постройкам.

Почётный гражданин Л.Я. Бабушкин, руководитель местного филиала-склада Трёхгорного пивоваренного товарищества, превосходно обосновался на неудобьях — благодаря тому, что несколько зданий его усадьбы спроектировал опытный зодчий С.Л. Мысловский. На краю лога сохранился дворовый флигель (№51А, 1907 г.), где, видимо, жил сам хозяин. Флигель имел две великолепные открытые галереи для отдыха, одна из которых, оформленная решётками в стиле модерн, до сих пор обращена в некогда живописный овраг.

Рядом с Петровским сквером с 1873 года стояло гостиничное здание, выстроенное инженером Г.И. Рейнгардтом по его собственному проекту, – оно тоже уцелело доныне в несколько изменённом виде (№53). С 1880 года усадьба перешла к купцу И.Н. Вяхиреву, одному из учредителей известного товарищества «Братья Вяхиревы». Он построил около гостиницы ещё два здания, дошедшие до наших дней: жилой дом (№51, 1905 г.) и дворовую службу (№53А, 1894 г. — начало XX в.). Гостиница же, содержимая различными арендаторами, действовала в начале спуска долгие годы. В конце XIX века она имела прочную репутацию публичного дома, «притона разврата». В 1910-х годах ей для возвышения статуса дали имя «Таганрог» (в Воронеже существовала мода на копирование красивых названий русских и заграничных городов). В 1914 году, при владелице усадьбы В.В. Сидельниковой и арендаторах Хоркиных, «Таганрог» реквизировали под лазарет для раненных воинов в связи с началом Первой мировой войны (вопреки расхожему мнению, реквизиция частновладельческих помещений началась именно в это время, а не после Октябрьской революции). Война сразу изменила привычный уклад жизни горожан, нарушила их хозяйственную деятельность, осквернила перед революцией и описываемую улицу. Как напоминание об этом — полицейский протокол 1914 года, бичующий беспорядки около лазарета: «…Со двора Сидельниковой… вытекают помои… протекают через весь двор… и разливаются по Попово-Рыночной…».

В 1918 году вышло решение горсовета о переименовании Попово-Рыночной в улицу Стеньки Разина. Но после захвата города белогвардейцами в 1919 году новые таблички исчезли. Окончательное переименование состоялось в 1922 году. А через несколько лет к этой улице присоединили Петровский съезд. Позже название улицы утвердилось в нынешней, более «благородной» форме: «Степана Разина».

Степан Тимофеевич Разин (ок. 1630-1671)

Руководитель крестьянской войны 1667-1671 годов, донской казак. В 1670 году на Дону действовали бунтари под руководством брата Степана — Фрола; часть территории современной Воронежской области была охвачена восстаниями. Поход Фрола Разина в сторону Воронежа завершился неудачей, но оставил след в жизни города. В том году для защиты Воронежа от разинцев была перестроена деревянная крепость. Сам Степан Разин проезжал через Воронеж до начала повстанческого движения…

В конце 1920-х годов по улице Степана Разина проложили трамвайные рельсы — до Чернавского моста. «Линия была однопутной, — рассказывает старожил М.Ф. Веретин. — Поэтому устроили разъезды на двух остановках: у Манежной и у моста. Вдобавок в 1930-е годы придумали возить вниз уголь — топливо для электростанции — на товарных платформах, прицепляя их к пассажирским трамваям. От моста до электростанции, которая работала на улице Софьи Перовской, протянули ещё одну рельсовую ветку по берегу реки, и там платформы транспортировал уже «мотовоз» — тягач с тракторным двигателем. Бывало, когда трамвай спускался вниз, у него не выдерживали тормоза — и тогда он нёсся на большой скорости к Манежной. Как-то платформа перевернулась, уголь рассыпался по улице. Люди кинулись собирать его и весь растащили».

В первые годы после Великой Отечественной войны воронежцы восстанавливали всё, к чему привыкли на этой улице: крутой булыжный спуск, подпорные стены, трамвайное движение. Судя по фотографии начала 1950-х годов, на холме ещё возвышалась «коробка» сожжённого здания Александровских училищ (до войны здесь была школа). Очевидно, здание собирались возродить к жизни. А подпорная стена около него была реконструирована и приукрашена (предположительно по замыслу главного архитектора города Н.В. Троицкого): над обновлённым парапетом поднимались зубцы в виде высоких и узких арочных ворот. Однако следующее поколение градостроителей поступило иначе. В конце 1950-х и в 1960-х годах улицу постигли глобальные изменения, а первым толчком к ним послужило строительство нового Чернавского моста…

В конце 1950-х годов реконструировали площадку у моста, спланировали подъездные пути к нему. Если прежде улица Степана Разина вливалась в Большую Чернавскую, и только та подводила к мосту, то отныне магистраль, носящая имя народного бунтаря, сама стала доходить до набережной.

Затем обновили не только нижний участок, а всю улицу. На всём протяжении увеличили ширину проезжей части, немного уменьшили её уклон, для чего в одних местах срыли возвышенности, а в других сделали дополнительные насыпи. Убрали трамвайные рельсы. На смену булыжному покрытию пришло гладкое асфальтовое. Пришлось разломать старинную стену с уцелевшими башенками возле улицы Ольминского и выложить новую стену. Кто бы из наших предков мог предполагать, в какую автотрассу превратится спуск, предназначенный сначала только для копыт лошадей, для колёс экипажей и саней, для полозьев саней!

На улице оставили очень мало старых зданий и построили несколько новых. В начале 1960-х годов появились крупные, но безликие дома-«хрущёвки». В середине того же десятилетия завершилось строительство нового здания технологического института, нынешней академии, — его разместили на том бугре, где оставалась «коробка» школы (Александровских училищ) и где по соседству, на углу с проспектом Революции, был Дворец пионеров, взорванный оккупантами. Подпорную стену под этим бугром опять-таки убрали, чтобы расширить проезд, и устроили большой косогор, засеянный газонной травой.

С 1967 года сносили старые домики и дворики на спуске ниже Мало-Манежной улицы. В начале 1970-х годов на их месте заложили бульвар. Дальнейшие годы того же десятилетия запомнились дополнительным сносом небольших домов на нижнем отрезке улицы и прокладкой там бульварных полос. В конце 1970-х годов снесён бывший дом И.И. Даева, который имел кирпичный низ и деревянный верх и стоял правее здания №36 («хрущёвки» с «Гастрономом»). Зелёная зона прибавила ощущение простора, однако без жилья стало меньше уюта.

К тому же, в 1995 году одну из этих зелёных полос — на чётной стороне улицы — сильно урезали, так как прокладывали автотрассу к новому подъёму на реконструируемый Чернавский мост.

Слишком бедный, невыразительный вид стал открываться при въезде на «пустую» улицу с Чернавского моста. И в 2002 году, когда проводился архитектурный конкурс на застройку десяти лучших видовых мест Воронежа, одним из таких мест была объявлена нижняя гора улицы Степана Разина. Победил проект главного архитектора города С.М. Сорокина, предусмотрено сооружение жилого комплекса с двумя высокими домами в виде круглых башен, поставленным по обе стороны улицы. Безусловно, такой ансамбль украсит улицу и город. Но есть у этого проекта и недостаток — как и многие другие современные проекты, он создан в отрыве от понимания проблемы исторического города. Вряд ли новые башни будут сочетаться и с соседними памятниками архитектуры, и с другими доминантами в силуэте города (например, с башней управления Ю.-В.ж.д., которая удачно парит над улицей С. Разина).

Площадь бывшего Попова рынка в наши дни не имеет наименования. Изредка её называют Манежной, поскольку рядом — одноимённая остановка транспорта. Сегодня здесь по-прежнему — сквер. В 1970-х годах его реконструировали, выложили высокие бордюры из природного камня, а в 1998 году в сквере оборудован коммерческий павильон «У Манежа» с магазином и кафе.

Зато топоним «Петровский спуск» по-прежнему не сходит с уст коренных воронежцев. Одни горожане употребляют его как удобный географический ориентир, другие связывают с ним воспоминания о событиях из жизни (например, многие говорят: «Я родился под Петровским спуском», имея в виду роддом на улице Вайцеховского).

Жаль, что часто забывается другое. В истории Воронежа Петровский съезд-спуск связан не только с повседневным бытом горожан — он хранит и память о военных событиях. В октябре 1919 года по булыжной горе отступали из Воронежа белогвардейские части, а вместе с ними покидали город крупные коммерсанты и некоторые оппозиционно настроенные интеллигенты. А затем по той же крутой дороге победно въезжала в город конница С.М. Будённого. «Буденновский» сюжет облюбовали художники советского времени, и до сих пор мы видим его на большой картине А.Г. Хазарова, висящей в Доме офицеров… В начале июля 1942 года мимо привычных подпорных стен спускались и отступавшие воинские части, и толпы рядовых жителей города, потрясённых воем бомбёжек. Горожане спешили перейти Чернавский мост, покинуть горящие правобережные кварталы перед приходом туда гитлеровцев. Увы, 6 июля взрывная волна подняла мост на воздух, и тысячам воронежцев не удалось избежать немецкой оккупации. Символично, что именно на этой улице, в здании «Манежа» («Арсенала») действует филиал областного краеведческого музея, посвящённый Великой Отечественной войне. Экспозиция открылась в 1981 году, ко Дню Победы, а в 1983 году её расширили и тогда же устроили выставку военной техники на соседнем бульваре, под открытым небом. Любопытно, что базовый автомобиль для «катюши» — ЗИС-5 — доставили сюда с одного из городских хлебозаводов, где грузовик-ветеран ещё работал. Наверняка он ездил и по этой улице ещё в то время, когда она была «одета» в булыжник и когда её восстанавливали горожане, окрылённые Победой… Однако технику придётся убрать, перенести, если начнётся строительство домов-башен.

Административный район — Центральный.

Петровский спуск (по материалам книги «Воронеж: встреча с прошлым и настоящим: историко-архитектурный иллюстрированный справочник-путеводитель по культурно-историческим памятникам / В.А. Мальцев. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. — 211 с.: 685 ил.»):

Возле самого верхнего отрезка проспекта Революции — Петровский сквер, одна из самых главных достопримечательностей Воронежа. После устройства сквера, открытия в нём в 1860 году памятника Петру I пролегавшую рядом часть съезда стали называть Петровским съездом или Петровским спуском.

Жаль, что часто забывается другое. В истории Воронежа Петровский съезд (спуск) связан не только с повседневным бытом горожан — он хранит и память о военных событиях. В октябре 1919 года по булыжной горе отступали из Воронежа белогвардейские части, а вместе с ними покидали город крупные коммерсанты и та часть интеллигенции, что была настроена против большевиков. А затем по той же крутой дороге победно въезжала в город конница С.М. Будённого. «Будённовский» сюжет понравился художникам советского времени, и до сих пор мы видим его на большой картине А.Г. Хазарова и других авторов, висящей в Доме офицеров…

В начале июля 1942 года мимо привычных подпорных стен спускались и отступавшие воинские части, и толпы рядовых жителей города, напуганных бомбёжками. Горожане спешили перейти Чернавский мост, покинуть горящие правобережные кварталы перед приходом туда гитлеровцев. Увы, 6 июля взрывная волна подняла мост на воздух, и тысячам воронежцев не удалось избежать немецкой оккупации. Символично, что именно на этой улице, в здании «Манежа» («Арсенала») действует филиал областного краеведческого музея, посвящённый Великой Отечественной войне.

Posted in Улицы г. Воронежа | Tagged , , , | Leave a comment