Чаплыгин. Николаевский храм в Зареченской слободе

Храм святителя Николая Чудотворца в Зареченской слободе

Адрес: Липецкая обл., г. Чаплыгин, ул. Школьная, д. 42

Храм святителя Николая Чудотворца в Зареченской слободе (По материалам книги: «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Чаплыгинский район. Лев-Толстовский район / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2013. — 512 с.»):

Сохранившиеся архивные документы дают возможность пролить свет на историю строительства Николаевской церкви в Зареченской слободе, бывшем селе Заречье. Они гласят: «В 1846 г. раненбургский купец Михаил Иванович Букин подал прошение в Рязанскую духовную консисторию «о усердии и желании его выстроить» в Зареченской слободе Раненбурга каменную церковь во имя святителя и чудотворца Николая, на что обещал он пожертвовать «к сооружению собственной его суммы 10 000 руб. ассигнациями». В свою очередь 9 января 1846 г. жители «Раненбургского уезда Ломовской волости Крючковскаго сельскаго общества Подгородной слободы государственные крестьяне, быв мы на мирском сходе и где с общаго нашего согласия полажили желанье способствовать в построении каменнаго храма в Подгородней Заречинской слободе Господину Раненбургскому Купцу Михаиле Иванову Букину, обещавшему употребить на постройку собственнаго капитала до 2 850 рублей серебром. Согласны мы с своей стороны пожертвовать, во-первых — место среди слободы нашей под церковь и кладбище, во-вторых — узаконенную препорцию земли под усадьбу церковнослужителям — 3 десятины напротив церковнаго места из числа выгона и третьих — узаконенную препорцию земли под один штат — тридцать три десятины пахотной земли …, не более от селения нашего как в одной версте, в чём и составили сей приговор…» 138 домохозяев.

Консисторией было проведено «дознание», в результате которого подтвердилось, что жители подгородной слободы, высказав благодарность Букину, поддержали его прошение, заявив, что имеют большие трудности при переправе во время весеннего разлива через Становую Рясу и не могут к себе пригласить священника, а в городских храмах им не хватает места: приходится даже в непогоду стоять на улице. Они обещали отвести под строительство церкви самое высокое место, на свой счёт переселить стоящие там дома, отвести для причта положенное количество пашенной и луговой земли, при построении храма принимать посильное участие, особенно в перевозке материалов и кузнечной работе, церковь обещали снабдить необходимой для службы утварью, соорудить иконостас и приобрести не менее пяти колоколов весом 25, 15, 7, 3 и 2 пуда.

Из жителей слобод за переход в приход новой церкви высказалось 175 дворов, из них купеческих 4 и в них душ мужского пола 25; мещанских 21 двор и в них 53 души мужского пола; государственных крестьян 150 дворов и в них 516 душ. А всего 594 души мужского пола. При отчислении этого количества душ в новый приход в соборном Троицком храме Раненбурга должно было остаться 1 377 душ, а в Вознесенском — 1215 душ. 26 марта 1846 г. крестьяне Крючковской слободы составили приговор об отведении земли для причта будущей зареченской церкви. Предполагалось, что штат его будет состоять из священника, дьячка и пономаря.

Консистория после проведения «дознания» обратилась в Рязанскую палату государственных имуществ: нет ли препятствий к сооружению храма? 28 марта Раненбургское окружное управление государственных имуществ сообщило Палате, что препятствий к построению церкви не имеется, и 5 апреля т.г. Палата согласовала строительство. Однако процесс остальных согласований продолжался до декабря 1846 г. и только 23 декабря т.г. Рязанская духовная консистория дозволила купцу М.И. Букину построить в Зареченской слободе новый храм.

8 февраля 1847 г. проект храма утверждён рязанским архипастырем, а 13 марта 1847 г. в Святейший Синод поступило доношение архиепископа Рязанского Гавриила (Городкова) о разрешении на постройку в подгородной слободе близ г. Раненбург каменной церкви по прошению купца 3-ей гильдии Михаила Букина с приложением чертежей. По рассмотрении члены Св. Синода постановили передать данные чертежи в канцелярию для отсылки в Главное управление Путей сообщения и публичных зданий для рассмотрения.

28 апреля 1847 г. проект на постройку каменной церкви в Подгорной слободе г. Раненбург был отправлен на имя главноуправляющего ПСиПЗ.

После рассмотрения документов о постройке храма в департаменте проектов и смет Главноуправляющий ПСиПЗ 16 июня 1847 г. направил на имя обер-прокурора Св. Синода следующее отношение: «Возвращая проект на постройку каменной церкви во имя Святителя и Чудотворца Николая в Подгорной слободе близ г. Раненбурга Рязанской губернии, имею честь уведомить, что к возведению церкви по сему проекту, который во всем согласен с изданным профессором архитектуры Тоном и Высочайше одобренным образцовым чертежом, препятствий не встречается».

Уже через несколько дней, 28 июня, обер-прокурор Св. Синода граф Н.А. Протасов вынес на заседание Св. Синода вопрос об окончательном рассмотрении дела по прошению архиепископа Рязанского. В итоге, определением Св. Синода от 4/20 июля 1847 г. раненбургскому купцу 3-ей гильдии Михаилу Ивановичу Букину было разрешено построить в Подгорной слободе г. Раненбург каменную церковь по приложенному к прошению проекту. Кроме того, после сооружения храма при нём разрешалось учреждение отдельного прихода и одного комплекта священно- и церковнослужителей. Об этом и послан Преосвященному Рязанскому Гавриилу указ от 23 июля 1847 г. с приложением упомянутого проекта.

Таким образом, официальным путём всего за четыре месяца было получено разрешение на строительство храма. Такая довольно необычная скорость решения вопроса объясняется, возможно, тем, что проект Николаевского храма в Зареченской слободе Раненбурга был взят из альбома «образцовых проектов» знаменитого русского зодчего К.А. Тона. Поэтому никаких особых вопросов у чиновников ГУ ПСиПЗ к указанному проекту и не возникло.

Весной 1848 г. началась подготовка места строительства и заготовка материалов. А 12 сентября т.г. по окончании Божественной литургии из Троицкого собора к месту построения храма был устроен крестный ход, после чего отслужен молебен Святителю и Чудотворцу Николаю. «По совершению водосвятия, по чиноположению и заложен был … храм во имя Святителя Николая. И с того времени началась работа и производилась до половины сентября месяца, и стены церкви складены сверх земли на два аршина с половиною», — доложил возглавлявший закладку храма соборный иерей Иоанн Кротков. Подрядчиком работ выступил раненбургский купец Иван Тулин.

Желая внести посильную лепту в постройку храма, крестьяне Зареченской слободы употребили на его строительство доход от сдачи в аренду на 12 лет 20 дес. земли, называемой «Остров», по 179 руб. серебром в год.

В мае 1849 г. приход запросил сборную книгу для пожертвований на имя Андриана Иванова Букина — брата главного жертвователя и инициатора строительства. Книга была выдана 3 мая на год.

24 августа 1850 г. завершились работы по сооружению купола. 27 апреля 1851 г. окончена была кладка церкви и велась подготовка к сооружению кровли на здании. А летом 1851 г., 26 июля, постройка храма вчерне окончена, строение покрыто железом, главы над алтарём и колокольней со шпилем были также покрыты железом и кресты поставлены.

Летом 1852 г. здание церкви штукатурили и настилали в ней полы. По сведениям на 20 октября 1852 г., храм внутри был уже оштукатурен, в нём устроены полы, вставлены рамы и двери.

В январе 1853 г. отделка храма была завершена, о чём прихожане доложили епархиальному начальству. В мае т.г. М.И. Букин отправил в Консисторию на согласование проект иконостаса, который собирался выполнить на собственные средства. В июле прихожане ходатайствовали о назначении священником в будущий храм окончившего Рязанскую духовную семинарию Ивана Левитова. К мнению прихожан присоединился и храмоздатель М.И. Букин. В конце 1853 г. иконостас был устроен и храм снабжён иконами. Параллельно решался вопрос об отводе земли причту, которая и отмежёвана в мае 1854 г. в количестве 34 1/2 дес. пашни. Земля находилась в 202 саж. от церкви, одной стороной прилегала к Козловской дороге, а другой к рубежу государственных крестьян с. Юсово.

23 мая 1854 г. на сходе с участием 111 домохозяев Зареченской слободы было решено просить сборную книгу на имя Андрея Лаврентьева Зацепина и Парфёна Иванова Костина для пожертвований на закупку церковной утвари и колоколов. В августе 1854 г. выдана сборная книга, а в сентябре благочинный доложил в Консисторию, что колокольня окончена строительством, но нет на ней колоколов и не закуплена ещё церковная утварь. Лишь в октябре строитель храма купец Букин приобрёл необходимую церковную утварь, богослужебные книги и священническое облачение. Тогда же причту было выделено два усадебных места рядом с храмом: размер одного участка 8×70 саж., второго — 25×40 саж.

23 ноября 1854 г. храмоздатель М.И. Букин подал священноначалию прошение об освящении новопостроенного храма Зареченской слободы. К прошению прилагалась опись, подтверждающая готовность храма: «I. Храм построен каменный, одноэтажный.

1. Глава на нём одна, деревянная, обитая железом.

2. Крест на главе сделан из дерева и обит белою жестью.

3. В куполе окон шестнадцать.

4. В самом храме восемь окон и два окна полукруглые над южными и северными боковыми дверьми.

5. Долгота внутри храма от царских врат простирается на 26 1/2 аршин, и широта между боковыми дверьми 12 аршин 10 вершков.

6. Пол деревянный выкрашенный.

II. Колокольня.

1. Нераздельно с храмом построена колокольня каменная в три яруса.

2. Крест и шпиль на ней деревянные, обитые белою жестью.

3. Колоколов на ней четыре: первый весу 29 пудов и 16 фунтов. Второй весу 9 пудов 28 фунтов. Третий весу 1 пуд 8 фунтов. Четвёртый весу 31 фунт.

4. Крыша на колокольне и храме железная, выкрашенная медянкою, храм внутри оштукатурен.

III. Иконостас.

Иконостас из соснового дерева, окрашенный голубою краскою и украшенный по карнизам и другим местам позолотою. Он состоит из двух ярусов. В нижнем ярусе находятся царские врата резные, позлащённые, шесть местных икон и южные и северные двери по краям позлащённые.

IV. Иконы.

А). На царских вратах шесть икон…

В). В нижнем ярусе иконостаса иконы местные.

По правую сторону царских врат: 1. Икона Спасителя. 2. На южных дверях Архистратига Михаил. 3. Икона Святителя Николая Чудотворца и 4. Икона Святых мучеников Феодора и Михаила Черниговских.

По левую сторону: 1. Икона Божией Матери. 2. На северных дверях икона Святых мучеников Адриана и Натальи. 3. Икона Иоанна Крестителя и 4. Св. мученицы Анисии.

С). В верхнем ярусе: над царскими икона Господа Саваофа; по правую сторону оной: 1. Икона Святого пророка царя Давида. 2. Св. пророка Исаии. 3. Св. пророка Даниила и 4. Св. пророка Иеремии.

По левую сторону оной 1. Икона Святого пророка Моисея, 2. Св. пророка Иоиля, 3. Св. пророка Аввакума и 4. Св. пророка Софония.

Д). Между верхним и нижним ярусами находятся небольшого размера следующие иконы: над царскими вратами икона Тайной Вечери Господа Иисуса Христа с Апостолами, по правую сторону оной: 1. Икона Св. Петра и Алексия митрополитов Московских. 2. Св. Ионы и Филиппа митрополитов Московских. 3. Икона Св. Епископа Спиридона и Св. Митрофания, епископа Воронежского и 4. Икона Св. Димитрия и Иннокентия. По левую сторону оной: 1. Икона Св. Василия Великого и Николая Чудотворца. 2. Св. Иоанна Златоустаго и Григория Богослова. 3. Святых Александра и Иоанна патриархов Константина града и 4. Св. патриархов Павла и Геннадия. Вверху иконостаса образ распятия на кресте Господа нашего Иисуса Христа.

Иконы, находящиеся в алтаре: 1. Запрестольный крест Господень, по краям позлащённый, 2. Икона Божией Матери. 3. Икона Божией Матери в киоте и 4. Плащаница.

Иконы вне алтаря, находящиеся на клиросах и стенах храма: 1. Икона Спасителя в терновом венце. 2. Икона Спасителя в киоте позлащённой. 3. Николая чудотворца в окладе апликс. 4. Икона Св. Митрофания Воронежского в киоте. 5. Воскресения Христова в киоте и 6. Икона Св. Флора и Лавра.

V. Алтарь. Внутри алтаря долгота простирается на 7 аршин и 10 вершков, а широта на 9 аршин и 2 вершка. В алтаре устроены: престол святый…, жертвенник …

VI. Церковная утварь. 1. Потир серебряновызлащенный 84 пробы, весу в нём 127 1/2 золотников.

2. Дискос серебряновызлащенный 84 пробы, весу в нём 40 золотников.

3. Звездница серебряновызлащенная 84 пробы, весу в ней 18 золотников.

4. Две тарелки для жертвенника серебряновызлащенные 84 пробы, весу в них 37 золотников.

5. Лжица серебряновызлащенная 84 пробы, весу в ней 8 золотников.

6. Ковш для теплоты серебряновызлащенный 84 пробы, весу в нём 25 золотников.

7. Крест серебряновызлащенный 84 пробы, внутри деревянный, весу в нём 93 золотника.

8. Крест медный посеребрённый.

9. Люстра посреди храма отбеленной меди.

10. Паникадил шесть отбеленной меди пред местными иконами …

17. Дароносица со всеми принадлежностями серебряновызлащенная…» Книг богослужебных 15 томов.

Отметим, что на строительство Николаевского храма прихожане собрали 1 030 руб. 82 коп. серебром. Купцом-храмоздателем М.И. Букиным при этом потрачено 10 000 руб. серебром вместо обещанных 10 000 руб. ассигнациями!

2 апреля 1855 г. раненбургский окружной начальник сообщил в Рязанскую палату государственных имуществ об окончании постройки храма в Зареченской слободе. Та, в свою очередь, просила губернатора направить в Раненбург архитектора Рязанской губернской дорожной и строительной комиссии для освидетельствования новопостроенной церкви. Дело это было поручено архитектору Щепкину, который в сентябре 1855 г. докладывал в губернскую строительную и дорожную комиссию, что «… церковь окончена совершенно, внутри оштукатурена и устроен иконостас, каменные работы проведены в самом простом и не тщательном виде и к стороне алтаря замечены небольшие трещины; три поперечных железных связи в арках лопнули и соединены нагнанными кольцами… Трещин в сводах не замечено, потому что своды закрыты штукатуркой… Равномерно нельзя представить и положительного ручательства за надлежащую прочность, с которой должны возводиться церковные здания, предназначенные к многолетнему существованию…»

Вскоре Ломовское волостное правление донесло в Рязанскую палату государственных имуществ, что «неисправности во вновь выстроенной Зареченской церкви в настоящее время приведены в надлежащий порядок и по исправлении при Богослужении опасностей не предстоит».

После этого из Рязанской духовной консистории 24 ноября дан был указ о выдаче антиминса. А 24 ноября 1855 г. строителем подано прошение об освящении храма 6 декабря в день празднования святителя и чудотворца Николая. Прошение последовало также от прихожан и священника новой церкви Александра Доброхотова. По резолюции архиепископа Рязанского Гавриила (Городкова) Николаевский храм освящён 6 декабря 1855 г. соборным священником Михаилом Левитовым.

Когда же встал вопрос о награждении купца М.И. Букина, то выяснилось, что на строительство и украшение храма он потратил 15 тыс. руб. серебром. До этого им же пожертвовано было в соборную Троицкую и в Успенскую кладбищенскую церкви г. Раненбург и Петропавловскую пустынь в разное время на 12 тыс. руб. серебром. В Москве же М.И. Букин был благотворителем и почётным блюстителем начальных училищ и, проживая в Москве в Пятницкой части 1-го квартала в собственном доме, с 1853 г. состоял церковным старостой при церкви Св. Николая Заицкаго. В итоге за строительство им церкви в Зареченской слободе Консистория ходатайствовала перед Св. Синодом о пожаловании М.И. Букина ещё одной золотой медалью на Александровской ленте. До того он награждён был духовным ведомством двумя золотыми медалями для ношения на шее на Аннинской и Владимирской лентах.

Однако вопрос о неисправностях в новопостроенном храме Зареченской слободы не был закрыт окончательно. По-видимому, желание скорее освятить церковь и начать в ней Богослужения было столь велико, что неисправности в храме исправили лишь на бумаге. В результате 24 июля 1856 г. Рязанская палата государственных имуществ выдала предписание об устранении недоделок. Вследствие этого прихожане были вынуждены провести работы по исправлению «небольших трещин в стенах алтаря». Кроме того, «некоторая часть кирпичей вынута и введены новые. Что же касается до трёх лопнувших поперечных связей в арках, которые ежели нужно переменить, то нужно более половины церкви разбирать и церковь на это не имеет денежных средств. Означенные связи в настоящее время соединены нагнанными железными кольцами и в стенах, в которые они вделаны, трещин нигде не видно, что служит некоторым подтверждениям показаниям прихожан, что эти связи порваны упавшими лесами во время стройки церкви, а не от того, чтобы несколько падались стены церкви…»

После этого Рязанская палата государственных имуществ вновь выпустила предписание за №16894 от 20 октября 1856 г. о проведении нового комиссионного освидетельствования здания Николаевской церкви в Зареченской слободе Раненбурга. Прибывшие 9 января 1857 г. в Заречье раненбургский окружной начальник Засс, гражданский архитектор палаты государственных имуществ Лозинский и соборный благочинный Левитов нашли, что «… постройка церкви и колокольни произведена правильно с достаточной прочностью и материал употреблён удовлетворительного качества, что же касается до сходства постройки с проектом, то об этом судить нельзя за потерею проекта».

После этого Николаевский храм продолжил свою деятельность на радость жителям Зареченской слободы. Прихожан у него по сведения клировой ведомости 1861 г. насчитывалось 730 мужчин и 743 женщины, проживающих в 178 дворах.

При учреждении прихода штат Николаевского храма составляли священник, дьячок и пономарь, с 1873 г. — священник и псаломщик. Священно- и церковнослужители пользовались 35 1/2 дес. пахотной земли, ещё полдесятины усадебной земли состояло под самим храмом, полдесятины под приходским кладбищем. Постоянного оклада члены причта не получали, а содержание — «довольно не худое» — имели за счёт поступлений от прихожан, а также процентов с государственного билета в 150 руб., пожертвованного в 1859 г. купцом Распоповым и билета Раненбургского общественного банка в 150 руб., пожертвованного в 1878 г. священником Синайским «на вечное время для поминовения их и родственников их».

В 1870 г. при Николаевской церкви открыто церковно-приходское попечительство, которое приняло решение о распространении трапезной части церкви с устройством в ней двух придельных алтарей. В том же году начались работы, а в следующем, 1875 г., благочинным, соборным протоиереем Николаем Садовниковым освящён правый придел в честь Архистратига Божия Михаила, в 1880 г. — левый придел в честь Святой Троицы. В 1880 г. возобновлён иконостас главного алтаря и стены в храмовой части.

В 1895 г. причту и церковному старосте Николаевской церкви Зареченской слободы крестьянину Петру Ивановичу Гольцову епархиальным начальством было разрешено приобрести новый колокол на храмовую звонницу весом в 100 пудов.

В начале XX в. приход Никольского храма состоял из жителей Зареченской слободы Раненбурга — 773 мужчин и 742 женщин, проживавших в 248 дворах.

Согласно описи из страховой оценки 1910 г., Никольская церковь «Зареченской города Раненбурга слободы — каменная, крыта железом, окрашенным медянкой. Длина церкви, считая с колокольнею, 15 саж., ширина 10 саж., высота до карниза 6 саженей. На церкви имеется одна большая глава, а на приделах — две малые. Больших окон в настоящей и в приделах 26, дверей наружных деревянных, обитых железом 3… Иконостас в настоящей длиною 13 1/4 арш., высотою 8 арш., оценён в 3 000 руб., а иконостасы в приделах длиною 9 арш., высотою 6 арш., оценены в 6 000 руб. Церковь отапливается 4-мя простыми печами. Колокольня в два яруса, на втором ярусе висят 4 колокола, оценённые в 2 тысячи руб. Ближайшие к церкви с западной и восточной сторон в 20 саженях постройки крестьян, а с южной стороны — земская школа в 10 саженях. Оценена церковь вместе с иконостасом и колокольнею в 25 тысяч рублей… Церковь построена в 1855 году, а приделы в 1874 году … Окружена каменной с железными решётками оградой». В том же 1910 г. прихожане Зареченской слободы подали прошение «переменить разбитый колокол весом 50 пудов на новый весом до 70 пудов».

В притворах колокольни помещалась караулка и церковно-приходская школа, открытая в 1885 г. По данным 1892 г., в ней обучалось 35 мальчиков и 4 девочки. По сведениям 1902 г., в одноклассной школе при Никольской церкви обучалось 16 мальчиков и 6 девочек. Кроме законоучителя в ней работало 2 педагога.

Законоучителем церковно-приходской школы Зареченской слободы долгое время состоял настоятель Никольского храма Иоанн Елисеевич Киструсский, прослуживший на этом месте более 30 лет. По окончании в 1876 г. Рязанской духовной семинарии он был назначен на должность младшего учителя Путятинского двухклассного училища в Сапожковском уезде. В 1877 г. переведён на должность учителя в Данковское духовное училище. В т.г. рукоположен в диакона к Вознесенскому храму г. Раненбург, а в 1879 г. — в священника к церкви с. Желчино Рязанского у. В 1883 г. о. Иоанн переведён к Никольской церкви г. Раненбург. Состоя в этой должности, он в 1884-1897 гг. и 1903-1915 гг. исполнял обязанности законоучителя в Раненбургском женском училище, а в 1885-1897 гг. и 1907-1915 гг. — в местной земской школе, в 1892-1895 гг. — помощника благочинного, в 1895-1906 гг. и 1909-1910 гг. — члена от духовенства Правления Раненбургского духовного училища, в 1907-1909 гг. — депутата училищных съездов. В 1888 г. о. Иоанн Киструсский был назначен членом Раненбургского уездного отделения епархиального училищного совета по развитию и благоустроению церковно-приходских школ.

За свою многолетнюю и многополезную деятельность о. Иоанн Киструсский был награждён многими епархиальными и общецерковными наградами: в 1889 г. — набедренником «за особое усердие в преподавании Закона Божия в Зареченской церковно-приходской школе и достижение учениками весьма хороших успехов», в 1895 г. — благословением Св. Синода, в 1898 г. — скуфьей, 1899 г. — архипастырским благословением со внесением в формулярный список «за усердную и полезную деятельность в местной школе», в 1903 г. — камилавкой, в 1909 г. — наперсным крестом, в 1912 г. — орденом св. Анны III степени, в 1915 г. — благословением Св. Синода с выдачей грамоты. Отметим ещё, что священник Иоанн Киструсский был отцом будущего епископа Раненбургского Иоанна (Киструсского), которому пришлось служить в Зареченском храме уже в советское время.

А 29 апреля 1922 г. под предлогом борьбы с голодом из Никольского храма Зареченской слободы были изъяты 3 культовых предмета из серебра общим весом 1 фунт 93 золотника.

В 1926 г. Николаевский храм стал местом служения и, как он сам говорил, «кафедрой» епископа Иоанна (Киструсского), в том же году поддержавшего церковное движение митрополита Григория (Яцковского). Вместе с епископом Иоанном в храме Зареченской слободы стали служить несколько бывших насельников Петропавловской пустыни: иеромонах Иеремия (Пименов), иеродиакон Серафим (Брыксин), монахи Феофилакт (Матросов) и Иаков (Тулинов). Постепенно в Заречье вокруг Николаевского храма сложилась некая неофициальная монашеская община, в которой, по признанию самого епископа Иоанна, по его благословению схииеромонахом Василием и иеромонахом Иеремией совершались тайные монашеские постриги.

В марте 1936 г. митрополит Иоанн (Киструсский), архимандрит Иеремия (Пименов) и архидиакон Серафим (Брыксин) были арестованы вместе с другими священно- и церковнослужителями Раненбурга и окрестных селений. Всего по сфабрикованному делу о церковно-фашистской организации в слободе Заречье, созданной в 1934-1935 гг., было арестовано 43 человека, в том числе и члены причта и церковного совета самой Николаевской церкви: монахи Феофилакт и Иаков, псаломщик Константин Федотович Царьков, председатель церковного совета Иван Фёдорович Костин, казначей церкви Михаил Степанович Росляков, регент церковного хора Яков Ильич Миляев, член церковного совета Мария Федотовна Костина, певчий церкви Алексей Степанович Нечаев.

Всех их обвиняли в антисоветской деятельности, а «руководителей» организации во главе с митрополитом Иоанном ещё и в том, что под видом спевок церковного хора раз в неделю они проводили собрания, целью которых являлась «борьба с советской властью для свержения её и установления фашистского режима». Центром заговора стала церковная сторожка, «где участниками организации проводилась активная контрреволюционная агитация среди крестьян, посещавших церковь…» Один из «руководителей» организации — архидиакон Серафим (Брыксин) — по мнению следователей, ещё и проводил контрреволюционную работу среди населения в специально оборудованной монашеской келье, расположенной в здании церкви. Там же «была установлена деревянная статуя Христа, облаченная в ризу».

Но желание следователей НКВД собрать в одну «церковно-фашистскую» организацию всех оставшихся «на виду» церковников было, по-видимому, столь велико, что они даже не удосужились принять во внимание такую серьёзную проблему того времени, как взаимоотношение разных течений в среде духовенства. Потому-то часть арестованных священнослужителей открыто заявили на допросах, что никогда не состояли с митрополитом Иоанном в одной организации, да и не могли состоять по той лишь причине, что принадлежали к Московскому Патриархату, а Владыка возглавлял григорианскую епархию. Впрочем, в 1936 г. это уже мало кого волновало. Поэтому в октябре т.г. практически все арестованные по этому делу получили различные сроки наказания — от 5 лет исправительно-трудовых лагерей до ссылки в Казахстан на 3 года. Митрополит Иоанн (Киструский), как уже отмечалось выше, получил 3 года лагерей.

Вскоре после ареста священнослужителей Зареченской церкви храм был закрыт. После этого в ней долгие годы находился склад Юсовского отделения совхоза «Раненбургский».

В 1945 г., на волне патриотического и духовного подъёма, вызванного изменением отношения советского государства к Русской Православной Церкви, жители Зареченской слободы предприняли попытку вернуть Николаевский храм и направили соответствующие письма. Однако прошение их было отклонено, а на жалобу по этому поводу власти ответили Решением исполнительного комитета Рязанского областного Совета депутатов трудящихся №427 от 15 мая 1945 г. В нём говорилось: «Учитывая, что церковь с. Заречье Раненбургского района, об открытии которой ходатайствуют верующие, находится в четырёх километрах от действующей церкви с. Кривополянье … Исполнительный комитет Рязанского областного Совета депутатов трудящихся решил: жалобу… оставить без удовлетворения».

Прошло более 60 лет, и вот в 2005 г. вокруг полуразрушенных стен Николаевского храма выросли леса, а в самом храме начались восстановительные работы. На Рождество Христово 2006 г. в зареченской церкви прошло первое Богослужение. С тех пор «силами верующих и жертвователей выполнена часть работ по внешней отделке, в трапезной вновь сделаны стены и потолки, вставлены окна и двери. Кроме того, в двух малых алтарях были установлены иконостасы и один из алтарей полностью оборудован для совершения Богослужений, а также закуплена необходимая утварь. Увенчал храм купол, когда-то полностью разрушенный. Конечно, сделать предстоит еще очень многое, но, тем не менее, в храме постоянно проходят службы, и значит, теплится здесь искра Божия, осеняя верующих своей благодатью».

Храмы г. Чаплыгина, , , Permalink

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *