Архангельск. Проспект Чумбарова-Лучинского, дом 38

Дом коммерческого собрания

Марфин дом

Адрес: г. Архангельск, просп. Чумбарова-Лучинского, д. 38

Особняк построен во второй половине XIX века. Является памятником федерального значения и подлежит государственной охране.

Дом коммерческого собрания (Марфин дом) (по материалам сайта culture.ru, от 11.08.2021):

Особняк в центре Архангельска, построенный во второй половине XIX века, имеет статус памятника федерального значения. До революции городская элита обсуждала здесь коммерческие дела и вопросы государственного значения, а в 1918 году на Севере была провозглашена советская власть. Позднее в особняке располагались Театр юного зрителя, Дом офицеров, кинотеатр «Хроника»… В 1983 году здание перевезено на пр. Чумбарова-Лучинского, что стало началом создания заповедной улицы старого города. С 1987 года здесь располагалось отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, председателем которого была М.И. Меньшикова. Отсюда известное в городе название — Марфин дом.

В 2013 году памятник передан музею «Малые Корелы». Здесь размещается отдел «Псковский проспект», а также визит-центр музея, проводятся культурно-просветительские и деловые мероприятия, выставки, концерты и балы. Посетители особняка могут побывать в гостиной, оформленной в городском стиле рубежа XIX–ХХ веков.

Немецкий клуб (по материалам книги «Путеводитель по Архангельску или нескучная прогулка по любимому городу с ироничным дилетантом / Н.Н. Харитонов. — Архангельск: ООО «АрхПресс», 2010. — 271, [1] с.»):

Первый Архангельский Дом офицеров располагался чуть центральнее по Троицкому проспекту. Сейчас там автобусная остановка у «Полярного» и фрагмент бульвара. Почти напротив, чуть наискосок, кинотеатр «Мир».

Само же здание переехало на Чумбаровку и получило странное поименование: «Марфин дом». В честь бывшей руководительницы Дома советского политпросвещения. Потом Марфа оказалась директором особняка, устраивала в нем скромные, отнюдь не эпохальные выставки и… шикарные банкеты для первых, уже не советских, но еще и не капиталистических начальников Архангельского региона времен Ельцина, а также для архангельских… бандитов расстрельных девяностых. По крайней мере, город помнит, как один из самых одиозных братков отмечал тут свадьбу. Жареных поросят опускали на столы на воздушных шарах, надутых гелем. Кажется, никого не убили, даже не стреляли. Но подрались с увечьями. Как без этого.

Сей деревянный особняк, памятник архитектуры архангельского городского деревянного зодчества, первый Дом офицеров, в отличие от прочих, архитектурно не менее значимых, интересных, советский Архангельск сохранил не случайно. Обком партии просто поостерегся сносить здание, в котором некогда объявили о советской власти в городе и на Русском Севере. Так идеология, сама того не подозревая, сохранила нам первое архангельское увеселительное заведение.

В 1983 году Немецкий клуб раскатали по бревнышку и перенесли на улицу революционера Лучинского, кою горожане адаптировали в Чумбаровку. Дом был задуман и построен для всякого рода веселух. Он появился во времена отдельного территориального городского формирования, кое архангелогородцы поминают, как Немецкая слобода.

Скуки ради господа «архангельские немцы» Франц Шольц, Антон Фонтейнес, Карл Мейер и Петр Люрс решили устроить для себя любимых сотоварищи персональное место развлечений. Посидеть, выкурить сигарку, испить кофею, опрокинуть внутрь рюмочку-другую ликеру, коньячку-с, посплетничать, пофлиртовать с доступными барышнями, в общем, ублажать себя всяко разно в узком кругу избранных обрусевших иноземцев. Францик, Антоша, Карлуша да Петруша вчетвером провернули организацию и создали Немецкий клуб. Под него господа иностранцы и построили на Троицком проспекте двухэтажный особняк на полторы тысячи мест! Ничего себе узкий круг «архангельских немцев». Скромненький такой кружочек.

Хваткие, однако, при царе-батюшке были капиталисты. Нынешние им не чета. Почитай, без малого десяток лет реставрировали на стыке тысячелетий построенный еще при советской власти Архангельский областной театр. Земляка, главного в кремлевском правительстве новой буржуазной России держателя государственных денег, самого министра финансов, привлекли. Десять лет зал на тысячу двести мест отремонтировать не могли. А немцы Шольц, Фонтейнес, Мейер да Люрс без государственных капиталов такой клуб отгрохали — государство по сию пору историческим особняком считает и охраняет.

Зрительный зал, напомним, на полторы тысячи мест. Роскошное танцевальное зало. Шикарная столовая с потрясающей воображение мебелью: невероятных размеров резными буфетами, солидным внушительным основательным столом, стульями с высокими прямыми спинками. Кстати, спинки прямые, под девяносто градусов к сиденью, потому как господа, на них сидевшие, имели благородную стройную осанку.

В 1897 году в Немецком клубе впервые в Архангельске демонстрировали «движущиеся картинки». А через десять лет здесь катили первый фильм. Существовал собственный театр, симфонический оркестр. Они соседствовали с обществом охотников и клубом коневодов! В сих стенах обсудили идею и создали первый в России яхт-клуб. После Питера, разумеется.

В этом клубе отмечали самое эпохальное за всю дореволюционную историю Архангельска событие технического прогресса — открытие железной дороги. Савва Мамонтов, протянувший ее через топи северных болот из Москвы в наш город, привез сюда дочку, модель знаменитой работы художника В. Серова «Девочка с персиками».

Здесь гуляли господа и по поводу первого трамвая в Архангельске. Было от чего. Чтоб побежал трамвай, в городе специально построили электростанцию. Архангельск одним из первых среди губернских столиц России получил общественный электротранспорт и электрическое освещение центрального проспекта.

А еще господа, посещавшие Немецкий клуб, увлекались экстремальными (правда, до паркура, сальто через голову на велосипедах дело не дошло) занятиями. Например, катались по Северной Двине… на льдинах! То-то бы нынешним детям и подросткам радость! Наших-то в ледоход гоняет милиция, штрафуя родителей. А ведь всего в начале прошлого века, ста лет не минуло, самоеды ставили собственные чумы не где-нибудь, именно на льдинах, тихо, размеренно, плавно перемещаясь по Северной Двине!

Судя по развлечениям, Немецкий клуб был хорош. Но то ли создавшие его «архангельские немцы» повзрослели, охладев к былым утехам, то ли еще по каким соображениям, только клуб закрыли, поместив в особняке коммерческое собрание. Экая досада.

После революции 1917 большевики с коммерцией покончили. Особняк Немецкого клуба повидал всяких комиссаров, прежде чем его накрыло армейской фуражкой. Красноармейское офицерство устроило здесь развлечения по собственному, советскому военному вкусу. Но все-таки развлечения. Так Немецкий клуб стал первым Архангельским Домом офицеров Красной армии. И оставался таковым, пока в середине советского века в паре кварталов от деревянного особняка для него не построили специальное здание архитектуры военного стиля. Стиль-то армейский, да жизнь нескучная. Еще сколь нескучная.

В 1962 году красной революции шлепнуло 45, восьмого ноября, при множественном сиянии звезд на погонах, разрезали заветную ленточку новоселья. Новоселы умыкнули из старого дома зеркала неестественных размеров. В Немецком клубе те занимали высоченное пространство от пола до потолка. В здании армейской архитектуры хрущевского периода борьбы с излишествами с потолками было пониже. Но уж больно шикарны старые зеркала, никак не хотелось оставлять новым владельцам. Роскошное чудо прихватили с собой. Правда, вывесить пришлось не вдоль — не вмещались, а поперек стен!

Другое историческое чудо — дворцовый немецкий мебельный гарнитур. Он оказался здесь в качестве малой толики контрибуции, кою советские войска-победители вывезли из поверженной фашистской Германии. Часть сего парадного гарнитура имеет историческое клеймо «SS». Это не «schut-zstaffeln» трагически известные гитлеровские органы СС. Клеймо «SS» означает принадлежность к знаменитому «San-susi» — дворцу Фридриха Великого. Постдам, как город, представляет собой кольцо дворцов. В Вестенбергском во времена Гитлера Геринг принимал официальные делегации фашистской Германии. Один из диванчиков Архангельского Дома офицеров с серьезной долей вероятности использовался именно этим тучным лидером нацистов. Его так и называют: «кресло Геринга».

Слухов вокруг постдамского дворцового гарнитура с клеймом «SS» много. Однозначно: мебель необычная. Относится к музейной, охраняется государством, имеет инвентарные номера. В советскую эпоху гарнитур уже подвергался подобию реставрации. Грубятина в духе армейской кондовости: деревянные части покрыли серебряной краской, сиденья перетянули зеленым, защитного оттенка плюшем, типа того, из которого в советские времена шили занавес в сельских клубах. Беда. Дворцовая мебель в советских условиях пришла в ветхое состояние, требует серьезной реставрации.

…Пожилой Архангельск отлично помнит имя начальника ДОФа Григория Шуба. Девять лет человек будоражил культурную жизнь города лучшими гастрольными спектаклями московских театров, концертами ярких звезд советской эстрады, великолепными программами собственного народного Ансамбля песни и пляски Архангельского гарнизонного Дома офицеров. Здесь первым экраном в городе шли все новые фильмы. Да не просто так, с приглашением снимавшихся в них актеров! При Шубе выступал Аркадий Райкин. Пели Муллерман, Королев, Макаров. Молодой Кобзон исполнял «А у нас во дворе есть девчонка одна». И Майя Кристалинская отвечала: «Я тебя подожду, только ты приходи навсегда». А после шла в магазин «Светлана» и закупала знаменитые «Шанель №5», сразу пять флаконов. В других городах французских духов уже не было. Впрочем, когда их купила Майя, в Архангельске тоже не стало — наши модницы расхватали. Здесь была молодая Валя Толкунова.

Боже, кого только не было в этом здании Дома офицеров. Даже Алла Пугачева и та в подвальном буфете запросто пила водку с музыкантами ансамбля, служившими в ансамбле ДОФа. Олег Юданов, архангельский гуру ударных джазовых инструментов, отлично помнит. Кстати, в Архангельском ДОФе служил Гриша Клеймиц, долгое время остававшийся руководителем ансамбля Эдиты Пьехи.

Служить у Григория Шуба было еще как престижно. Солдатики дофовского ансамбля объехали весь мир, пели и плясали даже в Японии.

И все же навечно на скрижалях культуры архангельской истории Григорий Шуб остался благодаря одному-единственному концерту. Мы о нем уже поминали. 13 марта 1968 года. Выступление Владимира Семеновича Высоцкого на сцене Архангельского гарнизонного Дома офицеров.

Здания г. Архангельска, , Permalink

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *