Записи с меткой особняк

Архангельск. Улица Попова, дом 1 (Особняк Суркова)

Фото 06.03.2012:

Фото 17.08.2012:

Дом А.Ю. Суркова

Адрес: г. Архангельск, ул. Попова, д. 1

Особняк Суркова построен в 1851 году. Является памятником градостроительства и архитектуры, объектом культурного наследия регионального значения, подлежит государственной охране.

Дом Суркова (по материалам книги «Путеводитель по Архангельску или нескучная прогулка по любимому городу с ироничным дилетантом / Н.Н. Харитонов. — Архангельск: ООО «АрхПресс», 2010. — 271, [1] с.»):

Пряничный дом с невероятной, кричащей роскошью резных наличников и контрастно спартанским внутренним двориком — одна, увы, из редких сохранившихся деревянных жемчужин в архитектурном ожерелье Архангельска. Сегодня это единственный деревянный дом Немецкой слободы на набережной Северной Двины. Собственно, по нему архангелогородцы ныне составляют представление о жизни и быте купечества Архангельска XIX века. Еще бы, ведь когда-то сие здание с зашкаливающей нынешнее воображение помпезностью оконных наличников принадлежало знатнейшему из архангельских промышленников Альберту Суркову. Кстати, дом Суркова на фоне особняков прочих воротил бизнеса из «архангельских немцев» выглядел весьма скромно. Достаточно сказать, что в одном из таких «немецких особняков» ныне Управление ФСБ по Архангельской области. Правда, его несколько надстроили.

…Надо еще усердно покопаться в исторической географии, дабы понять, что за местечко Ретов некой Ковенской губернии, где у аптекаря родился сын Алик, впоследствии окончивший Рижскую гимназию и Петроградскую медико-хирургическую академию. Вы будете несказанно удивлены, но пра-внука русского генерала при прусском короле в царские времена на Русский Север привело то же самое, за чем к нам ехали завербованные с юга России в советские времена — возможность разбогатеть. Разбогател. Да еще как! В начале позапрошлого века оказался едва ли не самым состоятельным архангелогородцем.

Архангельский блокнот

ИСТОРИИ АРХАНГЕЛЬСКИХ ПИВОВАРОВ
АЛЬБЕРТ СУРКОВ

1. Среди семейств Немецкой слободы: Лиденс, Лоренс, Люверс, Увелякен, Пец, Шергольд, Штольц, Шмидт, Шпицбарт — фамилия этого прусака выглядела неестественно русской: Сурков. Двадцатилетний Алик Сурков. Русский генерал, откомандированный ко двору прусского короля, женился на немке. Возможно, прадедушка будущего архангельского пивовара запросто хаживал под сводами знаменитого дворца Фридриха Великого, «San Susi», мебель из которого мы с вами еще увидим в Архангельске, однако, потомки предпочли земли ближе к исторической родине предков. Прусский подданный Алик Сурков получил фармацевтическое образование в Питерской медакадемии. Отец будущего пивного короля в Архангельске занялся коптильной лавкой и собственным домом в Немецкой слободе. Принимая в 1871 году наследство почившего батюшки, 23-летний Альберт Сурков вывел каллиграфическим почерком в кассовой книге семейного бизнеса: «Налагаю на себя ношу. Отец завещал продолжить дело». В 23 года в руках юноши Суркова оказались коптильня, лавки, склады товаров в Великом Устюге, три дома в Архангельске. В пивную историю Суркова вверг бизнес. Пиво — песня, запечатлевшая имя Суркова на архангельских скрижалях. Уж больно складно, высоко, профессионально и не без благородства спето. Пробежимся по куплетам, хотя особо хорош припев — шикарный, с башней, флюгером и ажуром окон пивной замок в Немецкой слободе, на Финляндской. Кто бы мог подумать: сие сказочное строение — всего-то промышленное предприятие, пивоваренный завод.

2. Пивное дело далось молодому Суркову сразу, было зачато красиво, с немецкой основательностью и русским размахом. Через год пригласили из Пруссии пивовара Августа Шютце. Продажи подскочили в полтора раза! Молодой купец потирал руки, подсчитывал барыши и жаждал увеличения объемов производства. Его заприметили серьезные промышленники, изволили принимать в состоятельных семействах. Предприниматель Альберт — перспективный жених Немецкой слободы.

И тут, на тебе, не было печали… Архангельск бурлил, как никогда дотоле. Целый город одним глотком из пивной кружки отправить «до ветру», да не раз и не два! Пивовар зиму 1877-1878 пребывал в неописуемом отчаянии. До мелочи проверит, продизенфицирует. Ан нет, сварит новую партию, смельчаки попробуют и тут же за живот, да пулей «до ветру». Так всю зиму и бегали. А морозным мартом явился к измаявшемуся Альберту некий Лейзер, мещанин из Вильно. Предложил за 200 ру. избавить сурковское пиво от слабительного эффекта. Короче, «кинули» Суркова свои же соотечественники, немцы. Правда, отметим, что прежде он сам кинул одного из них. Пивного мастера Августа Шютце помните? Когда Альберт приглашал его в архангельскую глушь, обещал через год увеличить жалование на столько, на сколько процентов увеличились продажи. Продажи выросли, а жалование Шютцу Сурков замылил. У немецкого пивовара были основания полагать: бывший соотечественник сделал это сознательно. Августа особенно возмутило, что «кинул» не какой-нибудь русский купец-самодур, а родной прусский бизнесмен.

Донес немцу на немца тоже немец. Лейзер Лепин. Мол, пивной мастер с досады подсыпал камедь — слабительный порошок в годовой запас хмеля. Завели уголовное дело. Привлекли всех: Шютца, перебравшегося в Вологду, Лейзера, вымогавшего 200 ру. Но дело о порче сурковского пива и медвежьей болезни горожан успешно развалилось на стадии следствия. Виновных нашли, но не установили?! Пивной Архангельск страдал известно по чьей вине, а виновных нет. На следствии Лейзер клялся: «Просто пошутили, Альберт Юльевич все неправильно понял». Расхлебывать пришлось самому Суркову. Публично сжег годовой запас хмеля.

3. Конфуз с пивом из разряда завидных женихов Суркова не вывел. С коренными архангелогородцами обитатели аристократического центра нижнего города не роднились. Альберт был не столько секс-символом, сколько женихом хоть и с запутанной, но все же прусской родословной и, что немаловажно, мертвой купеческой хваткой. Именно в 1878 одному из богатейших семейств Немецкой слободы, клану бельгийского и английского консула в Архангельске, купца Джона-Георга Шергольда, известного в нашем городе, как Иван Егорович, не доставало свежей энергичной предпринимательской силы. Джон-Георг-Иван-Егор выдал старшую дочь, пусть для клана Шергольдов и не достаточно богатого, но за предприимчивого тридцатилетнего Суркова. Альберт Юльевич шел к венцу, отлично представляя, что за сокровище его невеста Лидия Ивановна. Высший свет, верхний коммерческий эшелон — вот где теперь он, Альберт Юльевич Сурков. Отец и не мечтал. А вышло, всего-то правильно жениться. В год свадьбы возведение пивного замка в Немецкой слободе шло особо энергично. С пряничным домом в резных наличниках, в чьи окна плескалась Северная Двина.

4. 1914 год. Первая мировая. Архангельские купцы обвинили архангельского же купца, крупнейшего общественного деятеля, почетного гражданина города в… германофильстве, следовательно, измене России! Кемский завод заставили продать казне, ЛДК №3 — удельному ведомству. Дело жизни Сурковых-Шергольдов создавалось 40 лет, купцы уничтожили плоды его работы за пару месяцев. Санкт-Петербург, как эмиграция разодранной души. Глубочайшая личная трагедия. Из таких живыми не выходят. Альберт Юльевич и не вышел. Сурков умер в предреволюционном Питере 18 мая 1917 года.

5. На пивоваренный завод ныне больно смотреть. Над зданием издеваются как могут. От империи Суркова остался флюгер. Так хотел Альберт Юльевич. На острие кончика флюгерной стрелы, стремящейся в синюю вечность Вселенной и Бога, остановилось время Суркова. Оно не движется, не торопится. Просто тихо ждет: может, этот город архистратига архангела, в конце концов, вспомнит, что у него был такой почетный гражданин, когда-то сорок лет обустраивавший архангельскую жизнь? Не самых скучных сорок архангельских лет…

Пряничному домику, изящно вписанному в набережное острие пивного замка, повезло несравнимо больше. Даром, что деревянный, выглядит не по возрасту красавцем. Невероятная ситуация, но жилой дом архангельского пивного короля Суркова не только без потерь пережил второе пришествие капитализма в Россию, но умудрился радикально обновиться, реставрироваться. Особняку Суркова повезло: дом с наличниками власть… раскатала по бревнам! Глобальная реставрация особняка Суркова была запланирована еще в Советском Союзе. Здание и раскатали.

В 1993 году Ирина Смекалова пришла посмотреть на фундамент здания школы искусств №42 «Гармония», директором коей предстояло стать. Что такое долгие четыре года реставрации памятника под занавес девяностых века, завершающего тысячелетие, описывать не стоит. Страна в разрухе, бушует бартер, «чеченские авизо» и расстрельные бригады бандитов. Градоначальники в Архангельске ничем путным не запоминаются. Сегодня мало кто вспомнит, был такой глава города Герасимов. Пытался править Архангельском именно во второй половине девяностых. Оказался первым из градоначальников, на ком местные журналисты точили перья и зубы. Про газетные скандалы давно забыли. А вот имя мэра Владимира Герасимова, оказывается, сохранилось на скрижалях города. Чиновник в расстрельные девяностые всячески способствовал восстановлению особняка Суркова в качестве детской музыкальной школы.

Город должен знать имена вернувших Архангельску пряничное чудо с резными наличниками, где сейчас звучит музыка архангельских детишек. Ирина Панова, превратившаяся из директора школы в прораба стройки, мэр Владимир Герасимов и Сергей Тихонов — дом Суркова собирала бригада «Стройреставрации».

Posted in Здания г. Архангельска | Tagged , , , | Leave a comment

Санкт-Петербург. Лиговский проспект, дом 62 (Особняк Сан-Галли)

Фото 14.06.2020:

Особняк Ф.К. Сан-Галли

Адрес: г. Санкт-Петербург, Лиговский просп., д. 62

Posted in Здания г. Санкт-Петербурга | Tagged , | Leave a comment

Тамбов. Особняк Асеева

Особняк М.В. Асеева

Адрес: г. Тамбов, ул. Набережная, д. 22/1

Асеевский дворец в Тамбове (по материалам книги "Тамбов: прогулки с краеведом / А.А. Горелов, Ю.В. Путилин, А.С. Нарциссов. — Липецк, 2017. — 72 с.):

Несомненной жемчужиной среди всех объектов культурного и исторического наследства в Тамбове можно считать здание бывшего особняка (чаще его называют дворцом) фабриканта Михаила Васильевича Асеева.

Место, где 110 лет назад самый богатый человек Тамбовской губернии поставил свой дворец, находится на улице Набережной, в южной части Тамбова. Здесь, так называемое Тамбовское море — большой водоем, появившийся в 1975 году после проведения гидростроительных работ, — переходит в русло канала Цны. Берег реки в этом месте представляет собой мыс, от которого и начинается территория бывшей асеевской усадьбы. Длинной стрелообразной формой она вдается внутрь городских кварталов. Сегодня дендрологический парк, принадлежащий Тамбовскому кардиологическому санаторию, часто называют по-старому — Асеевский парк. Когда-то это была дубрава — одна из тех, что росли по берегам Цны. С тех пор на территории парка сохранился старый-престарый дуб с могучим стволом, с шершавой корой, изрезанной глубокими рельефами, и уже негустой, как в прежние далекие годы, кроной. Табличка, поставленная рядом с ним, возвещает о том, что этот дуб признан объектом природного наследия и информирует о том, что ему не менее 220 лет. Однако жители города этой информации о возрасте дуба не очень доверяют. Для нас это — дуб «Патриарх», которому не менее 400 лет. Его любят, а скорее — обожают как молодые, так и пожилые тамбовчане. Стало традицией обязательное посещение дуба «Патриарха» молодоженами в день своего бракосочетания. В целом парк — отличная зеленая зона в прекрасном месте на берегу реки. Он хорош в любое время года и пользуется несомненной любовью горожан.

И все же главным объектом этого уголка города является даже не столько парк, сколько белоснежный дворец, стоящий на берегу реки. Фасад дворца обращен к заречным далям со стороны берегового мыса реки. Двухэтажное, выполненное, словно из белого мрамора, здание напоминает дворцовую виллу, для которой подходит больше Лазурное побережье Средиземного моря или Адриатика. Внешнее оформление дворца изобилует элементами лепного декора, многие из них можно отнести к классическим архитектурным стилям разных направлений. Однако большинство специалистов признают в качестве основного архитектурного стиля Асеевского дворца модерн. Автором проекта, как удалось выяснить в последние годы, был московский архитектор Л. Кекушев.

Каждая из четырех сторон дворца по своему интересна и неповторима. На фасадной стороне много красивых разнооформленных окон. На южной стороне их меньше и сама она более строгая в оформлении, не такая богатая, как другие. К тому же только она не обладает симметрией, хотя у остальных трех сторон здания есть четкая симметрия. Особый интерес вызывают северная и западная стороны дворца. Выходящая в парк западная сторона имеет балкон на уровне второго этажа, а под ним — парадный вход с открытой ступенчатой верандой. На северной стороне есть балкон и веранда, которые чуть уже, но в красоте и изяществе отделки они не уступают главному входу. Особое очарование зданию дворца придают элементы верхнего, завершающего оформления. Здесь и возвышающаяся пирамида башенки над помещением бывшей домовой церкви и четырехгранная стеклянная призма, предназначавшаяся для того, чтобы сквозь ее наклонные грани проходил солнечный свет в главный гостинный зал на втором этаже. К особенностям внешней отделки стен дворца следует добавить ажурные ограждения и широко выступающий, тонкий словно лист карниз, форму которого повторяет и межэтажный пояс, проходящий по всему периметру здания. Во внешнем оформлении трудно где-либо отыскать ярко выраженные угловые элементы, все они скруглены. Вообще, в облике дворца преобладают криволинейные поверхности и плавные геометрические сопряжения. Даже там, где казалось бы нельзя избежать вертикальных ребер, то в этих местах расположены цилиндрические колонны, скрывающие собой угловые формы. Такой стиль внешнего оформления создает впечатление открытости пространству, легкости и изящества. В первые годы своего существования дворец не был закрыт зелеными насаждениями (это хорошо видно на старом фотоснимке). Тогда он во всей красоте своего очарования открывался на высоком речном берегу.

Не будем рассказывать вам о внутреннем оформлении дворца в те годы, когда он принадлежал своему первому владельцу (об этом можно узнать из многочисленных краеведческих изданий), а кратко остановимся на истории этого городского объекта.

Двоюродным братьям — купцам в третьем поколении — Михаилу и Василию Асеевым принадлежали и пахотные земли и промышленные и торговые предприятия, разбросанные по центральным районам России. Однако основным их владением, доставлявшем огромные доходы, были комвольно-суконные фабрики, находившиеся в Тамбовской губернии. В 1906 году один из Асеевых — Михаил Васильевич построил в Тамбове этот дворец, потратив на это всего один год. Вот только служил он своему владельцу и членам его семьи не более 12 лет. В марте 1918 года семья Асеева была вынуждена покинуть Тамбов, однако, перед этим в 1916 году М.В. Асеев получил дворянское звание, которым Николай II отметил его большие заслуги перед империей. Последние, прежде всего, выражались в том, что из сукна, изготовленного на асеевских фабриках, была пошита практически половина всех шенелей для военнослужащих царской армии, сражавшихся на фронтах Первой мировой войны. О дальнейшей судьбе М.В. Асеева и его потомков долгие годы ничего не было известно. Лишь два года назад тамбовским краеведам удалось не только установить хронологию последних лет жизни М.В. Асеева, которые он провел в эмиграции, но и отыскать его могилу на русском кладбище в столице Сербии — городе Белграде.

После Асеевых дворец, о котором мы ведем речь, буквально осиротел. Сначала, исполняя установку партийного руководства «Все лучшее детям!», представители молодой советской власти в Тамбове перевели в бывший фабрикантский дворец «колонию для детей беднейших граждан». Среди последних немало оказалось тех, кто, будучи не обогащен культурным воспитанием, стали активно расхищать из дворца все, что только могли присвоить себе. Такое негативное явление не могло долго продолжаться и вскоре на смену «колонии детей» в бывший дворец вошли красные кавалеристы — молодые ребята, крестьянского происхождения, которые после ранений, полученных на фронтах Гражданской войны, были направлены в Тамбов поправлять свое здоровье. По своей народной простате и молодости некоторые из них могли позволить себе въехать верхом на коне во внутренние помещения дворца (высокие двери вполне позволяли это сделать), и по широкой лестнице из итальянского мрамора подняться верхом на второй этаж. Правда, при этом кусочки мраморных ступеней оказались отбиты лошадиными подковами, а еще на шикарных асеевских коврах, застилавших полы дворца, обнаружился размазанный лошадиный помет. Пришлось кавалеристов убрать. После них три года в бывшем дворце располагалась учебная база Тамбовского университета. К студентам не было таких претензий, как к их предшественникам, но после закрытия университета в здании дворца еще многие годы находили стеклянные пробирки и колбы.

С 1926 года бывший дворец стал служить делу здравоохранения. Здесь был дом отдыха, потом лечебные учреждения, а в годы Великой Отечественной войны здесь, как и во многих других зданиях города находился эвакуационный госпиталь. С 1946 года в здании бывшего асеевского дворца расположился кардиологический санаторий. Об этом медучреждении многие его бывшие пациенты вспоминают с благодарностью. Конечно, многолетняя эксплуатация бывшего особняка М.В. Асеева привела его внутреннее и внешнее состояние к тому, что использовать его в дальнейшем было просто нельзя. Капитальный ремонт с 2011 по 2014 год проходил за счет федеральных средств, и после его завершения на сайте территориального управления Росимущества по Тамбовской области были объявлены торги. Желающие приобрести бывший, но капитально отремонтированный дворец, нашлись. Однако планируемые варианты его дальнейшей эксплуатации (гостиница с рестораном и прочими увеселительными функциями) не устраивали тамбовскую общественность. Прошла череда публичных выступлений, поддержанных местными органами власти и вскоре об этой ситуации был поставлен в известность президент страны. При его непосредственном участии вопрос о бывшем дворце Асеева в Тамбове был решен положительно в пользу общественности. В результате последовавших за этим переговоров между региональной властью и министерством культуры пришли к решению о создании уникального музейного выстовачного центра на базе обновленного памятника культурного наследия — усадьбы фабриканта М. Асеева. В здании расположился филиал музея-заповедника «Петергоф». Осенью 2014 года он вступил в действие. Его открытие сопровождалось вводом большого фонтанного комплекса, оборудованного с северной стороны от здания дворца.

Posted in Здания г. Тамбова | Tagged , , , | Leave a comment