Записи с меткой церковь

Елец. Преображенский храм

Фото 14.11.2012:

Храм Преображения Господня

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Октябрьская, д. 135А

Храм Преображения Господня (по материалам книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с.»):

Деревянная Преображенская церковь между 1678 и 1691 гг. заменила более древний храм во имя св. Параскевы Пятницы, стоявший у Ливенских ворот, и была в числе других четырёх храмов, расположенных внутри рубленого города-крепости. Престол древней Пятницкой церкви был перенесён во вновь построенный Преоб­раженский храм в качестве придельного.

Писцовая и межевая книга 1693 г. стольника Тихона Камынина даёт следующее описание храма: «Церковь Преображение Господне, да придел святой великомученицы Прасковьи, нареченной Пятницы, и колокольня деревянная старинная. А в той церкви Двери Царские, и Деисус, и ризы, и книги, а на колокольне колокола. Строение попа Силуяна и мирское, мерою вокруг церкви в длину с олтарем и с трапезой пять сажен с третью, поперег три сажени, и круг той церкви огорожено кладбище по наезду в переднем конце поперечнику по восточной стороне девятнадцать сажен, в заднем конце по западной стороне двадцать одна сажень с третью, а длину того кладбища по южной стороне 23 сажени, по северной 17 сажен. Да у попа на дворе кладбища 3 сажени. А от церкви мерою до городбы от олтаря на восток 11 сажен, на запад 18 сажен…».

К середине XVIII в. деревянный Преображенский храм весьма обветшал и его прихожане — елецкие купцы Стефан Васильевич Шапошников, Косьма Леонтьевич Сергеев и Стефан Яковлевич Шапошников в 1761 г. ходатайствовали перед Воронежским епископом Кириллом о разрешении на строительство нового храма. В том же году 17 июня из Воронежской духовной консистории была выдана шнуровая книга для сбора денег, а 20 июня Преосвященный Кирилл издал указ на построение нового храма, которое и началось в скором времени. Окончена постройкой каменная Преображенская церковь и освящена в 1771 г.

Как и многие постройки, возводимые русскими мастерами того времени, Преображенская церковь строилась по «образцу», и прототипами её можно считать церковь Иоанна Воина в Москве. Следуя конструктивным и декоративным аналогиям, елецкие мастера создали совершенно оригинальный тип культового сооружения, который был повторён в ряде елецких церквей — Владимирской-Сергиевской (1779 г.), Рождества Богородицы (1789 г.), Предтеченской (1809 г.). Подобный тип бесстолпного храма «восьмерик на четверике» начал развиваться на Елецкой земле гораздо раньше, и местная архитектурно-строительная школа берёт основы от широко известных памятников XVI в., а черты её своеобразия видны уже в постройках середины XVIII в., таких как Казанская церковь в Талице и церковь Введения в Ельце.

Церковь Преображения неоднократно перестраивалась. Первоначально был выстроен сам храм с алтарем в стиле барокко. Классицизм в зодчестве делал тогда ещё робкие шаги, поэтому он совершенно не затронул ни композицию храма, ни его декоративное оформление. Стены Преображенского храма были выбелены, а выступающий декор окрашен в желтый, красный и зеленые цвета, что совершенно необычно для построек того времени, окрашивавшихся, как правило, в два цвета, но очень характерно для периода XVI-XVII вв., когда фасады богато расписывались и для их оформления часто применялся многоцветный изразец.

Наступил век XIX, и пришло время исправлять ветхости Преображенского храма, распространять небольшую церковь и по-новому её украшать. Уже в 1808 г. почитаемый ельчанами за благочестивую и подвижническую жизнь священник Иоанн Борисович Жданов испрашивал у Преосвященного Досифея, епископа Орловского и Севского, разрешение о замене иконостаса и полов в храме. На что резолюцией Владыки было дозволено «…из текущих сборов ветхости исправить и для того благочинному елецкому протоиерею Василию Алексеевскому престол снять, и по утверждении пола устроить и освятить по чиноположению».

Однако осуществлено задуманное тогда не было по той причине, что прихожане храма — елецкие купцы Иван Васильевич Шапошников и Алексей Диомидович Талдыкин — выразили желание на собственные средства расширить главный алтарь, увеличить трапезную часть храма с устройством в ней второго придельного алтаря во имя св. Иоанна Предтечи и соорудить все три новых иконостаса. Вновь поданное о. Иоанном в том же году прошение на имя правящего архиерея было удовлетворено, а в 1810 г. все указанные работы завершены. При этом на средства о. Иоанна храм внутри был расписан живописцем Алексеем Прохоровичем Щучкиным сюжетами из жития святых.

Все работы по перестройке Преображенской церкви проводились в стиле русского провинциального классицизма: сбит декор наличников, а приделами с выступающими четырёхколонными портиками с южной и северной стороны закрыты окна второго света.

В 1866 г. по ходатайству церковного старосты купца Петра Александровича Сергеева архитектором Синкевичем был составлен проект на «увеличение трапезной и построение вновь колокольни». После этого по благословению епископа Орловского Поликарпа в 1867-1868 гг. на средства ктитора Сергеева, пожертвовавшего на эти цели 20 000 руб., трапезная храма была распространена и перекрытие выполнено с использованием чугунных колонн, храм оштукатурен снаружи и внутри, перестроена и украшена главкой алтарная часть, в приделах устроены новые иконостасы, а главный в 1871 г. подновлён и позолочен.

Проект сооружения трёхъярусной колокольни, равной по высоте с церковью, рассматривался 26 июля 1868 г. строительным отделением Орловского губернского правления. В 1871 г., в год столетия окончания строительства храма, было завершено возведение колокольни, и Преображенская церковь приняла в основном свой теперешний вид.

Документы 1866 г. на перестройку церкви воспроизводят обмерный чертёж и план постройки. На первом чертеже видна старая колокольня начала XIX в., а рядом — церковь с новой колокольней, «предполагаемой постройкой». Новая колокольня на плане отодвинута на запад на 4 сажени от прежней и своими формами совершенно изменила все прежние стилевые особенности храма. Сказалось отсутствие определённых стилевых устоев второй половины XIX в., поэтому в сумбурную композицию колокольни намешаны и мавританский стиль портала, и готика стрельчатых арок, и новгородские каменные кресты, и стилизованные кокошники Московской архитектуры XV в. В сравнении с этим калейдоскопом форм по-иному воспринимается раскрытый и восстановленный в наше время реставраторами первоначальный декор храмовой части, где крупные формы полукруглых тимпанов между четвериком и восьмериком многократно повторяются такими же, но меньшей формы в декоре окон этих же ярусов.

Однако более крупная по объёму колокольня отнесена дальше от храма и имеет с ним хорошие соотношения. Проработана и главка колокольни с завершающейся частью, повторяющей храмовую, что позволяет сегодня со многих районов города воспринимать завершения храмовой части и колокольни Преображенской церкви очень цельно и соразмерно.

В 1891 г. часть колокольни и крыши церкви были повреждены ударом молнии, выбившей из кладки 400 кирпичей. В 1892-1893 гг. был проведён крупный ремонт храма, во время которого сделана новая крыша, восстановлена колокольня, устроена новая ограда, а на церкви исправлена штукатурка и покрыта масляной краской. Церковь вся была оштукатурена цементным раствором, в то время только входившим в моду. Реставраторы по праву смогли оценить качество и прочность этой работы, с трудом сбивая слой штукатурки. Кирпичная облицовка за 90 лет значительно пострадала от цементного раствора, который разрушил кирпичную кладку стен на глубину в 5 сантиметров.

В 1895 г. придельные иконостасы заменены новыми, стены и потолок трапезной покрашены и расписаны живописью, деревянные полы в ней заменены цементными. Одновременно для трапезной церкви приобретена новая позлащённая утварь.

Страховые оценки 1910 г. сохранили описание иконостасов Преображенского храма. Высота главного иконостаса — 15 арш. и ширина 10 арш. Размеры иконостасов в приделах: Предтечи и Крестителя Господня Иоанна — высота 8,5 арш., ширина, считая с боковым, — 14,5 арш.; св. мученицы Параскевы — высота 8,5 арш., ширина, считая с боковым, — 13,5 арш. Иконостасы оценены в 17 тыс. руб.

Прихожане Преображенской церкви до революции весьма почитали ряд икон, поступление которых в храм связывалось с именем о. Иоанна Борисовича Жданова. Прежде всего это образ Тихвинской Божией Матери размером 1 х 3/4 арш., украшенный в 1809 г. сребропозлащённою ризой с жемчужным убру­сом и надписью «Изображение с чудотворного образа Пресвятыя Богородицы Тихвинския, которая в городе Волхове в Оптине Троицком монастыре копировал живописец Пётр Образцов в 1801 г. месяца января». Святыней храма была икона Богоматери «Троеручица» размером 2,5 х 2 арш. в сребропозлащённой ризе и жемчужном убрусе. Из записи, сделанной о. Иоанном, следовало, что икона написана живописцем г. Тулы Григорием Белоусовым в начале XIX в. В церковной летописи Преображенского храма отмечалось: «К сей иконе прибегают за помощью по молитвам Божией Матери страждущие болезнями рук и ног».

По заказу о. Иоанна Жданова были написаны для Преображенской церкви и две живописные иконы «Спасителя (размером 5 арш. х 8 вершков), изображённого стоящим на облаках и херувимах с благословляющей десницей и скипетром в левой руке, и Божией Матери, на левой руке которой благословляющий Богомладенец, к которому она склонилась Пречистою Своею главою». По сохранявшемуся между ельчанами преданию, перед этими иконами, находившимися на колоннах старой трапезной церкви, о. Иоанн молился в ночное время и слышал голос о приятии его молитвы. Во время работ по распространению трапезной в середине XIX в. части этих колонн с иконами были бережно вырезаны и помещены в новые стены тёплой Преображенской церкви. Образ Спасителя — в правом приделе, на южной стене, а икона Божией Матери — в левом приделе, на северной стене. Пред этими образами, освящёнными памятью ельчан об о. Иоанне, горели неугасимые лампады.

Кроме этих икон, над Царскими Вратами придела св. Иоанна Предтечи помещалась икона Спасителя в терновом венце, присланная в Преображенскую церковь в 1874 г. бывшим Нижегородским Преосвященным Иеремией (Соловьёвым), духовным другом святителя Иннокентия (Борисова), во свидетельство прозорливости священника Иоанна Жданова, предрекшего некогда жертвователю иконы архиерейство.

Обращал внимание своею древностью образ Воскресения Христова и Сошествия Христа во ад, украшенный сребропозлащённою с эмалью ризой, стоимостью 1 500 руб.

Другая часть святынь храма была связана с памятью о святителе Тихоне Задонском. Это икона Божией Матери, данная Святителем о. Иоанну Жданову, пользовавшемуся особым расположением архипастыря. При входе на колокольню Преображенской церкви была закреплена цепь с надписью: «Сия цепь прибита повелением Тихона 1-го, Епископа Воронежского и Елецкого». Сделано это было по велению о. Иоанна, который с дозволения святителя Тихона хотел таким способом воздействовать на «…неблагоговейно стоящих в храме, особенно мальчиков-шалунов». 16 декабря 1922 г. эта цепь с ошейником была передана в Елецкий пролетарский музей, а с 1928 г. она экспонировалась в Елецком антирелигиозном музее. Цепь состояла из 6 звеньев, кончалась двумя полукольцами для заковывания шеи. В антирелигиозный музей передали также и ризу о. Иоанна.

Самый большой колокол на звоннице храма весил 200 пудов. По свидетельству Н. Ридингера надпись на нём «…вроде старинной скорописной; он перелит из старого колокола усердием прихожан на елецком заводе братьев Криворотовых в 1830 г.».

С северной и восточной стороны церкви располагалась ограда длиной до 30 саженей с чугунными столбами и решётками, двумя воротами и двумя калитками. С других сторон храм ограждали кирпичные стены домов А.Д. Малечкина и Т.Г. Богомолова. До 1868 г. в ограде церкви находился дом о. Иоанна Жданова, перенесённый в этот год в Троицкий монастырь.

Настоятель Преображенской церкви Иоанн Борисович Жданов был одним из самых почитаемых ельчанами пастырей и прославился своей подвижнической жизнью далёко за пределами города. Родился он в 1750 г. в семье настоятеля Вознесенской церкви г. Воронежа. Будучи семинаристом, Иоанн Жданов испытал огромное духовное влияние Воронежского епископа Тихона, будущего святителя Задонского. Наставления и проповеди епископа Тихона, уделявшего большое внимание воспитанию будущих священников, общение архипастыря с семинаристами, способствовали укреплению в Иоанне стремления посвятить свою жизнь служению Богу и ближним. По окончании в 1770 г. курса Воронежской семинарии он вступил в брак с девицею Дарьею из духовного сословия, а в 1772 г. был рукоположен в диакона к Вознесенскому храму. В 1779 г. Иоанн Жданов рукоположен в иерея и около года служил священником в одном из приходских храмов Воронежа. В том же году он был переведён к Архангельской церкви г. Ельца, а вскоре назначен священником храма Преображения Господня, в котором прослужил до конца своей жизни. Все свои дни о. Иоанн посвящал церковному служению, уединенной молитве, обустройству и украшению ставшего уже тесным и ветхим Преображенского храма. Как истинный пастырь, он стремился к воспитанию в своих прихожанах всяческих добродетелей, обличая их недостатки и призывая к благочестию и смирению. В быту подвижник отличался поразительной скромностью, употребляя почти все свои скромные доходы на благоустройство храма и в помощь всем нуждающимся. Известны случаи духовной прозорливости о. Иоанна, предсказывавшего многие события в жизни своих прихожан. Скончался пастырь 20 декабря 1824 г. и был погребён при огромном стечении жителей Ельца, почитавших его за праведную жизнь. С тех пор день его поминовения в Ельце считался у горожан днём праздничным — тысячи ельчан стекались в Елецкий Троицкий мужской монастырь, где находилась могила о. Иоанна, чтобы присутствовать при отправлении соборной панихиды над его гробом и помолиться угоднику Божию. Документы Елецкого антирелигиозного музея свидетельствуют, что в 1917 г. ельчане ставили вопрос перед епархиальным начальством о канонизации о. Иоанна Борисовича Жданова.

После о. Иоанна настоятелем Преоб­раженского храма долгое время состоял сын его о. Иоанн Иоаннович Жданов, иногда подписывавшийся в метрических книгах под фамилией Преображенский. В XIX столетии церковный штат составляли один священник и один диакон, в начале XX в. к ним прибавился ещё и псаломщик. В приходе Преображенской церкви перед революцией числилось 1 741 человек.

Ежегодно 9 августа (по ст. стилю) в церковь совершался крестный ход из Вознесенского собора, неизвестно когда и по какому случаю установленный.

С 1882 г. к Преображенской церкви указом Орловской духовной консистории от 27 сентября за №1416 была приписана часовня на Успенской улице, выстроенная Обществом елецких ремесленников в память событий 1 марта 1881 г.

С 1797 г. церкви принадлежала пожертвованная купцом Иваном Васильевичем Шапошниковым лавка в гостином ряду размером 7 х 6 и высотой 4,5 арш.

В 1922 г. из Преображенской церкви была изъята серебряная утварь весом 7 фунтов 76 золотников. До этого года в храме находилось скульптурное изображение распятия из дерева в натуральную величину.

В 1929 г. властями Ельца была развёрнута кампания по закрытию городских церквей. Рабочие и служащие предприятий и учреждений города стали дружно требовать прекращения в них церковных служб и переоборудования храмов под «культурные нужды». Летом 1929 г. при обсуждении строительной пятилетки рабочие лесопильного завода, госмельниц №107 и 108, кожзавода имени Ленина и ряда других предприятий потребовали закрыть Преображенскую церковь и оборудовать в ней киноустановку.

Учитывая «массовые пожелания трудящихся» в количестве около 5 тыс. подписей, «наличие в Ельце 13 других церквей … нужду в помещении для культурно-просветительных учреждений», 11 апреля 1930 г. власти закрыли Преображенскую церковь

В 1936 г. церковь обследовалась на предмет пригодности к эксплуатации, а с 1937 г. здание арендовалось складом Заготзерно.

После открытия в начале 1943 г. Казанской кладбищенской церкви верующие стали просить возвращения и других елецких церквей. 3 июля 1943 г. ельчане обращались в горсовет с просьбой о передаче им Преображенской церкви для богослужения, но получили отказ.

А в 1946 г. по решению Елецкого горисполкома №270 от 29.08.1946 г. была снесена алтарная апсида храма как «мешавшая уличному движению».

По документам, в 1962 г. храм пустовал. Затем в трапезной располагался тир. В результате кирпич в местах установки мишеней был выбит на значительную глубину. В 1960-е гг. при разборке конструкций крыши трапезной шесть колонн чугунного литья упали и раскололись.

Лишь в 1971 г. решением Липецкого облисполкома №874 от 2 ноября Преображенская церковь г. Ельца поставлена под охрану как памятник архитектуры, что позволило в 1983 году приступить к проектно-реставрационным работам. Целью реставрации стояла задача максимально раскрыть участки памятника, относящиеся к XVIII в., показать наглядно все слои перестроек XIX в., сохранив композиционную цельность этого разновременного, но очень интересного памятника елецкого зодчества.

Активные реставрационные работы в Преображенской церкви начались в 1986 г. Тогда в субботниках по восстановлению храма принимали участие липецкий общественный клуб реставраторов «Русь», елецкий клуб «Вече».

В 1997 г. постановлением главы администрации Липецкой области №41 от 20 января и распоряжением Комитета по управлению государственным имуществом №114/580 от 9 июля 1997 г. здание Преображенского храма было передано приходу Вознесенского собора Ельца. Восстановительные работы были продолжены, а в престольный праздник Преображения Господня в храме прошла первая служба и крестный ход среди груды строительных материалов. Престол храма освящён иерейским чином.

В настоящее время реставрационные работы подходят к завершению. В помещении трапезной планируется разместить церковную библиотеку и читальный зал, а в храмовой части, где уже установлен иконостас, по праздничным и торжественным дням совершаются богослужения.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , , | Leave a comment

Елец. Успенский храм

Фото 26.06.2012:

Храм Успения Пресвятой Богородицы

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Советская, д. 65А

Храм Успения Пресвятой Богородицы (по материалам книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с.»):

Деревянная Успенская церковь была построена вместе с Елецкой крепостью в 1592 г., и её причт упомянут в Отводной книге земель елецким служилым людям 1593-1594 гг. в связи с выделением священнослужителям этого храма «земли Дикого поля». Причт «церкви Успения Пречистыя Богородицы, что на посаде», и количество полученного им хлеба значатся в грамоте от 26 декабря 1592 г.: «на Елец, городскому голове И.Н. Мясному» о раздаче хлебного жалования: попу «большому — пять чети ржи, овса тож, другому попу, что в пределе, — 4 чети ржи, овса тож. Дьячку, пономарю да проскурнице по 3 чети ржи, овса тож….». Из текста становится ясно, что в Успенском храме изначально было два престола, что подтверждается и грамотой царя Фёдора Иоанновича елецкому воеводе князю А.Д. Звенигородскому и строителю Елецкой крепости И.Н. Мясному от 15 ноября 1592 г.: «…Послали есми (с сотником) стрелецким с Осипом с Ковериным (в при)дел великомученицы Ирины Двери ца(рские), да Деисус, да к Успенью Пречистой и к великой мученицы Ирине колокола … а книги бы есте в придел к великомученицы Ирине священнику вели имать…». Следовательно, придел в Успенском храме был посвящен «великомученице Ирине» и, вероятно, в честь Ирины Годуновой — царицы, сестры всесильного в то время Бориса Годунова.

Причт храма получал ружное жалование деньгами, о чём упомянуто в грамоте 12 февраля 1593 г.: «Успенья Пречистые Богородицы одному попу рубль, а другому попу Семёну рубль дан в Москве, успенскому дьячку, да пономарю, да проскурнице по полтине». Священник Семён, по всей вероятности, был в Москве с целью получения церковной утвари для Успенского храма и придельного алтаря св. Ирины.

Упоминание храма и краткое описание Успенского прихода встречаются во всех известных документах XVII столетия. В 1646 г.: «Да на Елце городе на посаде розных церквей бобыли. Церкви Успения Пресвятые Богородицы, что в городе в Пушкарской слободе за попом за Ортемьем Васильевым двор бобыля Азарки Кумантьева…». В 1676 г. «Успения Пресвятыя Богородицы … у тое церкви двор попа Митрофана, двор пономарёв. Церковные земли 10 четвертей, сенного покосу на 10 копен. Рыбных ловлей нет. В приходе 14 дворов пушкарских, 14 дворов посадских. Всего 37 дворов». В 1678 г.: «А по переписи и по досмотру в городе на Ельце. Церковь Успения Пресвятые Богородицы. У той церкви дворы попа Митрофана, пономаря Лунки Иванова, да на церковной земле один двор. Крестьян и бобылей нету…».

Писцовая книга стольника Тихона Камынина за 1691-1693 гг. содержит более обширные сведения: «Внутри города … церковь Успения Пресвятой Богородицы и колокольня деревянная. Царские врата, ризы, иконы … строение мирское. А по скаске той церкви … Прежде та церковь бывала первая соборная. А мерою той церкви в длину с олтарем и с трапезой и с папертью восемь сажен бес трети, поперег четыре сажени. И круг той церкви огорожено вновь кладбище. По наезду в переднем конце по восточной стороне шестнадцать сажен с полусаженью, и по той стороне построено на церковной земле на кладбище пять лавок посацких людей. А в заднем конце по заподной стороне шестнадцать сажен длина того кладбища, по южной стороне одиннадцать сажен, по северной стороне осмнадцать сажен. А под лавками земли мерою поперег 3 сажени бес трети, а от церкви мерою от олтаря на восток к лавочным онбарам четыре сажени с полусаженью. От паперти на юг восмь сажен, на север три, на запад две с половиною. А у той церкви на церковной земли поп, дьякон и понамарь». Любопытно, что в последнем документе Успенская церковь названа как «первая соборная». Вряд ли храм был построен во время основания Елецкой крепости в 1591 г., ранее Воскресенского, который принято считать первым собором города. Скорее всего, Успенская церковь неко­торое время выполняла функцию елецкого собора в середине XVII столетия, что было связано с уничтожением Воскресенского храма одним из частых в то время пожаров. В пользу этого говорят отсутствие соборного храма Воскресения Христова в списке елецких церквей переписной книги 1646 г., и указание на дату постройки Воскресенской соборной церкви в 1691 г.: «Строено по указу великих государей о прошлых недавних годех…».

Ещё одним интересным фактом служит отсутствие во всех приведённых документах XVII в. об Успенской церкви упоминания её придельного престола в честь св. Ирины и второго священника в штате храма. Видимо, после кончины Бориса Годунова и воцарения династии Романовых этот придел, посвященный небесной покровительнице сестры, царицы Ирины «царя Бориса», был ликвидирован.

Неизвестно, был ли заменён первый деревянный храм в XVII — первой половине XVIII в. новым, или он просуществовал почти полторы сотни лет, но в 1743 г. прихожане Успенской церкви приступили к строительству нового каменного храма на прежнем месте, которое находилось в непосредственной близости от нынешнего Вознесенского собора, на месте перекрестка ул. Коммунаров и Маяковского. Окончена церковь постройкой в 1753 г. и 25 января т.г. освящена в прежнее храмонаименование. По некоторым сведениям, чин освящения главного престола Успенского храма совершил в 1757 г. епископ Воронежский и Елецкий Феофилакт (Губанов). В 1793 г. в трапезной Успенской церкви был устроен придельный алтарь во имя Богоявления Господня.

Каменная Успенская церковь стояла в 40 саж. восточнее Воскресенской церкви («старого собора») и почти до начала строительства Вознесенского собора находилась на его месте — в 3 саж. от колокольни нового собора. Узнав о намерениях прихожан соборного храма, поддержанных ельчанами, воздвигнуть на Красной площади «обширный по размерам и красивый по архитектуре новый соборный храм», прихожане Успенской церкви задумались о постройке нового храма в другом месте. А в 1815 г., когда была выдана шнуровая книга для сбора доброхотных пожертвований на новый елецкий собор, состоялась закладка новой Успенской церкви «за Хлебной площадью» на углу Воронежской и Успенской улиц (ныне Маркса и Советской).

Древний Успенский храм был постепенно разобран на материал для строительства нового. Колокольня сломана и материал для бута новой церкви перевезён осенью 1815 г., сама же церковь разобрана в октябре 1821 — январе 1822 г., а трапезная часть её — в 1823-1824 гг.

Строительство нового каменного двухэтажного храма велось в 1815-1829 гг. старанием священника Георгия Ключарёва и купца Григория Назарова. В 1823 г. закончен первый этаж и освящены престолы: центральный — Богоявления Господня и придельные — св. Георгия Победоносца (правый), св. Григория Богослова и св. мученицы Дарии (левый). Из-за недостатка средств верхний этаж величественного храма с престолами Успения Пресвятой Богородицы (главный), Входа Господня в Иерусалим (правый) и Воздвижения Животворящего Креста Господня (левый) был отстроен и освящён только в 1829 г.

Колокольня была начата постройкой в 1833 г. и закончена в 1841 г.

Успенская церковь — один из выдающихся памятников храмового зодчества, построенных в период высокого классицизма. Являясь, по упоминаниям историков Ельца, памятником победы русского народа в Отечественной войне 1812 г., активное участие в которой принимали и жители Ельца, храм своими размерами и ампирными формами выражает величие этой победы. Автор проекта на постройку Успенской церкви в настоящее время пока не установлен, но это, без сомнения, выдающийся столичный архитектор-классицист круга Шарлеманя, Руско и др. Пятиглавие храма является своего рода возвращением к древнерусским традициям, получившим развитие лишь спустя 20 лет в тоновских постройках. Основная восьмигранная храмовая глава продолжает ещё традиции XVIII столетия, происходящие конструктивно из восьмериковых каменных храмов, строившихся до этого в Ельце на протяжении полутора столетий. Однако маленькие световые главки, прорезанные по сторонам света круглыми оконцами, имеют совершенно другую форму — цилиндрическую. 79-метровая колокольня, выстроенная в лучших традициях русского позднего классицизма, и до настоящего времени является непревзойдённым по высоте архитектурным сооружением Ельца. Во второй половине ХIХ в. во время одного из ремонтов Успенская церковь претерпела незначительные изменения: с юга и севера к трапезной были пристроены небольшие притворы, прямые перемычки окон первого яруса получили полуциркульное завершение, но в целом это не повлияло на облик здания.

Из древней церкви в новый храм были перенесены иконостасы для алтарей верхнего этажа и большинство древних икон. В 1861, 1867, 1872 и 1881 гг. соответственно Успенский, Богоявленский, Воздвиженский и Георгиевский иконостасы были заменены новыми на средства прихожан и старанием ктиторов Назаровых. Староста храма купец второй гильдии Никанор Назаров в 1875 г. был «Высочайше» награждён золотой медалью на Станиславской ленте за заслуги по духовному ведомству.

Иконостас алтаря Успения Божией Матери имел высоту 16 арш. и ширину 14 3/4 арш. Иконостасы приделов Входа Господня в Иерусалим и Воздвижения Креста Господня — высоту 7,5 арш. и ширину 9 3/4 арш. каждый. По страховой оценке 1910 г. иконостасы летнего храма стоили 10 тыс. руб. В нижнем храме Богоявленский иконостас имел высоту 7 арш. и ширину 13 арш. Во имя св. Георгия Победоносца и Григория Богослова — высоту 7 арш. и ширину — 9 арш. каждый. Иконостасы нижнего храма оценены были в 9 тыс. руб.

Стены в нижнем тёплом храме расписаны были клеевыми красками, в верхнем холодном — масляными. Наружные рамы тёплой церкви были витражными. Нижний храм отапливался «камерной печью», расположенной под храмовой частью. От неё под полом шли каменные сводчатые каналы, по которым поступал теплый воздух.

К достопримечательностям Успенской церкви относились местночтимые древние иконы Богоявления Господня, Успения Пресвятой Богородицы и святителя Николая Чудотворца «русского письма», перенесённые из древнего храма. По преданию старожилов, две первые иконы были издревле местными иконами старого Успенского храма. В сохранявшейся церковной описи 1791 г. они были означены в иконостасе. Икона св, Николая Чудотворца находилась в Богоявленском приделе, по описи 1791 г. вне иконостаса. Когда и как они появились в храме — неизвестно. Икона Успения имела надпись на окладе: «Риза сия сооружена в 1740 году, сентября 5 дня, при священнике Михаиле Иванове, весу в ней 2 фунта 41 золотник». В новом храме все эти иконы помещались в позолоченных столярной работы рамах вне иконостасов. Оклад на иконе Успения был обновлен в 1822 г.: «Риза сия усердием прихожан обновлена при протоиерее Георгии Ключареве в 1822 году в феврале, весу в ней 8 фунтов 24 золотника». Серебряный оклад на иконе Богоявления возобновлён в 1800-х гг., что было видно из описи 1808 г. На иконе святителя Николая ранее был медный оклад, сделанный неизвестно когда и замененный новым медным позолоченным в декабре 1822 г.

Штат священно- и церковнослужителей Успенского храма составляли один священник и один диакон, состоявший в конце XIX — начале XX вв. на псаломщической вакансии. Из духовенства его наиболее известен настоятель Древне-Успенского храма, служивший в конце XVIII — начале XIX вв., — Алексий Борисович Борисов, отец знаменитого церковного деятеля, богослова и проповедника архиепископа Херсонского Иннокентия (в миру Иоанна Алексеевича). Именно в Успенской церкви был крещён будущий Святитель, и там он мальчиком помогал во время службы о. Алексию, который скончался в 1811 г., оставив «о себе в народе добрую память». Могила его и матери архиепископа Иннокентия — Акилины Гавриловны — сохраняется ельчанами до сегодняшнего дня слева от главной аллеи, ведущей к Казанскому храму на старом городском кладбище. На скромном чугунном памятнике, установленном на средства, присланные Владыкой Иннокентием, ныне находится доска с надписью: «Здесь покоятся священник о. Алексий и Акилина Борисовы. Родители св. Иннокентия, архиепископа Херсонского».

В 1876 г. в Успенском храме совершал литургию уроженец с. Стрелец Елецкого уезда, настоятель посольской церкви св. Александра Невского в Париже, а впоследствии — председатель духовно-учебного комитета Св. Синода протоиерей Иосиф Васильевич Васильев.

В начале XX столетия в приходе Успенского храма числился 1 231 житель города и Пушкарской слободы. Церкви принадлежало 31,5 дес. земли.

К Успенской церкви было приписано 3 часовни. Одна, кирпичная, стояла возле храма с его юго-восточной стороны и была построена одновременно с ним. Вторая — с литыми чугунными стенами, на высоком каменном фундаменте — находилась на Архангельской площади в Рыбном ряду. Третья — в Мясных рядах на Успенской улице. По рассказам старожилов, построены обе часовни были торговцами при основании торговых площадей в 1796 г.

Две последние часовни, как и внутреннее убранство Успенского храма, не пережили катаклизмов XX столетия. Уже 14 марта 1922 г. в ещё не открывшийся елецкий музей из Успенской церкви было передано «три шестикрылых ангела, два ангела двукрылых … скульптура не выясненной святой … изображение Иоанна Богослова и Матери Божии … скульптура, изображающая одного из евангелистов…». 4 декабря 1922 г. дополнительно было передано в музей резное изображение Христа, сидящего в темнице, датированное XVIII в. В том же году в рамках кампании по изъятию церковных ценностей из Успенского храма была взята серебряная утварь общим весом 1 пуд 6 фунт. 79 золот.

Закрытие храма произошло в начале 1930-х гг., после чего он был переведён в разряд складских помещений и использовался в этом качестве, по крайней мере, до 1962 г. По рассказам старожилов во время войны в трапезную храма попала бомба, в результате был разрушен свод.

Возвращение Успенского храма Русской Православной Церкви было оформлено постановлением главы администрации г. Ельца «О застройке города», №409 от 09.09.1993 г., и распоряжением Государственного комитета РФ по управлению госимуществом «О передаче памятников истории и культуры Воронежской епархии», №114/580-р от 09.07.1997 г.

К празднику Успения Божией Матери в 1995 г. силами общины Вознесенского собора и ельчан был частично восстановлен Богоявленский престол нижнего храма, в котором с благословения епархиального начальства в тёплое время года иногда совершаются богослужения. Ежегодно вечером 27 августа на праздник Успения Пресвятой Богородицы из Вознесенского собора в Успенский храм устраивается крестный ход с плащаницею. Торжественное шествие со свечами в руках и с иконами всегда привлекает большое количество ельчан.

В настоящее время в рамках федеральной целевой программы «Культура России» на памятнике истории культуры федерального значения, каковой является Успенская церковь города Ельца, ведутся реставрационные работы. Хочется верить, что двухсотлетие своей закладки один из самых замечательных храмов древнего города встретит в своём прежнем величии и благолепии.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , , | Leave a comment

Елец. Введенский храм

Фото 14.01.2013:

Храм Введения во храм Пресвятой Богородицы

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Шевченко, д. 10А

Храм Введения во храм Пресвятой Богородицы (по материалам книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с.»):

Введенская церковь в Ельце не только самая древняя из сохранившихся каменных построек, но и самая благодатная по духовному воздействию, а потому и самая притягательная… Все, кто бывал в Ельце, обязательно упоминают с особой душевной теплотой древний храм на Введенском спуске! Василий Васильевич Розанов, проживший несколько лет в Ельце, писал некогда К.Н. Леонтьеву: «Православным я стал лишь недавно, помолившись несколько раз в церкви Введения, познакомившись с дьяконицей Рудневой … внучкой Иннокентия Таврического». Введенский храм Ельца философ называл своей нравственной Родиной: «Храм навсегда для меня милый, моя нравственная Родина. Около его стены хотел бы я быть похороненным». Введенскую церковь легко узнать и в произведениях И.А. Бунина: «После отъезда отца с матерью … И почему-то часто уезжали они в субботу, так что в тот же день вечером я должен был идти ко всенощной … в эти темные и глухие вечера, проводив отца с матерью и войдя истинно как в отчую обитель под её низкие своды, в её тишину, тепло и сумрак… чудотворная икона Божьей Матери, и доныне пребывающая в самой старой из всех наших церквей, что стоит над рекой как раз против Аргамачи — тот древний образ, перед которым горят неугасимые лампады и всегда молится на коленях какая-нибудь женщина в тёмной шали, крепко прижав щепоть ко лбу».

Впервые деревянная церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы упоминается в «Елецкой явочной книге 1615-1616 гг.», а построена она, возможно, одновременно с крепостью. Размеры храма были невелики — 8 саж. длины и 3 ширины (16,5 х 6 м). Введенский храм в это время стоял на склоне ниже крепости и был приходским для Александровской казачьей слободы. При нём находилось и кладбище.

В 1617 г. священник Введенской церкви «поп Панкрат в прихожен своих места руку приложил» к обыскным речам елецких торговых и лавочных людей и елецких казаков по делу о краже денег из царской казны, то есть заверил своей подписью показания прихожан.

Описания Введенской церкви имеются во многих документах XVII в. В переписной книге Фёдора Барятинского 1646 г.: «Да на Елце городе на посаде розных церквей бобыли. Введение… что за городом в Кузнецкой слободе. А церковной землей и с доходом овладеет просвирница вдова Дарьица. А та Агафонниковская жена Гаврилова да дочь её вдова Окулиница попа Лаврентьевская жена Васильева. А в той церкви служит поп Дементий Прокофьев на время. А на церковном месте живут бобыли». В писцовой книге Василия Сухотина 1678 г.: «Да за городом церковь Введение Пресвятые Богородицы. У той церкви двор попа Леонтия…».

Более подробное описание Введенского храма даётся в писцовой и межевой книге Тихона Камынина 1691-1693 гг.: «Церковь Введения Пресвятыя Богородицы в Олександровской же слободе древянная. А в той церкви Царские Двери и Деисус, и праздники, и месные иконы, и книги, и ризы, и всякая церковная утварь, и колокола. Строение попа Леонтия. А мерою той церкви в длину с олтарем и с трапезою и с папертью восемь сажен, поперег три сажени, и около той церкви кладбище огорожено вновь по наезду. А мерою того кладбища поперечнику по восточной стороне 9 сажен, по заподной стороне двенатцать сажен, а длины по южной стороне 11 сажен бес трети, да во вдовине дворе три сажени, по северной стороне 19 сажен. А от церкви мерою от олторя на восток 6 сажен с третью, на юг 5 сажен, на север 4 сажени, на запад 4 сажени с полусаженью. Да той же церкви на церковной земле живут дьячок Евдокимко Леонтьев, а по скаске ево ж, дьячка, на церковной земле живут дворами посацкие люди, 14 дворов…».

К середине XVIII в. старый деревянный храм пришёл в ветхое состояние и был начат постройкой новый каменный. Ещё до окончания строительства, 15 февраля 1759 г. «поп Иосиф Фёдоров сын Леонтьев … ночным временем, без венечной памяти и в неосвященной вновь строющейся в г. Ельце каменном зданием церкви Введения Пресвятой Богородицы под алтарем в палате» повенчал крепостную девку Катерину с ландмилиционером Курского полка Семеном Быкановым и взял за это рубль. Жалуясь в своей челобитной на священника в Елецкую провинциальную канцелярию, жёны елецких купцов Вавилова, Сафонова и Ростовцева сохранили для истории ряд обстоятельств строительства каменного Введенского храма. Палата, где повенчали беглянку, и сейчас находится под апсидой-алтарём церкви. Ещё два года после этого возводили мастера стены и купола с крестами каменного храма, прежде чем по древнему обычаю установить под престолом крест с надписью, что настоящий храм, построенный старанием помещика, канцелярского секретаря Осипа Данилова, «освящён в царствование Елизаветы Петровны в 1761 году».

Введенский храм построен по древнерусскому образцу «восьмерик на четверике». Так строили в глубокой древности деревянные шатровые церкви и башни крепостей, укладывая на сруб в четыре стены («четверик») сруб в восемь стен («восьмерик»). Позже стали так же строить и похожие на них, но каменные церкви. Такая конструкция особенно широко применялась с середины XVII в., только перекрывали храмы уже не шатром, а куполом. Пышное оформление окон и дверей, спаренные угловые пилястры на восьмерике и конструкция самого Введенского храма — вспарушенный купол и световой барабан, говорят о том, что памятник принадлежит к расцвету барокко, когда опыт зодчих позволял придавать своим постройкам праздничность, характерную русской архитектуре. И хотя расцвет стиля барокко в архитектуре пришёлся на начало и первую половину XVIII в., а на смену ему с середины столетия уже пришёл классицизм, Введенскую церковь новый архитектурный стиль не затронул.

Церковь Введения за её долгую историю не раз перестраивали и ремонтировали. В начале XIX в. храм распространили двумя приделами — северным и южным, во имя трёх святителей — Василия Великого, Иоанна Златоуста и Григория Богослова, а также св. апостола Иоанна Богослова. Несмотря на господство в архитектуре того времени классического стиля, мастера при этом тактично подошли к перестройке храма, сохранив в оформлении приделов барочные наличники старой трапезной. Позже с юга и севера храма пристроили полукруглые паперти — боковые всходы.

Последний крупный ремонт храма состоялся в 1902 г., когда на пожертвованную прихожанином купцом Николаем Петровичем Череновым сумму в 30 тыс. руб. здание было оштукатурено снаружи, с запада возведены две пристройки к трапезной и крыльцо с сенью — к колокольне, настелены новые полы, вставлены новые оконные рамы с витражами, устроены двухъярусные золочёные по розовому фону иконостасы в приделах, сделаны ризы на иконах и вызолочена церковная утварь, внутри стены украшены живописью по образцу киевского Владимирского собора. Тогда же было устроено духовое отопление, для чего с северной стороны храма возвели печную трубу, разрушенную в 2006 г. К сожалению, ремонт 1902 г. принёс Введенской церкви не только улучшения. Церковь несколько изменила свой первоначальный облик — были срублены богатые кирпичные наличники, растёсаны оконные проёмы, а фасад поштукатурен.

Николай Петрович Черенов, устроивший на свои средства в Ельце в 1898 г. «Дом трудолюбия», выделил дополнительно 50 тыс. руб. на устройство около Введенской церкви приюта для круглых сирот и 150 тыс. рублей для содержания его на проценты.

Согласно листкам страховых оценок Введенского храма 1910 г. главный четырёхъярусный иконостас, золочёный по розовому фону, имел высоту 15 арш., а ширину — 10 арш. Устроен он был вновь в середине XIX в. Два придельных имели высоту 4,5 арш., а длину 12 арш., считая южную и северную боковые стороны.

Достопримечательности храма: местночтимые древние иконы Божией Матери «Взыскание погибших» (почитаемая верующими как чудотворная), Господа Вседержителя и св. Николая Чудотворца, перешедшие, по преданию, в храм из упразднённого Троицкого монастыря, а также напрестольное Евангелие 1703 г. и древний хрустальный напрестольный крест.

На трёхъярусной с внутристенной лестницей храмовой колокольне выделялся большой колокол весом 151 пуд, с надписью: «1818 г. ноября 15 дня. Божиею милостию вылит сей колокол в г. Ельце ко храму Введения Пресвятыя Богородицы при священнике Василии Климентове, старанием ктитора купца Семена Родионова Деева».

Причт Введенской церкви в начале XX в. составляли священник, диакон и псаломщик. Диаконом храма в 1788-1797 гг. состоял Алексей Борисович Борисов — отец знаменитого церковного деятеля и богослова архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия. Священник о. Василий Фёдорович Климентов, бывший настоятелем Введенской церкви в 1810-1841 гг., был некоторое время учителем Иоанна Борисова, будущего архиепископа, занимался с ним латинским языком и риторикой. Святитель Иннокентий навсегда сохра­нил благодарную память об о. Василии, урокам которого придавал большое значение в своём развитии. Посещая Елец, он всегда навещал своего наставника, которому в период 1822-1855 г. адресовал письма, опубликованные в 1881 г. в журнале «Русская старина».

Более 50 лет, с 1842 по 1896 гг., настоятельствовал в Введенской церкви протоиерей Иоанн Иосифович Вуколов, снискавший любовь и уважение верующих не только своего прихода, но и всего города как «опытный в духовной жизни старец и мудрый советчик». Скончался он в возрасте 82 лет 22 октября 1896 г. и был погребён на городском кладбище в присутствии 10 тыс. человек. Многие ельчане считают своим долгом, бывая на кладбище, отслужить по о. Иоанну панихиду и помолиться на его могиле.

В приходе Введенской церкви в начале XX столетия состояло 872 человека обоего пола, храму принадлежала 51 дес. земли.

Приписным к храму являлся каменный столб-часовня с Нерукотворным образом Христа Спасителя в медной посеребрённой ризе и неугасимой лампадой у дома Деевых на углу Торговой и Орловской улиц, где, по преданию, стояли ворота Елецкой крепости. Здесь ежегодно вечером 15 августа причтом Введенской церкви совершалось всенощное бдение с чтением акафиста Спасителю.

После революции храм стал рассматриваться местными властями как памятник и хранилище культурных ценностей. Обследовавший его 14 декабря 1921 г. директор музея Кириллов составил следующий перечень храмовых достопримечательностей, достойных внимания:

«1. Три старинные иконы, сохранившиеся от древнего Троицкого монастыря: а) Господа Вседержителя, б) св. Николая, в) Божией Матери «Взыскание погибших». 2. Холщовый антиминс 1740 г. без мощей. 3. Деревянный барельеф святителя… Рекомендовано передать в музей».

В 1922 г. из Введенской церкви изъята серебряная утварь весом 2 фунт. 46 золот. В 1923 г. в Елецкий музей из Введенского храма была передана картина художника Калмакова XIX в. размером 156 х 124 см «Страшный суд».

Закрытие Введенского храма произошло в 1938 г. Обстоятельства этого эмоционально иллюстрирует семейная переписка ельчан Ростовцевых, одна из представительниц которых была в храме материально ответственным лицом: «Введенскую церковь берут под военные нужды… Лёля сдает имущество, страшно убита … принимает финотдел … сколько ей горя, так она всё берегла…». «Лёля сдала имущество по описи в финотдел и горсовет на хранение… все сложили в главный алтарь… поставили часовых, всё опечатали… С Лёлей от всего виденного и пережитого было очень плохо. Сколько слёз и рыданий! Да и теперь она очень переживает — у неё нет аппетита — говорит, ничего не хочет… и никого видеть не хочет…».

Согласно документам 1962 г., Введенский храм использовался как складское помещение, а в подклете алтарной части находилась керосиновая лавка.

Решением Липецкого облисполкома №874 от 2 ноября 1971 г. Введенская церковь поставлена под охрану как памятник архитектуры республиканского значения, в это время храм был лишён кровли, полуразрушен и требовал срочных ремонтно-восстановительных работ. Включение его в число памятников дало возможность начать реставрацию этой церкви, первой в Ельце за советский период. Руководила разработкой проекта московский реставратор из Всесоюзного производственного научно-реставрационного комбината М.И. Кулакова. Восстановительные работы начались в 1979 г. с составления акта, из которого следовало, что своды трапезной и колокольни были разрушены на 80%, остальные своды — на 30%, стены по фасадам — на 30%, в интерьерах — на 20%, кирпичный декор — на 100%, решётки — на 80%, кровля — на 100%, паперти — почти на 100%. В 1979 г. в результате автомобильной аварии было разрушено крыльцо с сенью. В январе 1985 г. начались работы по восстановлению шпиля на колокольне, а в 1986 г., к 840-летнему юбилею Ельца, завершилось устройство медной кровли, починка стен колокольни и восьмерика храмовой части, восстановление утраченного декора фасада. В 1987 г. была устроена кровля на трапезной, завершены столярные работы, в 1988 г. продолжался ремонт цокольной части апсиды, устройство папертей и отмосток. Работы в храме продолжались до конца 1990 г. Росписи стен внутри храма проводили елецкие художники Галина и Владимир Марченко, Геннадий Адаев. Храм передан Русской Православной Церкви в 1992 г., а в 1998 г. в Введенской церкви состоялась первая после шестидесятилетнего перерыва служба.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , , | Leave a comment

Елец. Архангельский храм

Фото 14.01.2013:

Храм Архистратига Михаила

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Октябрьская, д. 125

Храм Архистратига Михаила (по материалам книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с.»)

Архангельская деревянная церковь в Ельце построена на рубеже XVI-XVII вв. Находилась она на Красной площади, на месте нынешнего сквера. Первое упоминание о ней в документах относится к началу XVII в. Священник церкви Архангела Михаила «поп Козма» 17 декабря 1617 г. к обыскным речам елецких казаков по делу о краже денег из царской казны «прихожен своих места и в детей духовных места руку приложил», то есть заверил своей подписью показания прихожан. А 28 декабря заверили показания елецких торговых лавочных людей «Михайловский поп Прокофей» и Козма. 16 января 1618 г. «поп Прокофей» и «поп Козма в прихожен своих вместа елецких пушкорей и затинщиков руку приложил».

Храм, находившийся в стенах крепости, упоминается в документах 1628 г., а в писцовых книгах 1646 г. указан его размер — 8 х 5 саж. В окладных книгах 1676 г. церковь называется Архангельской «внутри города на посаде», а у «тое церкви двор попа Димитрия, двор попа Лукьяна, двор дьячков, двор просвирницин. Церковные земли двадцать четвертей, сенного покосу на тритцать копен», в приходе 100 дворов служилых людей.

Писцовые книги Тихона Камынина 1691-1693 гг. сохранили для нас описание храма: «Церковь Архистратига Михаила и колокольня деревянная. Строение мирское. А мерою той церкви в длину с олтарем и с трапезою и с папертью восемь сажен бес трети, поперег пять сажен. И круг той церкви огорожено вновь кладбище по наезду в переднем конце поперечника по восточной стране подле проезжей дороги осмнадцать сажен, в заднем конце по заподной стороне семнатцать сажен, по северной стороне дватцать один сажен. А от церкви мерою до городбы от олтаря один сажен от паперти на юг три сажени с третью, от паперти на север девять сажен, на запад адиннацать сажен, а у той церкви служит поп Кирилл…».

В 1703 г. на средства елецкого помещика стольника Евсевия Бехтеева храм был заменён новым каменно-деревянным, на второй деревянный этаж которого переведён престол из сгоревшей Воскресенской соборной церкви. Около 1720 г. Архангельско-Воскресенский храм был обновлён — второй деревянный этаж на средства помещика Алексея Дмитриевича Свишинского заменён каменным.

Причты обоих храмов первое время были самостоятельны и независимы друг от друга. Но в 1748 г. распоряжением епископа Воронежского Феофилакта Архангельская церковь была переведена в разряд придельных при Воскресенской, что в верхнем этаже, «и того ради священнику Архангельской церкви Афонию Космину с дьяком пономарём быть в указанном штате при той же соборной Воскресенской церкви и приходские дворы Архангельской церкви и церковную дань причислить к приходским той же Воскресенской соборной церкви дворам, и тем приходам с церковными доходами, также землею и всякими угодиями, если таковые при тех церквях имеются, владеть и церковную дань платить вообще при той Воскресенской церкви протопопу с братиею, а не одному попу Афонию с причетники».

В 1772 г. указом Воронежской духовной консистории Елецкому духовному правлению прежнюю Архангельскую церковь велено было «…отныне и впредь именовать и писать Воскресенскою». Так закончилась история «городского» храма Архистратига Михаила, престол которого остался в старом Воскресенском соборе в качестве придельного. Причт же его был переведён в новую каменную Архангельскую церковь, сооружённую, согласно «Топографическому описанию Орловского наместничества 1787 года» прихожанами в 1778 г. на нынешнем месте — «за городом», взамен пришедшего в ветхость деревянного храма Казанской иконы Божией Матери с приделом Архангела Михаила, который стал главным престолом новой церкви. Возможно, что каменный пятиглавый храм с главным престолом во имя Архистратига Михаила начал строиться уже в 1772 г., так как документы Воронежской духовной консистории упоминают в это время «Архангельскую церковь, что за городом». Подтверждают это и «Материалы для истории и статистики г. Ельца» Н.А. Ридингера, в которых указывается на построение каменной «о 5 главах» Архангельской церкви «около 1775 г.».

В 1823 г. трапезная Архангельской церкви была распространена и в ней устроены два придельных алтаря — св. Илии с правой стороны и свв. Иоакима и Анны с левой стороны, посвящённые согласно желанию его строителя Иоакима Ал. Зотова. Одновременно и в главном храме были устроены два придела — свв. апп. Петра и Павла (правый) и св. Николая Чудотворца (левый).

В 1844 г. прихожане Архангельской церкви ввиду тесноты храмовой части и придания ей размера, соответствующего новой трапезной, просили епархиальное начальство разрешить перестройку церкви. В апреле того же года доношение о том епископа Орловского было получено в канцелярии обер-прокурора Святейшего Синода. Проект на распространение Архангельской церкви был направлен на рассмотрение в Департамент проектов и смет, а в ноябре 1844 г. его утвердил император Николай I. Однако позднее выяснилось, что назначенная в проекте длина в 28 саженей приведёт к тому, что церковь займёт часть улицы. Поэтому в Главном управлении проектов и публичных зданий был выполнен новый проект «в меньшем противу первого размере» и «оный Высочайше утверждён» в июне 1845 г.

В сентябре 1845 г. епископ Орловский Смарагд докладывал в Синод, что для распространения Архангельской церкви сделано следующее: место очищено, разобран прежний старый храм, привезён камень на весь бут и цоколь, закуплено извести 800 четвертей, закуплено 400 тыс. кирпича, одна десятина строевого леса, нанят подрядчик по контракту для кладки цоколя, бута и стен, для возки воды и песка наняты государственные крестьяне. С городским архитектором Померанцевым 12 ноября 1845 г. был заключён договор, по которому «…он обязан произвести и отделать новый строящийся храм по Высочайше утверждённым рисункам, выдавать все детали … иметь должное заведывание до самого окончания работ с получением за то денег 285 рублей».

«Доброхотное» участие в постройке храма принял елецкий купец Иван Васильевич Шапошников, пожертвовавший необходимый для строительства «каменный материал». Строительством руководил ктитор храма купец Александр Иванович Самохотов.

В 1845-1846 гг. велись работы по устройству фундаментов. В 1847-1849 гг. из-за недостатка средств на строительство работы были остановлены. Лишь в следующем 1850 г. необходимая сумма была собрана, и 21 мая т.г. государственный крестьянин села Нового Владимирской губернии и уезда Николай Максимович Максимов заключил с прихожанами договор на продолжение строительства.

Желая завершить в том же году постройку храмовой части, и прихожане, и подрядчик спешили с производством работ. При этом архитектор Померанцев требовал установки новых лесов и перекладки внутренних столбов. Однако его требования не выполнялись, и Померанцев пытался остановить строительные работы на храме, жалуясь елецкому городничему. В доношении от 25 сентября 1850 г. он просил снять с себя всю ответственность за возможные последствия такого строительства. По жалобе елецкого городского архитектора в город приехал инженер подполковник Зубов, но к этому времени уже были завершены и покрыты четыре малые главки, а центральная осталась недостроенной и непокрытой до весны.

Выстроенное до сводов здание обрушилось ночью 20 октября 1850 г. от неустойчивости внутренних столбов. 22 октября Померанцев сообщал в губернскую строительную комиссию: «В ночь завалил­ась одна глава, разрушив до основания один столб, остальные три в опасном положении». Причт храма сообщил, что рухнул столб, а вместе с ним малая главка и центральная, в остальных столбах значительные повреждения.

Обследовавший строящийся храм инженер Зубов нашёл причину в некачественном материале, плохой кладке и неправильно выполненных люнетах. Как выяснилось, столбы клал государственный крестьянин с. Поречского Владимирской губернии и уезда Семён Петрович Тумаков под присмотром архитектора Померанцева из старого кирпича, без связи железом. Из-за падения некачественно выложенного столба произошли разрушения и в новой кладке. В какой мере был виновен в произошедшем архитектор Померанцев, скончавшийся вскоре после этого, и городничий, разрешивший строительство, установить тогда было трудно. Однако несколько лет спустя 8 декабря 1855 г. губернское правление решило «…оставить на ответственности бывшаго архитектора Померанцова убытки, произошедшие от падения главы и столба».

На следующий год после обрушения, 28 августа 1851 г. священник Пётр Острогорский и староста храма Зот Трофимович Неделин подали прошение в Орловскую строительную и дорожную комиссию о разрешении разобрать три главки и столбы. Строительство было продолжено, но теперь уже без спешки и под наблюдением нового городского архитектора титулярного советника Ефимова. К 1859 г. строительство в основном было окончено, а в 1860 г. освящён главный престол «в прежнее храмонаименование» — в честь Архистратига Михаила. Приделы в храмовой части сохранились те же и были устроены уже после 1862 г. иждивением и стараниями ктитора, елецкого купца второй гильдии Николая Фёдоровича Добрианова.

Так Архангельский храм принял свой настоящий вид, характерный для господствовавшего в то время русско-византийского академического стиля. Копируя по сути культовые постройки середины XVII в., Архангельский храм несёт в себе и отголоски классицизма, угадывающиеся в сухой правильности фасадов и полуциркульных завершениях окон.

Композиция церкви традиционна: с востока — кубический объём пятиглавого храма, пониженная трапезная, и с запада — вертикаль трёхъярусной колокольни. Необычность церкви в том, что у храмовой части отсутствуют апсиды, и роль алтарной части выполняет восточный неф, отделённый двумя из четырех столбов, между которыми располагался иконостас. Необходимость принятия такого решения при строительстве нового храма в 1845 г. оправдано условием участка: новый храм занял место старого вместе с его апсидами, и в случае устройства новых апсид они перекрыли бы Соборную (Октябрьскую) улицу.

Храм пятиглавый, четырёхстолпный, имеет одну световую главу и четыре ложных, дощатых и обшитых металлом. Сложен он из маломерного кирпича и отделан белокаменными поясами, карнизами и блоками в виде стилизованных капителей. Стены членятся вертикальными, в два яруса парными трёхчетвертными колонками, разделяются междуэтажным фризом, имеющим одинаковую трактовку в завершении четверика. Над пряслами стен поднимаются кокошники в виде ложных закомар: большого посередине и двух малых боковых; каждый со щипцом в завершении, повторяющим щипцы оконных наличников. Средние прясла в завершении южной и северной стен украшены полуциркульным завершением и красивыми крыльцами с сенью и традиционными «гирьками» в формах XVII в. Для симметричного решения профиль-отпечаток такого же крыльца в виде ниши с фреской Архангела Михаила украсил и восточную стену.

Таким образом, все три фасада имеют одинаковое решение с тем лишь различием, что восточная стена несколько шире южной и северной. Впечатление позакомарного покрытия ложно, так как храм перекрыт на 4 ската. Пять одинаковых по рисунку восьмигранных глав, завершающих храмовую часть, имели восьмигранные луковичные завершения.

В целом храмовая часть производит впечатление построенной с помощью циркуля и линейки, но сухость эту смягчают украшения основных кокошников-закомар в виде лепных раковин и цветочного орнамента из гипса, а также изображения святых в больших круглых иконах-таблетках, написанных на металле и размещённых в центре четырёх больших кокошников.

При перестройке храмовой части окна на существующей трапезной растесали и повторили в размерах и оформлении аналогично нижним храмовым, и трапезная потеряла классический облик, приобретённый в 1823 г. Прежние окна её имели лучковое завершение и были несколько ниже.

Плоские пилястры посредине трапезной указывают на то, что с южной и северной стороны находились два четырёхколонных портика. Судя по сохранившимся фотографиям, трапезная завершалась куполом, аналогично Владимирской церкви.

В целом памятник интересен сочетанием разновременных объёмов, которые архитекторы периода XIX в. удачно объединили в единую архитектурную композицию.

Внутренне убранство Архангельской церкви также отличалось богатством и благолепием. В 1869-1878 гг. на средства ктитора елецкого купца второй гильдии Н.Ф. Добрианова и пожертвования ельчан были приобретены серебряные с позолотой ризы на иконы, великолепная плащаница, шитая жемчугом, люстры, церковные облачения и различная утварь. Сохранившееся описание 1910 г. даёт нам некоторое представление об иконостасах: «Иконостасов 5 … главный … высота 20 арш., ширина 16 арш. У придельных алтарей свв. апп. Петра и Павла и св. Николая каждый 10 аршин высоты и 6 арш. длины; в трапезной у алтарей во имя св. пророка Илии и пр. Иоакима и Анны, каждый высоты 6 1/2 арш. и 17 арш. длины, считая боковые стороны». Общая стоимость иконостасов составляла 13 тыс. руб. Часть пола в храме (сохранились пороги на входе. — Прим. авт.) была выстлана чугунными плитами с красивым травным орнаментом.

В 1880 г. Архангельский храм обнесён чугунной оградой из решёток и столбов, в которой были устроены двое чугунных ворот и калитка.

11 июня 1899 г. храм пострадал из-за возникшего в 7 часов вечера пожара. «Церковь была заперта, кто-то из проходящих увидал в церкви дым, сделали тревогу, сбежался народ, в народе оказался, к счастью, сельский священник (с. Вороново Елецкого уезда Владимир Переверзев — Прим. авт.), который за своей ответственностью приказал сбить замок, и тогда уже приступили к тушению пожара, беда бы, если бы этот пожар да ночью, могла бы сгореть вся церковь, а то ограничилось только алтарями; сгорел престол в левом приделе и средний и на них дорогие одежды, по бархату шитые золотом, оба престола разобраны, потом обгорел шкаф, сильно, с облачениями… подгорел пол и часть сзади иконостаса, лицевая сторона иконостаса осталась цела и невредима…». После пожара 1899 г. был произведён ремонт на средства ктитора храма Н.Ф. Добрианова — замощены полы, обновлена живопись, поштукатурены стены, и в октябре того же года церковь вновь освящена. Стоит отметить, что староста Добрианов очень многое сделал для окончания строительства храмовой части и дальнейшего украшения храма. Заслуги его на этом поприще были высочайшим образом отмечены в 1872 г. золотой медалью на Станиславской ленте для ношения на шее.

Величественность и красоту Архангельского храма Ельца выразительно запечатлел великий русский писатель Иван Алексеевич Бунин: «…звон, гул колоколов с колокольни Михаила Архангела, возвышающейся надо всеми в таком величии, в такой роскоши, какие не снились римскому храму Петра, и такой громадой, что уже никак не могла поразить меня впоследствии пирамида Хеопса».

Из колоколов храма выделялся большой колокол весом 500 пудов, отлитый в 1863 г. на заводе Криворотовых стараниями елецкого купца и ктитора храма Н.Ф. Добрианова.

До революции ежегодно в день св. пр. Илии 20 июля (по ст. стилю) в Архангельский храм совершался крестный ход из Вознесенского собора.

Причт в храме Архангела Михаила в начале XX в. состоял из двух священников, диакона и псаломщика. Из священников храма самым известным и почитаемым впоследствии был Иоанн Борисович Жданов, переведённый к Архангельской церкви в 1779 г. из Воронежа, а из настоятелей более позднего времени особо уважаем прихожанами был протоиерей Пётр Николаевич Острогорский, прослуживший в храме более полувека и скончавшийся в 1906 г.

К достопримечательностям Архангельского храма принадлежали местночтимая икона Божией Матери «Млекопитательница» в резном вызолоченном киоте у столба холодной церкви, списанная с иконы Пантелеимонова монастыря, напрестольные Евангелия 1694 г. (украшенное серебряными изображениями) и 1717 г.

С 24 августа 1897 г. к Архангельской церкви г. Ельца была приписана Никольская церковь с. Лавы, где позднее открыт самостоятельный приход. К храму были также приписаны 2 каменные часовни: первая в ограде церкви, к северо-востоку от неё, построенная в 1860 г., вторая — в двух кварталах от храма на Кузнечной улице, построенная в 1801 г.

По сведениям Н. Ридингера, в 1860-е гг. храм владел двумя лавками и 40 десятинами земли. Перед революцией Архангельской церкви принадлежала кирпичная лавка размером 16 x 8 x 4 арш., построенная ещё в 1783 г. Общая страховая оценка построек, принадлежащих Архангельскому храму в 1910 г., составляла 72 400 руб.

В 1922 г. представителями местных властей из храма Архангела Михаила была изъята серебряная утварь общим весом 31 фунт 61 золот.

Церковь Архистратига Михаила была закрыта около 1930 г., а в 1930-е гг. она лишилась кровли, четырёх ложных глав, а также завершения основной главы на храме и на колокольне. Чугунная ограда и часовня были разобраны.

Согласно документам 1962 г., здание храма использовалось как складское помещение — в нём хранилась бумага, а в подвале находился склад горпродторга. Архангельский храм пережил пожар, рухнул свод его трапезной, в результате автомобильной аварии в начале 1980-х гг. было разрушено северное крыльцо.

В таком обезображенном виде в 1993 г. храм был передан Вознесенскому собору Ельца, силами причта которого и начались реставрационные работы — восстановлены 4 главки на храмовой части, на всех главах устроена кровля, поштукатурен и побелён главный барабан. В самом храме был отслужен первый молебен. Но на полномасштабные реставрационные работы пока не хватает средств, и окончательное восстановление одного из самых интересных архитектурных памятников Ельца — храма Архистратига Михаила — ещё впереди.

Posted in Храмы г. Ельца | Tagged , , , , | Leave a comment