Улицы г. Воронежа

Воронеж. Улица Платонова

Улица Платонова — улица в Ленинском районе города Воронежа. Названа в честь писателя Андрея Платоновича Платонова. Проходит от Университетской площади до площади Ленина.

На улице Платонова расположены:

Улица Платонова (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

В 1990 году отрезок улицы 9 Января, проходящий в историческом центре города (между Университетской площадью и улицей Кирова), переименован в улицу Платонова. Андрей Платонович Платонов (настоящая фамилия Климентов, 1899-1951) — известный писатель, творчество которого только в последние годы дошло до читателей в полной мере. Малознакомая прежде часть творческого наследия Платонова характеризует его и как учёного, философа и даже изобретателя, имевшего множество патентов и авторских свидетельств. Он родился в черте Воронежа — в Ямской слободе, жил и работал в родном городе до 1926 года. Литературоведом О.Г. Ласунским был установлен адрес, по которому жил писатель в середине 1920-х годов: «Улица 9 Января, 18».

Порядок нумерации домов в Воронеже не раз менялся. Как узнать, цел ли сегодня бывший 18-й дом, где он стоял? Нумерацию 1923-1925 годов удаётся воссоздать по архивным спискам муниципализированных зданий. Этот номер имел бывший купеческий дом Мещеряковых, который находился на перекрёстке с нынешней улицей Пушкинской, в квартале, где теперь расположен парламентский центр. К сожалению, ценный двухэтажный особняк снесён в 1977-1978 годах.

Улица 9 Января зародилась в XVII, сформировалась в первой половине XVIII века, подверглась реконструкции по генеральному плану 1774 года. Соответствовала дороге в сторону села Девица. До 1918 года называлась Большой Девицкой (см. статью «Улица 9 Января»).

Начальный, юго-восточный отрезок улицы, ныне носящий имя писателя, — наистарейший. В XVII столетии он составлял часть большой улицы: по ней можно было въехать из посада в город-крепость, минуя околокрепостную площадь и проезжие ворота Пятницкой башни, а затем продолжить путь внутри крепости по дороге, которая сливалась с другой большой улицей (см. статью об ул. Севастьяновский съезд).

Впоследствии начальный отрезок Большой Девицкой был самым престижным и самым ухоженным, самым приближенным к духовному центру города, к Митрофановскому монастырю. Высокая и стройная колокольня монастыря замыкала перспективу улицы. Этот участок был хорошо замощён, а с 1876 года обеспечен водопроводом. В 1882 году садовод И.Г. Карлсон по договору с городской управой обсадил всю улицу пирамидальными тополями. На начальном участке зазеленели 268 тополей (а всего на Большой Девицкой — 506). Впоследствии за посадками, по правилам тех лет, ухаживали домовладельцы — каждый следил за деревьями около своего дома…

В XIX веке лучшие здешние дома — каменные, двухэтажные — принадлежали купеческим семействам. На углу с Воскресенским (нынешним Старинным) переулком, на месте делового центра фирмы «Апекс», в нарядном особняке жила семья Н.Г. Веневитинова. Однако преуспевавший в 1870-х годах коммерсант, крупный торговец шерстью и салом, винопромышленник и банкир безнадёжно разорился в 80-х годах, стал первым в целом ряду воронежских «несостоятельных должников» второй половины XIX века. И дом Веневитинова перешёл в другие руки… А на перекрёстке с улицей Воскресенской (Орджоникидзе) стоял дом купца М.С. Синицына, выдержанный в стиле классицизма, узнаваемый на дореволюционной открытке по закруглённой угловой части фасада и балкону.

«Долгожитель» улицы — дом под современным №11, уцелевший с первой половины XIX века. В третьей четверти этого столетия дом принадлежал семье Пажетновых, она некоторое время содержала здесь постоялый двор. В 1880-х и в начале 1890-х годов другой владелец, купец А.Ф. Москалёв, сдавал дом под постой воинских частей. Как выяснилось, с этим же домом связана особая страница в истории улицы — посещение её великим русским писателем Львом Толстым 2 апреля 1894 года. Л.Н. Толстой несколько раз за день успел побывать на этой улице, у своей племянницы Е.С. Денисенко. Краеведы давно знали, что племянница жила в усадьбе дворян Быстржинских, но точное местоположение усадьбы определить не могли. Мемориальную доску, посвящённую Л.Н. Толстому, ошибочно укрепили в 1988 году на доме №5. Просмотр архивных документов, предпринятый в последние годы, всё же позволил найти истину. Начиная с 1893 года документы фиксировали Е.Н. Быстржинскую как владелицу усадьбы с нынешним домом-«долгожителем». В том же году хозяева переделали дом: немного расширили его, изменили декор. В 1894-1895 годах выстроили сохранившийся доныне флигель №9. Муж Е.Н. Быстржинской — С.А. Быстржинский — занимал должность товарища председателя Воронежского окружного суда, был известным в городе общественным деятелем, возглавлял садовую комиссию думы. Он и предоставил квартиру своему начальнику, председателю суда И.В. Денисенко, женатому на племяннице писателя. Л.Н. Толстой посетил усадьбу во время строительных работ: судя по документам, весной 1894 года здесь был заселён только главный дом, а флигели пребывали в стадии перестройки. Следовательно, с именем писателя надо связывать именно 11-й дом. Сюда и была перенесена доска в 1995 году.

В конце XIX — начале XX века, когда стирались сословные грани между горожанами, новые крупные здания принадлежали уже не только купечеству. В 1902-1903 годах для купчихи В.И. Перелыгиной и мещанки Е.Я. Вороновой сооружён высокий дом в формах эклектики (№21). По соседству в 1902 году выстроили флигель (№23) в усадьбе мещанина А.А. Александрова, где оставили в целости главный дом XIX века, который сохранялся вплоть до 2001 года (№25). На другой стороне улицы в 1912 году появился обширный дом в формах модерна, принадлежавший мещанке А.П. Ковыряловой (№16). Рядом с ним в 1913 году дворяне Авдеевы перестроили флигель XIX века (№14). Потомственный почётный гражданин Н.А. Тер-Паносов в 1913 году возвёл красивый новый дом на том участке улицы, где теперь сквер за зданием областной администрации…

В Митрофановском монастыре не было отбоя от паломников, и поэтому вблизи него было выгодно открывать гостиничные заведения. В 1870-1873 годах мещанин, отставной писарь Г.А. Гулиенко построил трёхэтажную гостиницу при спуске с Митрофановской (нынешней Университетской) площади на Соборную гору. В 1878 году здание с усадьбой перешли к купеческой семье Бухоновых. В тех же 70-х годах вблизи площади на Большой Девицкой содержали постоялые дворы мещане В.С. Мордасов и Н.А. Семёнов. На исходе XIX века основательно заявил о себе мещанин Ф.С. Бибиков (впоследствии ставший купцом). Он взял в аренду гостиницу Бухоновых и приобрёл в собственность два соседних участка, где начал сооружение нового гостиничного комплекса, названного «Киевским подворьем». В 1896-1899 годах этот предприниматель построил двухэтажные дом и флигель в центре комплекса (ныне №3, 3А). В 1901 году расширил «подворье», пристроив новый корпус справа (№5). В 1903 году купил усадьбу Бухоновых и в 1906 году пристроил к корпусу 1870-х годов угловую часть (№1), сначала назвав её гостиницей «Неаполь», но затем включив её в состав «Киевского подворья». Гости Воронежа получали у Бибикова все удобства: они могли пользоваться электричеством, питаться в небольшом ресторане, играть в бильярд, дышать воздухом в садике, оставлять экипажи во дворовой постройке.

Среди устроителей воронежских гостиниц бытовала мода на названия знаменитых городов. Около нынешнего дома №15, на углу со Старинным переулком, существовало ещё и «Харьковское подворье» в усадьбе крестьянина Е.У. Лунина. По документам 1890-х годов здесь значится постоялый двор, а 1900-1910-х годов — гостиница…

А в отдалении от монастыря, на углу с современной улицей Станкевича (там, где теперь книжный магазин), в конце XIX и начале XX века действовало одно из первых кондитерских предприятий Воронежа — конфетная фабрика купца Н.В. Иншакова, размещённая в усадьбе купца И.Н. Галютвина. Из ворот усадьбы временами выезжали повозки, нагруженные фирменной иншаковской продукцией: вареньем, печеньем и большими железными коробками с конфетами. Не так давно краеведу В.Л. Елецких посчастливилось отыскать одну из таких коробок. Она, хотя и заржавела основательно, но сохранила богатый рисунок: на жёлтом фоне рельефно выступают грозди зелёных листьев и красных вишен…

Кроме того, в начале Большой Девицкой находились общественные учреждения. В конце 1890-х годов в дом, приобретённый у наследников М.С. Синицына, въехали отделения Дворянского земельного и Крестьянского поземельного банков. Во главе обоих отделений стоял один управляющий — писатель и краевед Е.Л. Марков. Дворянский банк выдавал долгосрочные ссуды дворянам под залог их поместий, а Крестьянский — крестьянам для приобретения ими частновладельческих земель. В 1910-1911 годах угловое здание было перестроено заново в модном модернистском стиле (ныне ул. Орджоникидзе, №41). По данным 1909-1910 годов, в усадьбе со строениями №23 и 25, которой тогда владела вдова чиновника Н.В. Черемисинова, размещалось губернское жандармское управление. А в бывшем доме Веневитинова, перешедшем со временем к жене статского советника А.В. Никитиной, работала редакция газеты «Живое слово».

Серьёзные учреждения не оставляли улицу и после революции. Дом Тер-Паносова занял губернский совет народного хозяйства (Губсовнархоз), а банковский дом — губернские суд и прокуратура, впоследствии ставшие областными. Они находятся здесь и по сей день. В 1930-х годах здание в стиле модерн стало свидетелем судебных процессов над жертвами массовых репрессий. В 1938-1939 годах по «делу адвокатов» пострадали и юристы, работавшие в этом здании…

В 1980-х годах исторический облик улицы был нарушен из-за сноса нескольких дореволюционных усадеб и строительства каменного монстра, нового Дома политпросвещения обкома КПСС (ныне здесь — центр культуры и бизнеса «Апекс»). Под снос попали и очень давние постройки начала XIX века, в том числе дом №8 с уникальными усадебными воротами в стиле ампир, где пилоны были украшены колоннами и соединены металлической решеткой. Но благодаря уцелевшим добротным старинным особнякам бывшая Большая Девицкая всё ещё оставляет впечатление привычного, близкого сердцу, типично воронежского уголка, каких в городе остаётся всё меньше и каких нам порой очень не хватает.

Сегодня фирма «Апекс» возвела на улице новые крупные здания. Одно из них — гостиница в начале улицы. Другое — деловой центр напротив областного суда. Это здание, спроектированное архитекторами Н.С. Топоевым и А.В. Мирошниченко, стало первым в Воронеже образцом удачного сочетания исторической и новой застройки. Корпус делового центра, выходящий на улицу, имеет два этажа и частично стилизован под модерн, и только за ним вырастает огромная ультрасовременная пирамида, отделанная тонированным стеклом. Строительство велось с 1995 года.

Эта улица относится к Ленинскому району.

Другая улица, названная в честь Платонова, проходит в посёлке Боровом (Железнодорожный район). Как считают старожилы, её дореволюционное название — Редновка — было связано с редкой застройкой: здесь наблюдались лишь отдельно стоящие дома. В советское время она называлась ещё улицей Калинина. В 1968 году переименована в улицу Платонова. Уже давно имеет сплошную застройку, среди которой выделяется самое крупное общественное сооружение Борового — школа №64 Ю.-В.ж.д.

Улица Платонова (Большая Девицкая улица) (по материалам книги «Воронеж: встреча с прошлым и настоящим: историко-архитектурный иллюстрированный справочник-путеводитель по культурно-историческим памятникам / В.А. Мальцев. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. — 211 с.: 685 ил.»):

Начинается от Университетской площади и заканчивается у площади имени Ленина.

Улица зародилась в XVII веке и вела из Пятницких ворот крепости в сторону реки Девица. По генеральному плану застройки города 1774 года подверглась реконструкции. Называлась Большой Девицкой улицей до 1918 года, с 1918 по 1991 годы — улицей 9 Января.

В 1991 году улице присвоено имя Андрея Платонова, воронежского писателя, философа и изобретателя.

Posted in Улицы г. Воронежа | Tagged , , , | Leave a comment

Воронеж. Улица Таранченко

Улица Таранченко — улица в Центральном районе города Воронежа. Названа в честь Николая Ивановича Таранченко. Проходит от улицы Чернышевского до Университетской площади.

На улице Таранченко расположены:

Улица Таранченко (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

Находится в Центральном районе. Географически делится на три ветви. Самая верхняя располагается между Университетской площадью и улицей Карла Маркса (Старо-Московской). Далее, от улицы Карла Маркса, следует серединный отрезок улицы, где стоит Никольская церковь, — он обрывается у крутой бровки холма. Отсюда лестничный спуск ведёт к нижнему участку, который доходит до перекрёстка улиц Чернышевского и Софьи Перовской (Большой Успенской).

Нынешний вид придан улице после 1774 года, во время «регулярной» реконструкции города. Но её история началась гораздо раньше, на самых ранних этапах развития Воронежа.

Вдоль верхнего отрезка в XVII веке проходила крепостная стена. Судя по «Дозорной книге» 1615 года, это была стена «острога», а в остроге, на ближних к стене приречных буграх, находились дворы беломестных атаманов и казаков. Среди фамилий, названных в «книге», мы находим очень известные в будущем воронежские фамилии. Например, атаман Терех Веневитинов (зачинатель знаменитого дворянского рода), казак Куска Селиванов, казаки Филка и Дениско Полстоваловы (их потомки носили фамилию «Постоваловы»). В 1620-х годах на горе основали женский монастырь, а Беломестную слободу в это время или немного позднее пришлось перевести в другое место.

Серединная ветвь улицы в том же столетии являлась улицей Напрасной слободы. «Дозорная книга» уже называет эту слободу и перечисляет дворы её жителей, «оброчных» людей. Давний исследователь церковной истории Д.И. Самбикин полагал, что своё название Напрасная слобода могла получить по двум причинам. Во-первых, из-за вероятной казни в этой местности преступников — людей, умиравших, по церковным понятия, «напрасной», то есть не своей, насильственной смертью. (Краевед приводит сведения о том, что в следующем веке казненных в тюрьме погребали как раз около здешнего храма.) Или, «может быть, здесь был убогий дом, погребали в нём пред Троицею всех умерших «напрасною» внезапною смертию». Думается, однако, что есть смысл искать и более простое объяснение названия: например, закладка здесь жилой слободы по каким-то причинам считалась напрасной…

В Напрасной слободе была деревянная Димитриевская церковь с приделом чудотворца Николая и образом этого святителя. Её уничтожил пожар в 1703 году. Вместо неё в 1712-1720 годах построили нынешнюю кирпичную Никольскую церковь. Из всех церквей города это — самый ранний памятник архитектуры эпохи барокко.

На некоторых дореволюционных чертежах средняя часть улицы подписана как Никольская. Возможно, такое название употреблялось в обиходе. Но общеупотребительным официальным наименованием всей улицы был другой топоним: «Вознесенская». Его связывали с другим храмом, стоявшим в верхней части улицы, на пересечении с современной улицей Володарского. Вознесенская церковь была сооружена каменной в 1754–1757 годах взамен сгоревшей деревянной, перестраивалась в 1815 году, до наших дней не сохранилась (на этом углу сейчас — пятиэтажный жилой дом).

Вознесенскую улицу переименовали в улицу Таранченко в 1928 году. Николай Иванович Таранченко — воронежец, из семьи железнодорожного служащего, еврея, бывшего кантониста. Учился в университете в Москве. Убит в Воронеже в 1905 году, во время еврейского погрома, на Большой Дворянской улице. Семья Таранченко жила на Большой Алексеевской улице (ныне Пролетарская).

Очень живописной была и остаётся серединная ветвь улицы Таранченко. С её бугров просматриваются соседние горы, улицы, церкви, гладь водохранилища. На самой улице, помимо Никольского храма, сохранились небольшие дома исторической застройки и старые кирпичные подпорные стены. Местность, где рельеф гармонирует со всем, что сооружено на земле многими поколениями воронежцев, притягательна для человека, осознающего подлинные, пусть даже и неброские красоты своего старого города.

Несколько последних лет около Никольской церкви, на углу с улицей Герцена, пребывал в руинах редкий для Воронежа образец архитектуры (№18), свидетель застройки города по регулярным принципам, когда применялись «образцовые» (типовые) проекты. Жилой особняк был выстроен в конце XVIII — начале XIX века, а в 1888 году в нём открылась Мещанская женская богадельня (содержавшаяся мещанским обществом), которая в своё время вызвала большой публичный интерес. Дом был специально приобретён для богадельни и преподнесён в дар обществу московским купцом Ф.С. Михайловым, выходцем из воронежского мещанства.

Давнюю историю имеет и жилой дом Никольской церкви (№22, первая четверть XIX в.). В окружение храма входят также здания рядовой жилой застройки конца XIX — начала XX века: дома дьякона Н.И. Воскресенского (№19, 1889-1890 гг.), губернского секретаря П.Ф. Краснобородкина (№20, рубеж XIX-XX вв.), мещанина Н.Ф. Окупова (№28, 1901 г.).

Историко-архитектурное наследие верхнего отрезка улицы — усадебный комплекс на углу Университетской площади, на перекрёстке с улицей Володарского, напротив того места, где стояла Вознесенская церковь. С 1833 года усадьба принадлежала мещанину П.Р. Воропаеву. Видимо, он и построил самый ранний угловой дом (№42) и содержал здесь постоялый двор, впоследствии перешедший к его наследникам (в 1872 году — к внуку купцу Н.М. Воропаеву). В конце века имение поступает в собственность к мещанину С.Т. Перетокину: он расширяет дом, дополняя его новым корпусом, и в 1901 году открывает гостиницу «Ново-Троицкую». При послевоенном восстановлении два корпуса объединяют в одно и надстраивают его третьим этажом, здесь поликлиника №17.

С 1911 года этой усадьбой владела семья известного дворянина Н.А. Перрен-Синельникова. В том же году новые хозяева возводят жилой дом в формах модерна (№40). В 1913 году единоличной собственницей становится дочь Перрен-Синельникова — Е.Н. Русина, состоящая замужем за секретарем Дворянского собрания Н.В. Русиным. Русины же строят обширное здание для училища по другую сторону от гостиницы, купив для этого дополнительный участок земли (см. ул. Володарского, 60).

В 1996-1999 годах на улице сооружено высокое здание: поставленный на пересечении с Бауманским переулком жилой дом с мансардными завершениями и оригинальной башней. Дорога в переулок идёт теперь через арку этого дома.

Posted in Улицы г. Воронежа | Tagged , , , | Leave a comment

Воронеж. Улица Володарского

Улица Володарского — улица в Центральном районе города Воронежа. Проходит от улицы Софьи Перовской до улицы Дзержинского.

На улице Володарского расположены:

  • ул. Севастьяновский съезд, д. 26 — Ильинский храм
  • ул. Таранченко, д. 42
  • дом №37А
  • дом №39 — ОГПУ (1933-1934 гг.)
  • дом №41 — Гимназия им. А.В. Кольцова
  • дом №60 — Училище Шпольского (1912-1913 гг.) / Школа №11
  • дом №64
  • дом №70 — Жилой дом ОГПУ (1931 г.)
  • ул. Дзержинского, д. 3А
  • Митрофановский источник
  • Сквер Учёных

Улица Володарского (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

Пролегает в исторической части Центрального района, от улицы Софьи Перовской (она же Большая Успенская) до улицы Дзержинского. Участок нечётной стороны улицы (между ул. С. Перовской и Университетской пл.) относится к Ленинскому району.

Горожане до обидного мало вспоминают об этой улице, не почитают её. А ведь это — «святая святых» всего Воронежа: город начинался именно с неё.

Наиболее любопытен холмистый, прибрежный отрезок улицы. Над обрывистой кручей, там, где ныне одноэтажные дома №26, 28, 30, 32, 34 и другие, с конца XVI века высилась главная, наиболее укреплённая часть Воронежа — рубленый город (позже его называли Малым городком). В районе перекрёстка с современной улицей Белинского красовалась главная въезжая башня города с воротами, вестовым колоколом и сигнальным артиллерийским орудием. Немного левее въезда стояла угловая башня, пониже неё среди стены открывались ворота для спуска к реке, а в задней части города — в районе нынешнего дома №28 — гордо поднималась над высокой горой Тайницкая башня: от неё вёл тайник к родникам, к питьевой воде (см. статью об ул. Софьи Перовской — Б. Успенской).

По данным «Дозорной книги» 1615 года, в то время внутри небольшого рубленого города стояла Благовещенская соборная церковь (впоследствии она не раз перестраивалась и была перенесена повыше). Там же находились Съезжая изба (резиденция воеводы), здания с артиллерийскими орудиями («пищалями») и боеприпасами, две житницы с хлебными запасами. Сам облик города свидетельствовал о приоритетах его жителей, о вере в Бога, о готовности к осаде.

Видимо, небольшое плато, где древние строители поставили рубленый город, прежде было чуть больше по площади: сохранились свидетельства о том, что крутой холм не одно столетие разрушался дождями и таявшими снегами. Например, в 1870 году из-за этого «угрожал падением в овраг» дом мещанина И.И. Зайцевского, весной 1929 года тоже был подмыт один из домов на улице Володарского, стоявший у обрыва. Каждый раз горожане заделывали промоины.

Прочая территория крепости («острог») захватывала и возвышенный участок улицы Володарского. И по тексту «Дозорной книги», и по более позднему чертежу Воронежа 1690 года видно, что в XVII веке здесь уже проходила улица, причём самая главная, крупная — важнейшая из двух улиц, которые в «Дозорной книге» названы Большими. По ней въезжали в город со стороны Москвы — и в те ворота, что открывались в башне самого раннего рубленого города, и в более поздние Московские ворота, во второй половине XVII века находившиеся у пересечения с теперешней улицей Таранченко. На этой же улице были главные торговые места с рядами лавок. Характерно, что во всех старорусских городах возле передних крепостных стен устраивались торги.

Судя по чертежу 1690 года, большое сосредоточение лавок наблюдалось на участке улицы, ныне расположенном между улицами Таранченко и Кости Стрелюка. Многие лавки вынесли сюда, за крепостные стены, в связи с учреждением в 1682 году епархии: внутри города высвобождали место под архирейское подворье. Эта торговая площадь XVII века сохранялась и в следующем столетии. На ней приобретали «знатные» — привозные купеческие товары (в том числе мануфактурные). На двух планах города, составленных около 1750 года и в 1768 году, здесь обозначены «москотильные ряды», на плане 1773 года — Красные ряды. Москотью называли краски и другие жидкости, применявшиеся в различных ремеслах и при производстве сукна. Красным товаром обычно именовали сукно, ткани. По словам краеведа позапрошлого века А. Шишкина, в здешних рядах шла торговля кумачом, тафтой, камкой, жемчугом, китайкой, и там же «был самый прилив женского населения, которое выбирало наряды, получало новости, слухи и т.д.». Торговую площадь ликвидировали в последней четверти XVIII века, когда проводилась реконструкция города по генеральному плану 1774 года («знатные» товары стали продавать на Большой Московской улице).

Важнейшая улица города имела особое значение в конце XVII и в начале XVIII столетия, в период строительства в Воронеже первого русского военного флота. По Московскому въезду в город прибывали и сам государь Пётр I, и его ближайшее окружение, и мастера-иностранцы, и дипломаты, и русский люд, в приказном порядке собранный для кораблестроительных работ. Здесь же везли стройматериалы и корабельные снасти… А поскольку при Петре I горожан принудительно заставляли носить одежду европейского стиля, то и это новшество сказалось на быте главной улицы: в торговых рядах впервые стали продавать кафтаны, камзолы и башмаки, сшитые по иноземным образцам.

В той местности, где теперь пятиэтажный «хрущёвский» дом с магазином (он значится по соседней улице Таранченко, №31), ближе к обрыву стояла деревянная церковь, по документам XVII века известная как церковь Рождества Христова. Сначала она числилась в «остроге», но с расширением городской крепостной территории оказалась внутри неё.

Любопытно, что боковое ответвление нынешней улицы Володарского заворачивает к Ильинской церкви, выводит к Севастьяновскому (Ильинскому) съезду по соседнему, ещё более неприступному со стороны берега, холму. И это не случайно. Описываемая ветвь (с домами №25-35) идёт там, где от Малого городка по краю горы тянулась самая длинная крепостная стена XVII века.

Таким образом, сверху мы видим два чуть ли не отвесных обрыва, две пропасти, служившие преградой для неприятеля. Их разделяет овраг — это здесь стекали дождевые и талые воды, подтачивая возвышенность. На рисунке художника В.П. Трофимова, помещённом в книге, изображён как раз этот овраг. Рисунок удачно передаёт дух, мощь, обаяние города-крепости. Думается, однако, что реконструкция несовершенна: крепостные стены и башни следовало изобразить не только слева, но справа от лощины, поместить на правом бугре Тайницкую башню.

В XVIII веке окончательно разобрали ставшие ненужными деревянные крепостные стены и башни. Но возле перекрёстка с теперешней улицей Белинского появилась новая доминанта — кирпичная угловая башня в стене-ограде архиерейского подворья (впоследствии Митрофановского монастыря).

В период введения в Воронеже регулярной планировки границы улицы обрели более правильные черты, её разрозненные элементы стали единым целым, нагорные участки соединились с пойменной застройкой через овраг. Северный отрезок по замыслу архитекторов превратился в один из лучей городского планировочного «трезубца» (этот луч был сравнительно коротким, он обрывался, не выводя за пределы города).

Как называлась улица в прошлом? Церковь Рождества Христова после одной из перестроек стала именоваться Вознесенской. В 1750-х годах возвели кирпичный храм вместо деревянного. Позже с ним связывали названия исторического оврага: Вознесенский лог, Вознесенский спуск, Вознесенский овраг, реже — Вознесенский ров. В первой половине XIX столетия этот спуск (как и самый нижний участок улицы, подходивший к реке) иногда именовали Вознесенским переулком. Нагорный отрезок при осуществлении генплана 1774 года был официально назван Мещанской улицей: топоним отражал наименование части города, где жило много мещан (хотя были дома и дворян, и купцов). Слово «мещанин», «мещанский» не имели никакого отрицательного оттенка: мещане — типично городское сословие населения. Ещё одно дореволюционное название — «Пятницкий переулок» — бытовало на том промежутке улицы, где до 1774 года были Красные ряды. В 50-х — начале 60-х годов XVIII века по соседству выстроили кирпичную Пятницкую церковь; она стояла позади нынешнего здания №62 (архива областного отдела ЗАГС).

Кроме того, для отличия от самого «солидного» северного луча Мещанской улицы по отношению к её остальному участку часто употребляли имя «Мещанский переулок».

В конце XIX века южную часть улицы стали называть ещё и Поповой горой по фамилии купца, торговца обувью Дмитрия Николаевича Попова. В 1892 году он приобрёл одиннадцать жилых усадеб, размещавшихся на бывшей крепостной территории — наверху горы, в промежутке от Вознесенской церкви до обрыва, и приступил к их реконструкции. Купец соорудил ряд зданий оригинальной архитектуры, украсив пышным декором не только дома, но и ограды возле них, благоустроил и оживил улицу. Более того, он укрепил косогор сваями и на бровке исторического холма устроил булыжный проезд, которого раньше не было. Вся эта местность, получившая наименование «Поповские постройки», указана в числе достопримечательностей в Путеводителе по Воронежу 1901 года.

Существует легенда об исчезновении «Поповских построек», которая приписывает Попову неординарные поступки: по велению Божьей силы он якобы стал разрушать свои здания. Однако документальные материалы в первую очередь свидетельствуют о том, что купец продал знаменитые усадьбы. Во время издания Путеводителя 1901 года, когда постройки ещё явно не исчезли (по крайней мере, полностью) с лица земли, Попов уже не был их собственником. Остается только гадать, что повлияло на действия купца. Может быть, случаи с его современниками-воронежцами? Работая с документами областного архива, я столкнулся со странной закономерностью: кончина многих домовладельцев, и особенно предпринимателей, наступала вскоре после возведения ими новых богатых зданий. Что ж, Д.Н. Попов, избавившись от усадеб, благополучно дожил до 1913 года, умер на 80-м году…

Как бы то ни было, всё же наиболее значительным стал ровный северный участок улицы. Уже в конце XVIII и первой половине XIX века здесь строили добротные дома в формах классицизма. Интересный ансамбль из жилого дома с двумя флигелями стоял на месте нынешнего здания №37 а (искусствоведы начала XX века упоминали его как дом Кольцова, однофамильца поэта). А перекрёсток с теперешней улицей Орджоникидзе (она же Воскресенская) украшал особняк с четырёхколонным портиком (во второй половине XIX века он был известен как дом купца И.Л. Кряжова, брата городского головы).

Самым же крупным зданием улицы стало здание женского епархиального училища. Для этого училища, основанного в 1865 году, пожертвовал дом купец Я.И. Нечаев. Впоследствии перестроенное и расширенное здание вытянулось в длину на целый квартал (между ул. К. Стрелюка и Орджоникидзе). Ещё одно броское учебное здание — коммерческое училище А.В. Шпольского — выстроили в 1912-1913 годах около Пятницкой церкви, на усадебном участке дворянки Е.Н. Русиной (д. №60).

Первые водопроводные трубы были уложены на Мещанской в конце 70-х годов XIX века. В 1876 году здешние жители купец А.В. Постников, вдова купца В.И. Яковлева, государственный крестьянин И.А. Смирнов, купцы В. Елисеев и Е.И. Серебров подали заявление в городскую думу, изъявив желание иметь водопровод в своих домах. В 1877 году дума вынесла окончательное решение о прокладке труб.

27 августа 1918 года Мещанскую переименовали, присвоив ей имя большевика, журналиста Володарского (настоящие имя и фамилия — Моисей Маркович Гольдштейн, 1891-1918). Незадолго до переименования Володарский был убит в Петрограде.

Перемены в облике Воронежа, начавшиеся в 1930-х годах, сразу коснулись этой улицы. В 1931 году на месте снесённого особняка Кряжова вырос жилой дом ведомства ОГПУ (№70). В числе первых квартирантов здесь поселились и руководители области: первый секретарь обкома ВКП(б) И.М. Варейкис, председатель облисполкома Е.И. Рябинин. Для полпредства ОГПУ, в 1934 году преобразованного в управление НКВД, в 1933-1934 годах сооружалось огромное административное здание (№39, угол с ул. К. Стрелюка). Тогда его считали лучшим зданием Воронежа, оценивая его размеры, удачные формы в духе конструктивизма, отделку. Здесь же разместилось и областное управление милиции.

Северная ветвь улицы и сегодня наиболее благоустроена, застроена большими зданиями. Доминанта улицы — дом №70. При послевоенных восстановительных работах смягчены его прежние конструктивистские формы, но усилена мощь угловой башни. Рядом, на другом углу перекрёстка, в первом десятилетии XXI века выросла ультрасовременная гостиница — и тоже с эффектной башней.

Здание №39 занимают областное управление внутренних дел и местное управление федеральной службы безопасности, и это по-прежнему придаёт улице Володарского особую значимость. Здесь — воронежский штаб борьбы с криминалитетом.

В квартале, где стояло епархиальное училище, во второй половине 1950-х годов сооружено типовое школьное здание (бывшая школа №1, теперь гимназия имени А.В. Кольцова). А прежнее училище Шпольского — это нынешняя школа №11 имени А.С. Пушкина. В 1976 году при школе был создан музейный уголок её выпускника, героя войны Кости Стрелюка. В последние годы уголок перерос в прекрасный музей истории всей школы. Есть экспонаты, посвящённые учившимся здесь актеру Г.П. Менглету и Нобелевскому лауреату, учёному-физику Н.Г. Басову.

Более южная нагорная часть улицы, несмотря на свою замечательную историю, малозаметна, неухожена; увы, ничто не напоминает здесь о деревянной крепости, о начале города. Лишь экскурсоводы облюбовали небольшую площадку вблизи задних фасадов университета: отсюда гостям Воронежа показывают молчаливые холмы. Ниже их не водят. Но мы всё-таки советуем спуститься по неровной булыжной дороге, походить вдоль обрывов и оглядеться. Пусть берег лишён былой опрятности, пусть уже не увидеть прежних излучин реки, скрытых под грязной застойной водой «моря», не почувствовать простора заречных равнин, — даже сейчас можно понять, что основатели Воронежа выбрали для возведения деревянного города одно из красивейших мест в округе.

Самую нижнюю, пойменную часть улицы пришлось снести после заполнения водохранилища. Постепенно приходил в запустение и овраг. Лишь в 1992-1993 годах внизу возобновилось строительство жилья. Это отрадное явление, однако, омрачилось небрежным вторжением в исторические толщи. В последнее десятилетие XX века власти отдали берег богатым застройщикам, мало беспокоясь и об удобствах для остальных горожан, и об облике города. Единственный «островок» застройки конца XIX — начала XX века — бывшая усадьба мещанина А.М. Бобкова, где помещался филиал художественного училища, — оказалась зажатой в строительные «тиски», потом горела и, наконец, в 1995 году разрушена. Более того, подрыты две горы, на которых стояла крепость, — совсем забыто, что их прочность достигнута заботами многих поколений, не говоря уже об особых стараниях купца Д.Н. Попова. Уничтожили и каменный лестничный спуск в овраге — лишили горожан привычной дороги к прибрежному Митрофановскому источнику.

Posted in Улицы г. Воронежа | Tagged , , | Leave a comment

Воронеж. Улица Севастьяновский съезд

Улица Севастьяновский съезд — улица в Ленинском районе города Воронежа. Проходит от Большой Стрелецкой улицы до улицы Белинского. Является одной из самых старейших улиц города.

На улице Севастьяновский съезд расположены:

Улица Севастьяновский съезд (Ильинский съезд) и Севастьяновский переулок (по материалам книги «Воронеж: История города в названиях улиц / П.А. Попов. — Воронеж: Кварта, 2003. — 447 с., [42] л. ил.»):

Одна из самых старейших улиц города — Севастьяновский съезд — пролегает в Ленинском районе. Она отходит от тыльной части главного корпуса госуниверситета, огибает участок Ильинской церкви и круто уводит вниз. Здесь все дышит историей: каждый холм, каждый камень. На этих кручах зарождался Воронеж.

До 1928 года улица именовалась Ильинским съездом. Это название сразу переносит нас в далёкий XVII век. Возле современного пересечения Севастьяновского съезда с улицей Шевченко (бывшей Верховой Ильинской) стояла Ильинская башня городской крепости. Через башенные ворота вниз, в овраг, шла дорога, которая в следующем XVIII столетии превратилась в часть улицы. Название башни, в свою очередь, велось от Ильинской церкви (некоторое время именовавшейся также церковью Троицы, или Троицкой).

На рисунке петровского времени, выполненном К. де Бруином (1703 г.), уже показано заселённым плато вне крепостных стен — на чётной стороне нынешней улицы (ниже перекрёстка с ул. Шевченко). Кстати, вполне вероятно, что сам царь Петр I пользовался именно этим спуском, когда направлялся к приречному району кораблестроения или поднимался оттуда наверх — к главному городскому Благовещенскому собору.

В XVIII веке деревянную Ильинскую церковь заменили на кирпичную, в это время название улицы связывали уже не с башней, а именно с храмом. Нарядная церковь, сооружённая в формах русского барокко в 1767-1770 годах, к счастью, уцелела до сих пор. Рядом с ней сохранился и прицерковный дом, постройка второй половины XIX века.

Ильинский храм имеет не только архитектурную, но и большую историческую ценность. В год, когда началось строительство каменной церкви, в семье здешнего священника родился историк Е.А. Болховитинов. А в 1809 году в храме крестили поэта А.В. Кольцова.

Другая, верхняя часть Севастьяновского съезда (между ул. Белинского и Шевченко) ещё более старая, чем нижняя, ещё более ценная. По ней ходили самые первые жители города.

В XVII столетии в Воронеже сложились две основные, большие улицы. Одна из них подходила к крепости с северо-запада и после площади «вливалась» в башенные Пятницкие ворота. Вторая улица шла с севера, пролегала через ворота другой проезжей башни — Московской. Внутри крепости эти улицы шли наискосок, соединяясь друг с другом под острым углом и затем, после соития, общая дорога подходила к задней Ильинской башне. Таким образом, планировка улиц напоминала неправильную латинскую букву «Y», зафиксированную на чертеже Воронежа 1690 года.

Одну из ветвей этой буквы составляли нагорный участок Севастьяновского съезда и серединный отрезок теперешней улицы Володарского, встарь бывшие единым целым. Их разорвали в третьей четверти XVIII века при расширении архиерейского подворья.

Улица вела путника по очень значимым местам города. Минуя вверху Московские ворота, а за ними — торговые лавки и новый Благовещенский собор (возведённый в конце XVII века), она огибала «Малый городок» и направляла ходока или ездока к Воеводскому двору, находившемуся вблизи Ильинских ворот.

Судя по «Дозорной книге» 1615 года, уже в то время здесь проходила одна из «Больших» улиц. В непосредственной близости от Ильинской церкви жили в своих дворах казаки Власко Мамонов, Николко Фатеев, Ламанко Сухарев и другие. И хотя улица конца XVII века, безусловно, отличалась от улицы 1615 года, всё же её зарождение надо отнести к самым ранним этапам развития города, к концу XVI века.

Если упомянутая часть улицы Володарского — теперь уже расширенная, застроенная большими домами — мало напоминает «дорегулярную», то Севастьяновский съезд, несмотря на его небольшую перепланировку, организованную после 1774 года (углы кварталов выпрямлялись), сохранил самые ранние черты. Приближаясь к краю холма, он по-прежнему отступает вправо. Другой такой внутрикрепостной улицы конца XVI и XVII веков сегодня в городе не осталось, она уникальна.

Небольшой боковой отросток улицы, пролегающий от Ильинской до Спасской церкви, также является элементом «дорегулярной», «свободной» планировки, выпрямленным в последней четверти XVIII века.

Когда же вошёл в употребление дореволюционный топоним «Ильинский съезд»? Он привился не сразу. В документах XVIII века мы находим название «Ильинская улица» по отношению ко всему нынешнему съезду; из источников первой половины XIX века можно сделать вывод о том, что Ильинской улицей именовали верхнюю часть Севастьяновского съезда (от ул. Белинского до Ильинской церкви), а нижнюю (от церкви к реке) — Ильинским переулком. В XIX столетии употреблялись и такие топонимы, как Ильинская гора, Ильинский спуск.

До составления генплана 1774 года самая нижняя часть спуска пролегала через нынешний Севастьяновский переулок. В конце XVIII века окончание дороги раздвоилось: рядом была пробита ещё одна ветвь улицы, выводящая на улицу Большую Стрелецкую.

В 1872 году приняли решение направить по улице окрестные потоки сточных вод, а для защиты зданий и удобства проезда — возвести на всём протяжении оврага подпорные стены и замостить этот съезд до самого низу, до Большой Стрелецкой. Автором реконструктивных наработок был городской архитектор М.В. Богданович. По узкому желобу с кирпичными стенами и булыжным «дном» понеслись дождевые воды, а при хорошей погоде стали спускаться к реке лошадиные повозки. Именно в это время в названии улицы появилось слово «съезд», а Ильинским переулком продолжали именовать теперешний Севастьяновский переулок, который не был замощён.

В 1928 году Ильинский съезд и Ильинский переулок переименовали в память о Науме Савостьянове (Севастьянове) — воронежце, казнённом в 1670 году за связь с повстанческим движением Степана Разина. Савостьянова схватили в Воронеже, отсекли ему левую руку и правую ногу. Как ни жаль несчастного горожанина, но и на этот раз желание стереть с карты города «религиозные» названия и попытки найти примеры классовой борьбы даже в XVII веке погубили один из самых изначальных городских топонимов.

Сначала употреблялись новые названия «Савостьяновский съезд», «Савостьяновский переулок», позже они преобразовались в более привычные для слуха «Севастьяновский съезд», «Севастьяновский переулок». Непосвящённым воронежцам теперь часто кажется, что в названии улицы речь идёт даже о некоем партийном съезде…

Истинный символ улицы — «желоб»-съезд, сверху донизу овеянный дыханием прошлого, «дожил» до наших дней, но пребывает в большом запустении. До 1970-х годов по булыжнику ездили автомобили, а стены было принято ремонтировать. Однако с конца 1970-х — начала 1980-х годов дорога заваливается кучами мусора, зарастает кустарником, стены обваливаются. Как горько и тревожно, что до такого состояния доведён интереснейший участок старины, заповедная зона, которая заслуживает самого трепетного отношения к себе!

С 1990-х годов улица и переулок обрастают современными коттеджами. В 2001-2002 годах за счёт нового строительства предотвращено вымирание переулка. Ведь ещё три десятилетия назад, после заполнения водохранилища, нижний участок переулка навсегда исчез. Однако, к огромному несчастью, отвод участков под строительство часто происходит без учёта исторической местности. Посмотрите на окрестности «желоба» и церкви. В 1990-е годы разрыто подножие древнего холма. В 2000-2001 годах броский коттедж неожиданно поднялся над горой, заняв прекрасную видовую площадку. Сглажена и заасфальтирована нагорная дорога к коттеджу, но при этом сломано начало старой подпорной стены. К тому же, сносятся немногочисленные дома XIX — начала XX века в верхней части улицы, а при земляных работах бесследно уничтожается культурный слой без какого-либо наблюдения археологов. Что же скажут о нас будущие поколения? Когда к городу придёт осознание творящегося, когда наступит раскаяние? Ведь «зауниверситетская» местность веками хранила для исследователей бесценный материал для изучения географии, планировки и топонимики Воронежа XVI-XVII веков. И нигде кроме, как здесь, не ощутить так сильно мощные четырёхсотлетние корни своего города…

Но вот ещё один беспощадный факт: место основания города сегодня не обозначено ни малейшим памятным знаком, ни одной мемориальной доской, не говоря уже о чём-то более значительном. Гостям Воронежа демонстрируют эту местность издали, сопровождая экскурсии одними только красивыми словами.

Насущная задача властей — хотя бы привести в порядок улицы-реликвии, восстановить их исконные названия. Первые и немаловажные шаги уже всё-таки сделаны благодаря стараниям общественности и настойчивости верующих людей, живущих в этом районе. В 2000 году из обветшавшего Ильинского храма было выведено хранилище Государственного архива Воронежской области. Сами архивисты, а ещё больше краеведы-исследователи много лет страдали оттого, что десятки тысяч архивных дел содержались в плохо приспособленных, неотапливаемых помещениях — и тлели, рассыпались от сырости. 2 августа 2000 года, в Ильин день, митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий освятил освобождённую церковь. К концу 2001 года храм уже был восстановлен снаружи, спасён от разрушения. А в 2002 году принято решение о реставрации названия «Ильинский съезд».

Даже не будучи ухоженным, Севастьяновский (Ильинский) съезд очень своеобразен, очень романтичен. Он подходит для совершения приятных прогулок в любое время года — и зимой, когда снег причудливо покрывает холмы и стены; и даже в изнуряющий зной, когда именно здесь дует ветерок с водохранилища и несёт свежесть воды, смешанную с запахом цветущей на косогоре полыни…

Тем, кто неравнодушен к судьбе съезда, рекомендуем ещё обратить внимание на старый дом, уцелевший на боковом отрезке улицы (№29, 1903-1904 гг.) Это — бывший дом настоятеля Спасской церкви Т.Д. Попова, избиравшегося членом Государственной Думы, работавшего профессором кафедры богословия СХИ.

Севастьяновский (Ильинский) съезд (по материалам книги «Воронеж: встреча с прошлым и настоящим: историко-архитектурный иллюстрированный справочник-путеводитель по культурно-историческим памятникам / В.А. Мальцев. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2008. — 211 с.: 685 ил.»):

Завершая путешествие по городу, мы возвращаемся к самым его истокам, к тому месту, где в XVI-XVII веках стояла деревянная крепость. Перед нами — старейшая улица города, первоначально выходившая из крепости через Ильинские ворота вниз, к реке.

Она и сейчас очень живописно спускается по кручам. Здесь сохранился памятник градостроительства 1872-1873 гг. — тот самый съезд, что фигурирует в названии улицы: булыжная дорога в овраге и кирпичные подпорные стены. В 2002 году Городская комиссия по культурному наследию восстановила историческое название улицы «Ильинский съезд», напоминающее и о городе-крепости, и об уникальном храме. В 2003 году начато восстановление и самого уличного съезда.

Posted in Улицы г. Воронежа | Tagged , , | Leave a comment