Елец. Тюрьма

Фото 04.05.2014:

Елецкая тюрьма

Музей «Елецкий острог»

Домовый храм святителя Тихона Задонского

Адрес: Липецкая обл., г. Елец, ул. Пролетарская, д. 1Б

Тюрьма (по материалам книги «Елец. Прогулка с экскурсоводом. Книга первая: дыхание веков / Е. Елецкая. — Липецк: Издательство «Гравис», 2013. — 208 с.»):

Таких тюрем осталось всего 7 в России. И одна из них — в Ельце. С одной стороны — памятник культуры и музей, с другой — самое тяжелое время жизни для тысяч людей. Елецкая тюрьма — самое закрытое учреждение региона, на территории которого находится музей. Идея создания музея, который будет работать в реальных тюремных камерах первой и второй половины XVIII века, родилась после сдачи в эксплуатацию нового вспомогательного блока. Было решено в освободившихся помещениях воссоздать картину тюремного быта двухвековой давности: в каких условиях содержались заключенные и работали надзиратели, какими орудиями пыток пользовались палачи в царское время. Музей открыли в самом старом корпусе 1860 года постройки. Отреставрированы камеры, стенам вернули былой вид, на окнах и дверях появились решетки того времени. В полуподвальном помещении 8 камер. В четырех представлен тюремный быт XIX-XX веков. Еще в четырех — история исправительной системы Ельца в документах и артефактах. Здесь есть заточки, ножи, подлинники документов, кандалы и оковы. Пожалуй, это самый охраняемый музей в стране. Отсюда не то что украсть экспонаты — увидеть их — большая проблема. Музей «Елецкий острог» спрятался от любопытного туриста за семью замками. Где сейчас музей, в прошлом веке сидели арестанты. В четырех камерах наглядно показано: как именно они сидели. Полуподвальное помещение отапливалось двумя печками. Канализации и водопровода не было. Спали на соломенных тюфяках. В одну камеру попадали подгулявшие ельчане и убийцы. До 1910 года особо буйных на вполне законных основаниях могли заковать в кандалы.

В 4 камерах подземной тюрьмы — вся история елецкой тюрьмы. Здесь и указ о строительстве. И план тюрьмы. И приказы бывших начальников. Под стеклом — изъятые у заключенных предметы: заточки и ножи. В этом тюремном замке восстановили быт арестантов из 70-х годов. Тех, которые варили чифир, делали кипятильники из лезвий и тайники под полом. Есть описание тюрьмы Буниным и Пушкиным, которые бывали в этих краях.

«Мы выехали из города в предвечернее время, проехали длинную и широкую улицу… и перед нами опять открылся вдали знакомый мир — поля, их деревенская простота… Путь наш лежал прямо на запад, на закатное солнце‚ и вот вдруг я увидел, что есть еще один человек, который тоже смотрит на него и на поля: на самом выезде из города высился необыкновенно огромный и необыкновенно скучный желтый дом, не имевший совершенно ничего общего ни с одним из доселе виденных мною домов, — в нем было великое множество окон, и в каждом окне была железная решетка, он был окружен высокой каменной стеной, а большие ворота в этой стене были наглухо заперты, — и стоял за решеткой в одном из этих окон человек в кофте из серого сукна и в такой же бескозырке, с желтым пухлым лицом, на котором выражалось нечто такое сложное и тяжкое, что я еще тоже отроду не видывал на человеческих лицах: смешение глубочайшей тоски, скорби, тупой покорности и вместе с тем какой-то страстной и мрачной мечты… Конечно, мне объяснили, какой это был дом и кто был этот человек, это от отца и матери узнал я о существовании на свете того особого сорта людей, которые называются острожниками, каторжниками, ворами, убийцами». Это строчки из известной повести «Жизнь Арсеньева» Ивана Бунина.

Первый острог в Ельце располагался на Красной площади возле бывшей Вознесенской церкви. Это была небольшая тесная и ветхая изба в самом центре города. «Особого сорта людей» в казенном помещении хватало с избытком, поэтому в 1763 году, когда Екатериной II был издан Указ о первом регулярном генплане Ельца, городские власти приняли решение построить большую деревянную тюрьму. Говорят, что в честь императрицы ельчане хотели соорудить ее в форме буквы «Е». В 1829 возникла необходимость расширения тюремных площадей. В двухтомнике «История царской тюрьмы» приводится план, который в 1830 году был утвержден уже другим российским императором — Николаем I, при котором, как известно, была создана политическая полиция, велась жестокая борьба с революционным движением и свободомыслием. Так вот, этот план полностью совпадает с планировкой сегодняшнего тюремного здания. На этот исторический факт указывает и сохранившаяся на одной из стен дата: 1830 год. Правда, само строительство тюремного «замка» было осуществлено значительно позже, лишь в 1860 году. В этот период решалась и еще одна важная проблема для острога. Заключенных окормляли священнослужители городских приходских церквей, поэтому на его территории было решено поставить храм в честь святителя Тихона Задонского, который посещал елецких узников. Средства на устройство иконостаса выделил почетный гражданин города купец Михаил Лавров. И с 1868 года на верхнем этаже здания стали проводить богослужения. Собиралось до 140 осужденных. После революции церковь в тюрьме закрыли, а поднятый над ней купол и православный крест разобрали вместе с крышей, на месте которой уже в 70-х годах оборудовали прогулочный двор для заключенных. Из архивных документов известно, что содержание тюрьмы входило в главные статьи расходов городской казны. Например, в 1889 году выделялось 3 тысячи рублей. Для сравнения: благоустройство Ельца обходилось всего в два раза дороже. Елецкая тюрьма ничем не отличалась от таких же, разбросанных по огромной России, и подчинялась порядкам‚ прописанным Тайной Канцелярией. Старые стены, пронизанные тифозным воздухом, кажется, до сих пор хранят душераздирающие крики убийц, «жиганов», разбойников, «счастливцев», «фортовиков», воров и бродяг, к которым, согласно проводимой карательной политике, применяли в те годы трехступенчатую систему допроса. В елецком остроге отбывали наказание разные люди. В «Орловских губернских ведомостях» за 1843 год сообщается о 175 заключенных, из которых 25 — женщины. Среди сидельцев всего шестеро были убийцами. Большая же часть отбывала срок за воровство и бродяжничество. Но, заметим, не по этой причине родилась дошедшая до нас из глубины веков пословица «Елец — всем ворам отец». Появилась она в конце XVI века, когда к Ельцу, который на просторах Руси был пограничным городом, бежали вымученные крепостным гнетом крестьяне, которых власти не преследовали и называли «воровскими людишками».

Если говорить о старинной тюрьме, то из нее за всю историю никому не удалось сбежать. Не делалось даже попыток. Однако сама по себе она не слыла благонадежной. Когда в 1905 году рабочие промышленных предприятий Ельца и крестьяне Елецкого уезда поддержали революционные выступления, сотни человек были брошены в острог. Из-за строгих мер содержания они устроили массовые беспорядки, на подавление которых была привлечена расквартированная в городе воинская часть. Спустя месяц арестанты во время раздачи обеда увидели части разваренной крысы, и возмущение повторилось с еще большей силой. Зачинщика перевели в карцер. Когда сокамерники увидели на нем множество кровоподтеков, начался всеобщий бунт. Усмирять заключенных вызвали офицеров полиции, городовых, казаков, вооруженных винтовками стражников и даже пожарных, прибывших с ломами и топорами. Беспорядки прекратились после того, как тюремное начальство пообещало расследовать случившееся и наказать виновных. Правда, никто не торопился выполнять обещания, особенно касаемо революционеров. По полгода держали в камерах без суда и следствия политзаключенных Дружинину, Рагулина, Соловьева, Каменецкого, Чигиринского и многих других. Также без суда их отправляли по этапу за тысячу верст в далекую ссылку. Вместе с угрюмой партией каторжан, волоча закованные в цепи ноги, на долгое поселение в Сибирь шел и политически неблагонадежный слесарь елецких железнодорожных мастерских Ростовцев. Верстовые столбы, мимо которых проходил тpакт, до сих пор сохранились в Ельце… Сегодня учреждение ЮУ-323/T-2 управления исполнения наказаний по Липецкой области, как и в былые времена, считается одним из лучших в России. Но «люди особого сорта» (80 процентов заключенных — это убийцы), боятся его как черти ладана. Потому что здесь никому нет привилегий, все равны перед законом и каждый подчиняется установленным строгим порядкам. Отправляясь по этапу в елецкий централ, арестанты знают: отсюда не сбежать.

Первая Елецкая тюрьма (по материалам книги «Елец: прогулки с краеведом / А.С. Нарциссов, Д.А. Нарциссов. — Липецк, 2015. — 72 с.»):

Первая Елецкая тюрьма располагалась в самом центре города, недалеко от Красной площади. Она представляла собой два сруба четыре на четыре метра, врытых в землю так, что маленькие оконца были над землей. Вокруг тюрьмы стоял острог — заостренные бревна высотой не менее четырех метров. Внутри этой ограды располагался прогулочный дворик‚ а у ограды — домик стражей с печкой, крытый тесом и лубом. Государство не считало себя обязанным заботиться о сидевших в тюрьме, они должны были существовать за счет родственников и друзей. Если надежды на помощь с их стороны ждать не приходилось, то тюремный сторож водил на цепи сидельцев по городу и те просили милостыню. Самыми известными елецкими тюремными заключенными были игумен Елецкого Троицкого монастыря Авраамий и старец Задонского монастыря Перфимий.

В 1868 году для созданного тюремного храма был устроен иконостас и освящен во имя святителя Тихона Задонского «…в память посещения им заключенных и узников».

В наши дни тюремный музей находится на цокольном этаже старого корпуса действующей тюрьмы. Он состоит из 8 помещений, которые отображают четыре эпохи: 1864-1900 гг.‚ 1900-1917 гг.‚ 1917-1940 гг. и 1940-1990 гг.

Храм святителя Тихона Задонского (по материалам книги «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Елец / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2006. — 512 с.»)

До середины XIX в. заключённых Елецкого острога, который располагался в самом центре города недалеко от Красной площади и был «крайне ветхим и тесным», окормляли священнослужители приходских храмов. При этом вопрос о строительстве нового тюремного замка ставился ещё в 1829 г., однако построен он был лишь в 1860-х гг. Автором проекта, судя по документам за сентябрь 1845 г., был елецкий городовой архитектор И.И. Померанцев, приступивший в это время к проектным работам: «Строительная комиссия … в содействие отношения от 30 минувшего августа приняла решительные меры по скорейшему окончанию архитектором Померанцевым проэкта на постройку в городе Ельце тюремнаго замка».

Одновременно в новом здании тюрьмы предполагалось устроить домовый храм в специально выделенном для этого помещении. В связи с этим 2 августа 1864 г. елецкий городской архитектор Граф доносил Орловскому губернатору о том, что в смету строительства тюремного замка «…не вошло устройство иконостаса в церковь этого здания, между тем как иконостас есть необходимая принадлежность».

Лишь в 1868 г. иконостас для храма был устроен старанием потомственного почётного гражданина, купца Михаила Михайловича Лаврова. В том же году домовый храм в здании Елецкого тюремного замка был освящён во имя святителя Тихона Задонского «…в память одного из дел милосердия Святителя — посещения им заключенных узников».

Первоначально Тихоновский храм своим алтарём был ориентирован на север. Причиной этому, по-видимому, являлось расположение помещения церкви с северной стороны тюремного коридора, так же как и возобновлённой здесь же в конце 1980-х гг. часовни. Таким образом, алтарь Тихоновской церкви находился первоначально напротив входа, у северной стены тюрьмы, но в 1888 г. по указу епископа Орловского и Севского Симеона (Линькова) он был обращён на восточную сторону.

Долгое время Тихоновская церковь, размещаясь на верхнем этаже тюремного замка, не имела церковного завершения на кровле здания. Лишь спустя почти полвека, «в 1902 г., при епископе Иринее, внутренность храма обновлена и над ним устроен купол с крестом» представляющий собой глухой четверик, установленный на крыше над центральной частью тюремного замка. Над четвериком размещался низкий восьмерик, увенчанный луковичной главкой на круглом барабане. Судя по фотографическому изображению нач. XX в., вся конструкция была деревянной, щедро украшенной резными полотенцами, причелинами, ширинками, городками, поясками и кокошниками в «ропетовском» стиле, характерном для конца XIX столетия. Вместо окон по сторонам света размещались нити с изображениями в них святых. Центральное место занимала икона святителя Тихона Задонского.

Что же касается внутреннего убранства, то, по свидетельству современника, «храм этот внутри тюрьмы хоть и маленький, но производит приятное впечатление художественно-прекрасной отделкой. Здесь имеются высокохудожественной работы по живописи иконы, в серебряных вызолоченных чеканной работы ризах с драгоценными камнями, много дорогих риз и облачений, пожертвованных елецкими благотворителями, и других священных предметов».

Судя по упоминанию хоров в храме, после перестройки 1902 г. Тихоновский храм стал двусветным, с устройством хоров, которые размещались в объёме надстройки, в четверике. Устройство хоров в объёме существовавшего третьего этажа по причине небольшой высоты, не превышающей 3 м, было бы невозможно. Ведущая на крышу белокаменная лестница шла, по-видимому, на хоры, где во время богослужений могли размещаться тюремные служащие. Таким образом, небольшой по размерам храм за счёт хоров увеличил число молящихся до полутора сотен. На стене между вторым и третьим этажами над центральным входом в тюрьму была устроена миниатюрная звонница в виде навеса с двускатной кровлей и висящего под ним колокола.

Причт тюремного храма первое время составляли священник, диакон и псаломщик, а в начале XX в. — лишь один священник, окормлявший заключённых тюремного замка, которых насчитывалось в разное время от 100 до 130 человек. Тихоновский храм вместе с хорами вмещал 120-140 человек. Для обучения и назидания узников при церкви была школа и установлены чтения. Имелось две библиотеки: учебная для школы и общая с религиозно-нравственными и популярно-научными книгами.

Священник Тихоновской церкви в 1907-1910 г. Виталий Митрофанович Александровский кроме служения в самом храме исполнял обязанности учителя и законоучителя в тюремной школе и тюремного библиотекаря, а также обучал арестантов церковному пению в созданном им при тюремной церкви хоре. Помимо этого, он окормлял пациентов Елецкой городской больницы.

Тюремный храм Святителя Тихона Задонского посещали многие орловские и елецкие архипастыри: Макарий (Миролюбов) — в 1872 и 1874 гг., Симеон (Линьков) — в 1883 г., Мисаил (Крылов) — в 1889 г., Митрофан (Невский) — в 1897 г., Никанор (Каменский) — в 1899 г., Кирион (Садзагелов) — в 1905 г., Митрофан (Землянский) — в 1911 г., Павел (Вильковский) — в 1916 г. Ктитором храма в 1903-1911 гг. состоял елецкий первой гильдии купец Николай Иванович Романов.

Закрытие церкви в Елецкой тюрьме, как и большинства домовых храмов в России, произошло вскоре после революции и принятия в 1918 г. декрета об отделении церкви от государства.

К настоящему времени от тюремной церкви не осталось и следа: храмовое завершение разобрано вместе с крышей и на месте перекрытий третьего этажа в 1970-е гг. устроен открытый, без кровли, прогулочный двор для заключённых.

В настоящее время под церковные службы временно используется одно из тюремных помещений, а руководством тюрьмы ставится вопрос о воссоздании на кровле здания главки Тихоновского храма.

Здания г. Ельца, , , , Permalink

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *