г. Чаплыгин

Чаплыгин. Советская улица

Фото 03.07.2013:

На Советской улице расположены:

Posted in Улицы г. Чаплыгина | Tagged , , | Leave a comment

Чаплыгин. Успенский храм

Фото 03.07.2013:

Храм Успения Пресвятой Богородицы

Адрес: Липецкая обл., г. Чаплыгин, ул. Пушкина (на кладбище)

Храм Успения Пресвятой Богородицы (По материалам книги: «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Чаплыгинский район. Лев-Толстовский район / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2013. — 512 с.»):

Строительство Успенского храма в Раненбурге напрямую связано с последствиями указа 1772 г. императрицы Екатерины II о запрете хоронить умерших при городских церквях и отведении для этого специальных кладбищ за пределами населённых пунктов. Новые положения были закреплены во «Врачебном уставе», согласно которому кладбища должны были устраиваться в городах на расстоянии не менее 100 саж. (213 м) от последнего жилья, в деревнях — на расстоянии не менее полуверсты (250 саж.).

В 1780-х гг. в новоучреждённом уездном городе Раненбург кладбище было устроено на его северной окраине. А в 1787 г. по прошению священника Архангельской церкви Архипа Иродионова была построена «… на отведённом кладбище деревянная небольшая церковь Успения Божия Матери».

Успенская кладбищенская церковь упомянута в 1802 г. при описании Крючковской слободы Раненбурга: «На выгоне состоит церковь деревянная Пресвятой Богородицы, при которой кладбище того города с слободами».

В источнике 1825 г. храм упомянут как малый и ветхий, без причта и прихода.

Вместо деревянного храма в 1831 г. на средства жителей Раненбурга была построена и освящена каменная бесприходная Успенская церковь с такой же колокольней. При этом старый деревянный храм по указу Рязанской духовной консистории был разобран.

Первоначально Успенская кладбищенская церковь числилась приписной к Троицкому собору и причта своего не имела. Богослужения в ней проводили, в основном, соборные священно- и церковнослужители, иногда — духовенство из Вознесенского храма. Лишь в 1863 г. при церкви был учреждён собственный штат священно- и церковнослужителей в составе священника и пономаря, с 1873 г. — священника и псаломщика.

Земли под Успенской церковью и кладбищем состояло 4 1/2 дес, пашенной земли у причта не было. Священно- и церковнослужители храма оклада не получали, а содержание имели поступлениями от процентов по кредитным билетам, пожертвованным в разное время жителями Раненбурга. К примеру, в 1879 г. раненбургский купец Евграф Григорьев пожертвовал храму 100 руб., в 1890 г. по духовному завещанию мещанской девицы Марфы Петровой передана в пользу причта Успенского храма облигация трёхпроцентного восточного займа в 100 руб., а статским советником Аполлоном Вечесловым — билет Рязанского отделения Государственного банка от 1 мая 1889 г. в 50 руб., в 1891 г. мещанка Анна Петрова пожертвовала кладбищенской церкви 100 руб.

При Успенском храме уже в документах 1835 г. значится действующая богадельня в деревянном здании, где призревалось 10 человек и которая содержалась «доброхотным подаянием граждан». В 1850 г. кроме здания богадельни при Успенском храме упоминается каменная палатка для выноса усопших, а на 10 человек, крытая железом. В отчёте соборного протоиерея Михаила Левитова за 1864 г. упомянута «богадельня деревянная и каменная усыпальница для выноса умерших странников и безприютных». В клировых ведомостях 1880 г. и последующих значится каменная часовня-усыпальница.

По сведениям на 1890 г. в богадельне при Успенской церкви в деревянном оштукатуренном здании, построенном на средства раненбургского купца Тулинова, содержались 7 лиц женского пола на проценты с капитала в 1 000 руб, положенных раненбургским купцом Феодосием Васильевичем Никитиным «на вечное время» в Раненбургский общественный банк под 7%, и «доброхотными подаяниями граждан». Заведовало богадельней Попечительство о бедных при Раненбургской городской управе.

С 1872 г. по 1902 г. в должности старосты Успенской кладбищенской церкви г. Раненбург состоял купец 2-ой гильдии Василий Иванович Иловайский. Его многолетняя, усердная и полезная деятельность столь впечатлила граждан, что по увольнению его от должности по собственному прошению вследствие болезни Раненбургская городская дума в заседании своем 28 мая 1902 г. обратилась к рязанскому губернатору с ходатайством о присвоении В.И. Иловайскому звания почётного гражданина города Раненбурга.

Сохранившееся в архиве свидетельство священника Успенской церкви наглядно иллюстрирует его плодотворное служение в должности старосты храма. Так, при вступлении в должность В.И. Иловайский нашёл в церковном ящике лишь несколько рублей, но сразу же приступил к ремонту храма. Прежде всего, были оштукатурены стены, заменены деревянные рамы в окнах, сделаны новые полы в алтаре, затем были «вновь расписаны стены храма внутри с большим вкусом взамен прежней стенной живописи грубой работы». Заботясь о благолепии храма, купец Иловайский подарил в церковь серебряную вызолоченную дарохранительницу стоимостью 450 руб., а на две иконы — Успения Божией Матери и Боголюбской Божией Матери — сделал на пожертвования раненбуржцев при большей части собственного участи серебряные вызолоченные ризы стоимостью 2 300 и 1 200 руб. соответственно. Также старостой Иловайским на собственные средства в сумме 1 200 руб. были приобретены новая плащаница и хоругви, устроены семь риз на иконы на царских вратах, все подсвечники и люстра высеребрены. Кроме того, его трудами вызолочены иконостас и царские врата с колоннами, положены серебряные вызолоченные ризы на местные иконы Спасителя и Божией Матери. В 1875 г. церковный староста купец В.И. Иловайский пожертвовал 602 руб. 19 коп. на устройство каменной ограды вокруг Успенского храма. Вскоре ограда была устроена из кирпича с трёх сторон, а с четвертой стороны вырыта канава, обсаженная деревьями. Деревянные решётки между столбами ограды позднее трудами В.И. Иловайского при участии добровольных жертвователей были заменены на железные. Заботами и жертвой старосты при Успенском кладбище был разведён фруктовый сад, в котором насчитывалось около 400 плодовых деревьев.

За свои заслуги «по духовному ведомству» староста Успенской кладбищенской церкви Василий Иванович Иловайский в 1876 г. был удостоен благословения Святейшего Синода с выдачей грамоты, в 1883 г. Всемилостивейше пожалован серебряной медалью на Станиславской ленте для ношения на шее, в 1893 г. пожалован такой же медалью на Аннинской ленте для ношения на шее, а в 1902 г. представлен к награждению золотой медалью на Станиславской ленте. В результате вышеуказанного ходатайства, поддержанного рязанским губернатором, государь император Николай Александрович 2 января 1903 г. «всемилостивейше соизволил на присвоение купцу Василию Иловайскому звания почётного гражданина города Раненбурга».

Избранному в 1903 г. на место церковного старосты после В.И. Иловайского раненбургскому купцу Петру Петровичу Грудинину тоже пришлось потрудиться на ниве благоукрашения Успенской церкви — в т.г. были оштукатурены наружные стены храма и исправлена кровля на колокольне с употреблением на это 1 000 руб. из специальных церковных сумм на ремонт.

По описанию из страховой оценки 1910 г., «Успенская кладбищенская церковь — кирпичная, снаружи и внутри оштукатурена, причём внутри окрашена масляною краскою и украшена стенною живописью, а снаружи обелена. Церковь и колокольня покрыты железом, окрашенным зелёною краскою. Длина церкви, считая и колокольню 11 1/3 саж., наибольшая ширина церкви 15 1/3 саж., на церкви имеется одна главка. Больших окон в нижнем ряду 10 шт., в верхнем ряду полукруглых 6 шт., во всех окнах двойные рамы. Дверей наружных двустворчатых 5 шт. Иконостас длиною 13 арш. (оценён в 3 500 руб.), высотою иконостас 10 арш. Церковь тёплая, отапливается двумя печами, из них одна изразцовая. Колокольня в три яруса, вышиною до карниза 8 саж. Ближайшая к церкви чужая постройка — городская богадельня, кирпичная, крыта железом, находится с юго-западной стороны на расстоянии 25 саж. от колокольни, здание богадельни одноэтажное. Кладбищенская церковь и колокольня построены в 1831 году… В колокольне устроена церковная сторожка, в ней одно окно и одна дверь, выходящая в притвор. Оценена вместе с иконостасом и колокольнею в 30 000 руб.»

28 июня 1912 г. Успенский храм на городском кладбище осмотрел Преосвященный Димитрий (Сперовский), епископ Рязанский и Зарайский. Церковь им была найдена «небольшой, но тёплой и довольно чистенькой. Пел хор певчих, хотя и небольшой». Собравшимся в храме жителям Раненбурга Владыка Димитрий рассказал притчу о любостяжательном богаче и поучал не пристращаться к богатству и чаще думать о смерти. «Воспоминание о смерти, — говорил Владыка, — самое первое условие нашего спасения. Не забывай и помни последняя твоя и во веки не согрешиши».

На Успенском городском кладбище нашли свой последний приют представители многих родов раненбургского купечества и духовенства. К сожалению, подавляющее большинство надгробий с их могил «не пережило» советскую эпоху. А начинала своё наступление на городское кладбище богоборческая власть в апреле-мае 1922 г., когда 11 апреля т.г. из Успенской церкви было изъято церковных ценностей весом 42 фунта серебра, а всего за время кампании из кладбищенского храма изъято 12 предметов серебряной утвари общим весом 1 пуд 13 фунтов 33 золотника.

По сведениям 1929 г., в церкви находилась часть имущества «ликвидированного Петропавловского монастыря: 1. Икона (Казанская Божия матерь) серебряная. 2. Икона (Успение Божией Матери) серебряная. 3. Крест серебряный. 4. Потир серебряный. 5. Дискос серебряный. 6. Звездница серебряная. 7. Лжица серебряная. 8. Тарелок серебряных — 2. 9. Ковшик серебряный. 10. Кресты медные — 2. 11. Подсвечник большой — 1 — 30 кг. 12. Подсвечник средний — 1 — 15 кг. 13. Семисвечник — 50 кг. 14. Канунница медная — 10 кг. 15. Парча новая … 25 м».

В 1929 г. из Успенской церкви изъято «негодное» и «излишнее» имущество из цветных металлов: «Имущество негодное: колокол разбитый 660 кг, колокол разбитый 40 кг, подсвечники — 3 по 30 кг. Излишне … колокол 560 кг».

12 января 1930 г. горсовет подготовил материалы о закрытии Успенской церкви и приспособлении её «под культурные нужды города».

Однако закрыт был кладбищенский храм — последний храм в Раненбурге — только через несколько лет — в конце 1934 г.

В последующем храм был заброшен, постепенно ветшал и разрушался. В настоящее время предпринимаются попытки восстановления единственного в истории Раненбурга-Чаплыгина кладбищенского храма.

Posted in Храмы г. Чаплыгина | Tagged , , , , | Leave a comment

Чаплыгин. Николаевский храм

Фото 03.07.2013:

Храм святителя Николая Чудотворца

Адрес: Липецкая обл., г. Чаплыгин, ул. Горького, д. 13А

Храм святителя Николая Чудотворца (По материалам книги: «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Чаплыгинский район. Лев-Толстовский район / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2013. — 512 с.»):

Строительство четвёртого по счёту каменного храма в Раненбурге, но только третьего приходского, вызвано было в первую очередь возросшим к середине XIX в. числом жителей города, которым уже не хватало площадей в Троицком соборе и Вознесенской церкви.

Прошение о строительстве нового храма на имя Преосвященного Гавриила (Городкова), архиепископа Рязанского подал 12 августа 1848 г. раненбургский купец 2-ой гильдии, городской голова, потомственный почётный гражданин Игнатий Леонтьевич Калашников. В своём прошении он ходатайствовал о «… дозволении ему построить новую каменную церковь … на собственное его иждивение по случаю немалого народного стечения, бывающего во время Божественной службы при существующих в том городе двух церквях и по сочувствию благочестию и ревности сограждан его, притекающих в оныя для богомолья». Новый храм И.Л. Калашников предполагал построить на приобретённом им покупкою удобном и приличном месте, которое он тоже жертвовал для предполагаемой церкви, при этом принимал на свой счёт «издержку на построение церкви по сему проекту до 35 тыс. руб. серебром».

По рассмотрении этой просьбы в Рязанской духовной консистории Преосвященный Гавриил 21 сентября 1849 г. отправил доношение на сей счёт в Петербург. В заседании Св. Синода 11 ноября 1849 г. рапорт Преосвященного Гавриила Рязанского о разрешении И.Л. Калашникову построить в г. Раненбурге новую каменную церковь во имя святителя Николая Чудотворца был рассмотрен, после чего представленные на указанную церковь чертежи приказано было передать в канцелярию св. Синода для отсылки их в Главное управление Путей сообщения и публичных зданий (далее — ГУ ПСиПЗ) для рассмотрения с точки зрения соответствия их нормам и правилам архитектуры и строительных наук. Сделано это было отношением обер-прокурора Св. Синода графа Н.А. Протасова за №7890 от 16 декабря 1849 г. на имя главноуправляющего ПСиПЗ П.А. Клейнмихеля с препровождением плана на постройку новой каменной церкви Николая Чудотворца в г. Раненбург и плана местности и с просьбой уведомить о результатах рассмотрения.

В свою очередь внутри ГУ ПСиПЗ проект на постройку Никольской церкви в Раненбурге рассматривался в нескольких департаментах. Например, департамент искусственных дел направил его вместе с планом местности в департамент рассмотрения проектов и смет 23 декабря 1849 г. Однако в последней инстанции документы почему-то надолго задержались, что вызвало даже письма департамента искусственных дел от 20 апреля и 27 августа 1850 г. с просьбами о «скорейшем рассмотрении проекта на постройку Никольской церкви в г. Раненбурге«.

Лишь 4 сентября департамент проектов и смет ГУ ПСиПЗ в своём докладе сообщил, что «находит избранное для постройки место одобрительным, но признал необходимым придать фасаду церкви более благовидности, как это видно на прилагаемом при сём особом чертеже». При этом отмечалось, что издержки на «построение сей церкви по вновь составленному проекту не будут превышать суммы, необходимой для исполнения проекта, местным начальством представленного, и простираться будут около 35 тыс. руб. серебром». Сделав на новом чертеже соответствующие засвидетельствования, департамент представил проект на рассмотрение главноуправляющего ПСиПЗ.

Наконец 31 октября 1850 г. Главноуправляющий ПСиПЗ Клейнмихель сообщил обер-прокурору Протасову, что Государь Император Николай Павлович «соизволил утвердить проект на постройку нового каменного храма во имя св. Николая Чудотворца в г. Раненбурге 26 октября 1850 г. Проект этот на одном листе с планом местности препровождается в Синод для дальнейшего распоряжения». Полученный после утверждения императором проект Св. Синод в своём заседании 15/22 ноября 1850 г. определил «отослать при указе Преосвященному Гавриилу для распоряжений к исполнению сего проекта под руководством опытного архитектора и о последующем донесении в Св. Синод в указанный срок».

По всей вероятности уже в следующем, 1851 г., была начата постройка храма на «удобном и очищенном» месте. Строительство его продолжалось несколько лет на средства храмоздателя — купца 2-ой гильдии Игнатия Леонтьевича Калашникова, который в 1857 г. был утверждён на очередное трёхлетие городским головой.

В 1858 г. было окончено строительство и отделка храмовой части, в которой в т.г. освящён главный алтарь во имя святителя Николая Чудотворца. В 1860 г. освящён придельный престол с правой стороны тёплой трапезной части во имя св. Леонтия, в 1861 г. — левый придел в трапезной во имя св. Игнатия Богоносца.

По утверждённому штату 1860 г. при новопостроенной Николаевской церкви положено было иметь штат священно- и церковнослужителей в составе священника, диакона, дьячка и пономаря, с 1873 г. — священника и псаломщика, а с конца XIX в. и до революции 1918 г. — священника, диакона и псаломщика. После освящения главного престола в Николаевскую церковь из Вознесенского храма перешёл один штат церковного причта, а к новообразованному приходу были отчислены от Вознесенского прихожане, которых в 1861 г. насчитывался 151 двор, а в нём 546 мужчины и 604 женщины.

Вместе с причтом и прихожанами от Вознесенского храма к Николаевскому перешли 10 дес. земли, которым пользовались его священно- и церковнослужители. Деревянные дома же членов причта принадлежали им самим и находились на покупной земле. Духовенство Николаевского храма никакого оклада не получало, и на содержание его, по словам самих членов причта «порядочное», расходовался доход от прихода.

Как видим, прихожане не скупились ни на содержание причта, ни на благоукрашение своего храма. Вот лишь несколько примеров: в 1870 г. раненбургским купцом Семеном Чесалиным в Николаевскую церковь г. Раненбурга устроены три серебряные вызолоченные ризы на местные иконы Спасителя, Божией Материи и Николая Чудотворца. На первые две ризы употреблены им деньги, завещанные покойным священником этого храма Семеном Наядиным, в количестве 2 832 руб., а последняя устроена на его счет в сумме 1524 руб.13 В 1874 г. по духовному завещанию статским советником Егором Васильевым на церковь пожертвовано 750 руб., «с тем, чтобы проценты с сих денег шли в пользу причта на вечный помин завещателя и его родственников». В 1891 г. в пользу причта статским советником Аполлоном Вечесловым пожертвованы облигация в 100 руб. и билет госбанка 1889 г. в 100 руб.

Свою лепту в достойное содержание Николаевской церкви вносил в 1870-1880-х гг. староста храма — потомственный почётный гражданин Пётр Иванович Калашников, по-видимому, являвшийся родственником храмоздателя И.Л. Калашникова. За труды на этом поприще в 1883 г. П.И. Калашникову преподано было благословение Св. Синода с выдачей грамоты. Скорее всего, именно в этот период вокруг Николаевского храма была выстроена каменная ограда «с железными решётками и тремя железными воротами».

Одним из самых торжественных мероприятий в стенах Николаевского храма Раненбурга в конце XIX столетия стало празднование 24 ноября 1889 г. 50-летия служения в духовном сане священника Фомы Ефимовича Любимова, который 23 года до этого прослужил в Николаевском храме. Накануне всенощное бдение в честь апостола Фомы совершил сам юбиляр. В праздничный день перед литургией было совершено освящение подарков о. Фоме: наперсного креста с украшениями от детей, иконы св. ап. Фомы от прихожан и образа Спасителя от брата — протоиерея И.Е. Любимова. Затем благочинный протоиерей A.M. Доброхотов произнёс краткую речь, в которой поздравил о. Фому со столь небывалым для Раненбурга юбилеем и отметил, что столь большое количество собравшихся прихожан наглядно свидетельствует об их горячей любви к своему пастырю. Затем сын о. Фомы священник Никандр преподнёс ему от имени детей наперсный крест, в котором юбиляр служил литургию. После богослужения перед благодарственным молебном, к которому прибыло всё городское духовенство, староста Николаевского храма М.А. Попов поднёс о. Фоме Ефимовичу от лица всех прихожан прекрасной живописи икону св. ап. Фомы со словами благодарности за его пастырский труд на протяжении последних 23 лет. Со слезами на глазах приняв и облобызав св. икону, юбиляр поблагодарил своих прихожан за столь доброе к нему отношение и то дорогое к нему внимание, которым они почтили его в радостный для него день. Закончился молебен провозглашением многолетия юбиляру. После этого приглашённые последовали на скромную трапезу в дом сына Ф.Е. Любимова — земского врача И.Ф. Любимова. Здесь юбиляру поднесена была икона Спасителя от брата — протоиерея И.Е. Любимова. Далее последовало чтение поздравительных телеграмм и писем от родственников и почитателей юбиляра.

Считаем не лишним привести здесь основные вехи жизни священника Фомы Ефимовича Любимова. По окончании в 1838 г. Рязанской духовной семинарии он был рукоположен в священника к церкви с. Карповка Раненбургского уезда, в 1866 г. перемещён к Николаевской церкви г. Раненбург. За многие годы своего пастырского служения он нёс и ряд других обязанностей, а именно: благочинного с 1848 по 1868 гг., духовника по городскому благочинию в 1867-1874 гг., помощника благочинного 1-го Раненбургского округа в 1874-1880 гг., члена правления от духовенства при Раненбургском духовном училище в 1872-1881 гг. За свою многополезную деятельность о. Фома не раз был поощряем священноначалием: в 1857 г. — набедренником, в 1860 г. — скуфьей, в 1866 г. — орденом св. Анны III степени, в 1871 г. — камилавкой, в 1879 г. — наперсным крестом, в 1890 г. — орденом св. Владимира IV степени.

Отметим, что в 1895 г. священник Ф.Е. Любимов поменялся местом службы со своим сыном — священником Трёхсвятительской церкви при Раненбургском духовном училище. Скончался он в возрасте 91 года в 1907 г. будучи заштатным священником домового храма духовного училища. Погребён о. Ф.Е. Любимов на кладбище Раненбургской Петропавловской пустыни. И надгробный камень с его могилы — чуть ли ни единственный из сохранившихся со всего монастырского погоста.

Но вернёмся к Николаевской церкви. На плечи сменившего о. Фому его сына священника Никандра Любимова в начале XX в. легли заботы по ремонту Николаевского храма, который начат был по разрешению епархиального начальства в 1900 г. В следующем 1901 г. возобновлены иконостасы придельных престолов в трапезной, на что потрачено из церковных сумм 1 000 руб. Вскоре причту и церковному старосте Николаевской церкви разрешено было окрасить внутренние стены храма и возобновить на них живопись на средства прихожан. В 1910 г. причту храма разрешено позолотить кресты на церковных главках.

По описанию 1910 г., Никольская церковь г. Раненбург «каменная, оштукатурена, крытая железом, одноэтажная при трапезной части оной сооружены два каменных придела. Мерою весь храм в длину сорок три с половиною аршина, а в ширину пятнадцать аршин с колокольнею, а придельные части двадцать четыре с половиною аршина. Высота до верха карниза двенадцать аршин. На церкви имеется пять глав в форме маковицы. Больших окон восемнадцать, дверей наружных створчатых обшитых железом три, а четвёртая при входе в притвор … Иконостас в настоящей церкви во имя Св. Николая Чудотворца весь позолоченный и царские врата позолочены, шириною 11 1/2 арш., а в высоту 25 аршин. Церковь отапливается тремя изразцовыми печами, а четвёртая печь в сторожке. Иконостас в настоящей церкви оценён в десять тысяч рублей, а придельные два иконостаса оценены по пять тысяч рублей каждый. Колокольня каменная в три яруса оштукатуренная. Высота колокольни — тридцать два аршина. Ближайшая постройка к церкви — мещанский деревянный, крытый железом дом, — находится в тридцати шести аршинах … Оценка трёх иконостасов с церковным зданием, колокольнею и сторожкою под колокольней … тридцать тысяч рублей».

28 июня 1912 г. Николаевскую церковь посетил Преосвященный Димитрий (Сперовский), епископ Рязанский и Зарайский, найдя её «довольно благолепной, содержится чисто». В храме Владыка побеседовал с собравшимися прихожанами о том, «чтобы христиане непрестанно обращались к Богу с молитвою и просили Его о своих нуждах. В пример приведён Евангельский рассказ (притча) о неправедном Судии. «Аще убо вы зли суще умеете блага чадам вашим, кольми паче Отец небесный даст блага просящим у Него», — так закончил эту беседу архипастырь».

Накануне революции 1917 г. приход Никольского храма г. Раненбурга составляли 236 дворов, в которых проживали 536 мужчин и 495 женщин. Обязанности старосты храма исполнял крестьянин Михаил Васильевич Баранов. Именно ему и другим прихожанам выпало быть свидетелями того, как 11 апреля 1922 г. из Николаевской церкви г. Раненбург изъято было церковных ценностей 69 фунтов серебра. А всего в апреле 1922 г. из храма представителями советской власти было вывезено 14 предметов из серебра общим весом 1 пуд 30 фунтов 65 золотников.

В период наивысшего развития обновленческого движения в Рязанской епархии в начале 1920-х гг. Никольский храм для многих верующих Раненбурга стал оплотом Православия. Именно здесь служил протоиерей Димитрий Антонович Каверин, бывший благочинным города и самым активным борцом с «живоцерковниками». Этот факт подтверждал и епископ Раненбургский Иоанн (Киструсский) в своём рапорте на имя Святейшего Патриарха Тихона 26 января/8 февраля 1924 г. об аресте о. Димитрия.

Арестовали о. Димитрия в начале февраля 1924 г. по обвинению «в распространении ложных слухов, дискредитирующих рабоче-крестьянскую власть перед населением». Сотрудники ОГПУ вменяли батюшке в вину его участие в апреле 1923 г. в диспуте в селе Кривополянье на тему «Христианство и вера в Бога». Среди «тысячной толпы крестьянства Каверин вёл агитацию против правительственной партии, говоря, что коммунисты хотят отнять у верующих веру в Бога, восстанавливая тем самым крестьянство против господствующей партии».

Кроме того, по сведениям ОГПУ, «29 июля 1923 г. Каверин, отмежевавшись от обновленческого движения, начинает вести агитацию против существующего правопорядка Советской власти и пишет в Священный Синод Российской Православной Церкви в августе 1923 г. протест против запрещения Священным Синодом служения Каверину. В своём протесте Каверин пишет, что обновленческое движение поддерживается арестами, тюрьмой и штыками. Между 23 и 26 августа 1923 г. во время взятия подписки о невыезде с Каверина и епископа Иоанна Киструсского в г. Раненбург в канцелярии уполномоченного Рязгуботдела ОГПУ Каверин сказал, что обновленческое движение работает совместно с ОГПУ и делает насилие над народом».

Отметим, что вначале о. Димитрий Каверин содержался в арестном доме в Раненбурге, но затем был переведён в Рязань, а потом и в Москву, в распоряжение 6-го секретного отделение ОГПУ. Там батюшку, содержащегося в Бутырке, несколько раз допрашивали по делу и наконец в марте т.г. освободили, не найдя в его деле «других данных, компрометирующих гр. Каверина как антисоветского деятеля». Впрочем, дело священника было отправлено в рязанский отдел ОГПУ «для дальнейшей разработки».

Зачем понадобилось переводить в московскую Бутырскую тюрьму провинциального священника, пусть и ставшего одним из самых ярких борцов с обновленчеством в Рязанской епархии, не понятно. Возможно, ответ на этот вопрос кроется в одном из донесений Рязгуботдела ОГПУ в Москву от августа 1924 г., где говорится, что в 6-е секретное отделение ОГПУ вновь направляется священник Каверин,»… отказавшийся от работы в качестве осведомителя по духовенству». Второй раз батюшка был арестован по делу о т.н. «чудесном колодце» в с. Дубовое Раненбургского уезда. Включённый в комиссию из местных властей, врачей и сотрудников ОГПУ, о. Димитрий постарался защитить святость почитаемого местными жителями источника, и потому, как «в полном смысле лицо антисоветское», был вновь отправлен в рязанский домзак, а затем и в Москву.

В октябре 1924 г. священник Д.А. Каверин был выпущен из московской тюрьмы под подписку о невыезде, а в марте 1925 г. ввиду того, что следствием «наличие инкриминируемого гр. Каверину обвинения не установлено», и вовсе освобождён с условием скорейшего выезда из Москвы в Раненбург.

Вернувшись в родной город, о. Димитрий, по всей видимости, продолжал служить в Николаевском храме до его закрытия. В 1940 г. он. проживал в Раненбурге, а после войны несколько лет служил в храме с. Острый Камень.

В январе 1930 г., когда раненбургский горсовет подготовил материалы о снятии колоколов со всех городских храмов и закрытии двух из них — Троицкой соборной и Вознесенской, Николаевской церкви «повезло» остаться действующей ещё на некоторое время. Тогда же на городском собрании в присутствии 846 человек было единодушно решено «колокола с церквей г. Раненбурга снять и просить правительство перелить их в трактора. По данному вопросу вызвать на соцсоревнование гг. Козлов и Данков«. Черёд Николаевской церкви пришёл в 1931 г. — храм стал складом сырья промартели «Работница», затем — сетевязальной артели «Красное знамя», потом — швейной фабрики.

Возрождение церкви святителя Николая Чудотворца началось в 2002 г. силами бригады Юрия Александровича Завьялкина. Как писала газета того времени, «Завьялкины сами покупали церковные свечи, сами украсили стены иконами (их старухи приносят), так как считают, что храм должен быть живым. И каждый, кто сюда приходит, должен поставить свечку. Денег не требуют, только, если захочешь, можешь бросить, сколько не жалко, в ящичек». К 2005 г. основные восстановительные работы, позволившие начать регулярные богослужения в храме, окончены. В храм был назначен постоянный священник, на плечи которого и легли труды по окончательному восстановлению Николаевского храма.

Posted in Храмы г. Чаплыгина | Tagged , , , | Leave a comment

Чаплыгин. Вознесенский храм

Фото 03.07.2013:

Храм Вознесения Господня

Адрес: Липецкая обл., г. Чаплыгин, ул. Володарского

Храм Вознесения Господня (По материалам книги: "Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии. Чаплыгинский район. Лев-Толстовский район / А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов — Липецк: Липецкое областное краеведческое общество, 2013. — 512 с."):

Строительство первого каменного храма Раненбурга, получившего наименование Вознесенского, было связано с желанием жителей города иметь хотя бы в зимнее время более вместительный и тёплый храм, чем старый деревянный Архангельский собор. Причины эти изложены были в прошении, поданном 30 мая 1790 г. раненбургскими купцами Осипом Никитичем Шебановым и Антоном Степановичем Лыковым на имя Преосвященного Тамбовского и Пензенского Феофила (Раева), под чьим омофором находился тогда Раненбургский уезд. Причём изначально планировалось, что зимний соборный храм будет освящён в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня: "Мы нижайшим прошением просим о построении во оном городе … на Красной площади каменную церковь во имя Воздвижения честного Креста Господня с приделом Вознесения Господня… Желаем как мы, так и все того собора приходские люди построить для зимнего времени коштом общим нашим тёплую каменную соборную церковь". Прихожане при этом заверяли, что они купцам-просителям верят и прекословить и спорить не будут, и поставили под их прошением свои подписи. Прошение было заверено бургомистром "за неумением городского головы писать приложена его печать".

Получив данное прошение, Владыка Феофил распорядился Тамбовской духовной консистории снестись с местными властями в Раненбурге и выяснить, "имеется ли к построению означенной церкви выгодное место, действительно ли все жители желают построения церкви, сколько человек предполагают быть прихожанами оной, какие назначаются источники к содержанию причта и будет ли для него отведена усадебная и пахотная земля и не в отдалённости ли она находится?" На означенные запросы раненбургский городничий ответил, что выбранное для построения церкви место для постройки других зданий по плану не назначено и на устроение новой церкви жители согласны. Козловское духовное правление со своей стороны сообщило, что потребность в построении новой церкви сознаётся жителями г. Раненбург от крайнего утеснения в Архангельском соборе. При этом раненбуржцы просили, чтобы, пока ещё не сложился приход, священник, диакон и причетники переведены были от Архангельской соборной церкви, из прихода которой желающих перейти к новому храму оказалось 120 дворов, в которых проживало мужского пола 404, а женского пола 378 душ.

Таким образом, хотя и не на все вопросы, предложенные Преосвященным Феофилом, консисторией были собраны удовлетворительные ответы, 15 октября 1790 г. на построение Вознесенской церкви в Раненбурге выдана была благословенная грамота за подписью епископа Феофила.

Строительство храма завершилось в 1794 г., после чего купцы Антон Лыков и Осип Шебанов подали новое прошение, чтобы вновь построенный во имя Воздвижения Честного Животворящего Креста с приделом Вознесения Господня храм переименовать: "Крестовоздвиженский — Вознесенскою, а оной придельный Вознесенской — Крестовоздвиженскою", на что им и было дано разрешение. О причинах такого переименования можно только догадываться. На основании полученного 2 ноября 1794 г. указа Тамбовской духовной консистории строитель Петропавловской пустыни иеромонах Авраамий освятил в трапезной части новопостроенного храма с левой стороны придельный алтарь в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня.

Тогда же из соборной Архангельской церкви в Вознесенский храм были переведены два штата священнослужителей, а вместе с ними отделена половина земли, принадлежавшей собору. Однако по прошествии некоторого времени соборный причт захотел вернуть эту землю себе, но архиепископ Рязанский Сергий, на имя которого был подан рапорт, посчитал необходимым отказать в этой просьбе. Собор в то время был более обеспечен: в приходе его насчитывалось 292 двора, в них жителей мужского пола военных 125, приказных 5 и мещан 684, разночинцев 233, а всего 1047 душ. При Вознесенской же церкви было 196 дворов, в них жителей мужского пола военных 48, купцов и мещан 220, разночинцев 379, а всего 647 душ. Через несколько лет соборные священнослужители вновь предприняли попытку решить вопрос о возвращении земли, но 17 декабря 1817 г. Св. Синод рассмотрел данный вопрос и, отказав в прошении, поставил точку в этом споре.

В 1803 г. закончилась постройка храмовой части церкви, и в ней был освящён главный престол в честь Вознесения Господня. В июле 1807 г. причт и церковный староста Вознесенского храма просили епархиальное начальство дозволить им имеющуюся кошельковую сумму употребить на покупку "большего колокола в 30 пудов", так как повседневный имел только 5 пудов. Что и было разрешено просителям.

Между 1815 и 1825 гг. в трапезной части Вознесенского храма с правой стороны был освящён придельный алтарь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. По описанию 1825 г., церковь Вознесения Господня на Красной площади одноэтажная о трёх престолах и при двух священниках. Приходских дворов в это время при храме насчитывалось 253, в них проживали 820 мужчин и 932 женщины, а всего 1 752 человека. Оба штата священно- и церковнослужителей получали в год денежного дохода по 500 руб. Причт храма пользовался чересполосно с однодворцами 20 дес. земли, выделенной в своё время из писцовой церковной земли Архангельского собора.

В 1860 г. второй комплект священно- и церковнослужителей Вознесенского храма был упразднён и переведен к новопостроенной Никольской городской церкви. С того времени штат храма вначале составляли священник, диакон, дьячок и пономарь, а по штатам 1885 г. и вплоть до революции — священник, диакон и псаломщик.

Более полувека настоятелями Вознесенского храма являлись священники Георгий Васильевич и Василий Георгиевич Богдановы — отец и сын. Первый, сын священника, по окончании курса Рязанской духовной семинарии в 1827 г. был определён к церкви с. Лычное Раненбургского уезда, а в 1848 г. назначен настоятелем Вознесенского храма г. Раненбург. Здесь о. Георгий исполнял должности благочинного, а также законоучителя Раненбургского пансиона благородных девиц. В 1857 г. Вознесенскую церковь посетил Преосвященный Гавриил (Городков), архиепископ Рязанский и Зарайский, по итогам проверки объявивший священнику Богданову "благословение и признательность с дозволением показывать" их в послужном списке за "усердное и исправное прохождение должности благочиннической и постоянное усердие к проповеданию слова Божия". Кроме того, о. Георгий был отмечен архипастырской благодарностью, набедренником и скуфьей.

В 1866 г. настоятель Вознесенского храма о. Г.В. Богданов вышел за штат, а на его место архиепископом Рязанским Иринархом (Поповым) был рукоположен сын о. Георгия — Василий Георгиевич Богданов, окончивший курс семинарских наук в 1864 г. Отцу Василию суждено было прослужить в Вознесенском храме всю свою жизнь и встретить в должности его настоятеля смутную годину 1917-го. Кроме исполнения настоятельских обязанностей, о. Василий Богданов нёс послушание законоучителя приходского училища с 1878 г., уездного училища с 1894 г. и раненбургского городского училища с 1902 г. Об авторитете о. Василия наглядно свидетельствует факт избрания его в 1913 г. духовником раненбургского городского духовенства. Также о. Василий за долгие годы своего пастырского труда был награжден: в 1869 г. — набедренником, в 1875 г. — благословением Св. Синода, в 1884 г. — скуфьей, в 1890 г. — камилавкой, в 1899 г. — наперсным крестом, в 1913 г. — орденом св. Анны III степени.

Возможно, что именно многополезная пастырская деятельность о. Василия Богданова была одной из причин широкой благотворительности раненбуржцев по отношению к Вознесенскому храму. Так, в 1874 г. по духовному завещанию статским советником Егором Васильевым пожертвовано церкви 750 руб. "с тем, чтобы проценты с сих денег шли в пользу причта на вечный помин завещателя и его родственников". Раненбургский купец и староста Вознесенской церкви Евграф Григорьев пожертвовал в 1879 г. 500 руб. В 1882 г. раненбургским купцом Семёном Илларионовичем Чесалиным пожертвовано 500 руб. В 1892 г. статским советником Петром Оранским пожертвовано в пользу храма 1000 руб. и в пользу причта 1000 руб. и ежегодно проценты с 3000 руб. в пользу бедных прихожан церкви. В 1914 г. концессионер Раненбургской центральной электрической станции Николай Михайлович Мазаев пожертвовал полное оборудование для освещения церкви электричеством.

Благотворительные дары раненбуржцев причт и старосты Вознесенского храма рачительно использовали для проведения необходимых ремонтных работ и благоукрашения здания. В 1875 г. причт подал прошение о разрешении использовать на ремонт собранные средства в сумме 4000 руб. серебром. К 29 сентября 1876 г. Вознесенский храм был оштукатурен, расписан и покрашен заново, а также в нём устроены полы. После этого 10 октября т.г. состоялось малое освящение обновлённого храма.

К концу XIX столетия для причта и прихожан Вознесенского храма, которых насчитывалось в это время 620 мужчин и 638 женщин в 188 дворах, стала ясна необходимость постройки новой трапезной и колокольни. Прежние постройки, простоявшие целый век и пришедшие в ветхость, были разобраны и на их месте "на доброхотные пожертвования прихожан и других лиц" к 1894 г. выстроены новые трапезная и пятиярусная колокольня. По сведениям 1894 г. при Вознесенском храме действовало церковно-приходское попечительство. С левой стороны новой трапезной в том же году был вновь освящён придельный Крестовоздвиженский престол. При окончательном обустройстве трапезной в 1904 г. была растёсана и устроена "под наблюдением архитектора новая проходная между настоящею и тёплою церковью" арка с употреблением на это до 200 руб. В 1905 г. причт храма получил разрешение устроить новый иконостас в Покровском приделе, а 23 сентября 1907 г. благочинный церквей г. Раненбург протоиерей Михаил Дядьков освятил новоустроенный с правой стороны трапезного храма Покровский придел.

В 1909 г. причтом подано прошение об установке нового иконостаса в трапезной, в левом приделе в честь Воздвижения Креста Господня. В итоге к 1910 г., моменту составления страховой описи храма, Вознесенская церковь представляла собой следующее: "Церковь каменная, крытая железом, мерою настоящая холодная в длину 12 1/2 арш. до иконостаса, в ширину 16 1/2 арш., высота 40 арш. с крестом, алтарь мерою длина 11 арш., ширина 13 арш., высота 9 арш. Трапезная тёплая мерою в длину 29 арш., в ширину 32 арш., высота от пола 12 арш. Кровля железом. Пол деревянный. Иконостас в настоящей ширины 12 1/2 арш., высоты 25 арш. со крестом весь золочёный (15000 руб.) Два киота золочёные в ширину по 2 1/4 арш., в высоту по 6 арш. 2 иконостаса в приделах в ширину по 10 аршин. (6000 руб.) Деревянная арка со стёклами мерою ширина 8 арш., высота 8 арш. Колокольня в 5 ярусов, в ширину 10 арш., в длину 10 арш., в высоту с крестом и шпилем 60 арш. Приделы колокольни: сторожка в длину 10 арш., в ширину 7 арш., кладовая в длину 7 арш., ширина 7 арш. … Церковь оценена в 36000 руб."

Накануне революции 1917 г. Вознесенский храм по-прежнему не имел земли, причт его не получал жалования и не имел других источников дохода, кроме процентов с капитала в 210 руб. и пожертвований прихожан и кружечного сбора, сумма которого, например, в 1915 г. составила 690 руб. Священно- и церковнослужители храма проживали в собственных домах на собственной земле. Храм не имел ни своей церковно-приходской школы, ни часовни в приходе. Старостой храма с 1908 г. и вплоть до революции являлся раненбургский купец Алексей Федотович Кеменов.

Одним из последних посещений Вознесенского храма правящим архиереем стал приезд 28 июня 1912 г. Преосвященного Димитрия (Сперовского), архиепископа Рязанского и Зарайского. Владыка лично осмотрел церковь, убедившись, что "настоящая отремонтирована недавно, иконостас сияет золотом, стены расписаны священными изображениями. Трапезная же только ремонтируется и будет приведена, по заявлению настоятеля, в такой же благолепный вид, в каком находится настоящая". При этом бывшим в храме прихожанам епископ Димитрий сказал краткое слово о значении Вознесения Христова: "Радостно ли для нас, христиан, событие Вознесения Иисуса Христа на небо? Не лучше ли было бы, если бы Иисус Христос остался среди нас, христиан, на земле? В целях домостроительства, — продолжил беседу Владыка, — лучше для нас, чтобы Он вознёсся на небо. Утешая апостолов, Он говорил: "Лучше для вас, что пойду к Отцу Моему. Иду уготовать вам место." Значит, для нас необходимо было, чтобы Иисус Христос вознёсся на небо. Он не оставил нас сирыми. Он Сам говорил: Если Меня любите, то я приду к вам и "обитель сотворю". Радоваться нужно, а не печалиться, что вознёсся Иисус Христос на небо. Он указал нам путь. Чтобы и мы следовали на небо и являли себя в своей жизни достойными тех обителей, которые Он обещал приготовить нам".

Первое время после установления безбожной власти Вознесенский храм г. Раненбург продолжал действовать, как и раньше. "Первой ласточкой" подлинного отношения новой власти к нему стала кампания по изъятию церковных ценностей. В апреле 1922 г. Вознесенская церковь, которая до революции была "утварью очень достаточна", лишилась ценностей весом 25 фунтов 91 золотник серебра. Изъяты были: "1. Один серебряный с прибором потир 2 ф. 85 зол. 2. Один серебряный крест 1 ф. 72 зол. 3. Восемь серебряных риз 5 ф. 90 зол. 4. Шесть серебряных венчиков 3 ф. 18 зол. 5. Одна серебряная риза 6 ф. 84 зол. В том же апреле изъято было церковных ценностей ещё 1 пуд.

В это сложное для Церкви время священником в Вознесенском храме служил Михаил Иоаннович Кобозев, будущий священномученик, прославленный Архиерейским собором Русской Православной церкви в 2000 г. Родился он 4 февраля 1874 г. в семье диакона Преображенской церкви с. Спас-Леоновщина Егорьевского уезда Московской губернии. По окончании в 1892 г. Скопинского духовного училища с правом поступления в Рязанскую духовную семинарию Михаил Кобозев предпочёл стать практикантом при церковно-приходской школе с. Дымово Скопинского уезда Рязанской губернии. В 1894 г., получив свидетельство на звание учителя начальной школы, М.И. Кобозев поступил на должность учителя церковно-приходской школы с. Мурзинка Скопинского уезда. В 1897 г. он успешно окончил церковно-учительские певческие курсы, о чём имел соответствующее свидетельство. В 1898 г. судьба связала его с раненбургской землей. В этом году епископом Рязанским и Зарайским Мелетием (Якимовым) Михаил Кобозев был рукоположен в сан диакона к Духовской церкви с. Благие Раненбургского уезда, где с 1904 по 1910 гг. преподавал Закон Божий в Бахметьевско-Благовской церковно-приходской школе. В 1910 г. о. Михаил перемещён к Вознесенской церкви г. Раненбург, где в 1913 г. утверждён в должности законоучителя пригородной Лучинской земской школы. "За примерное и усердное ведение дела обучения детей" о. Михаил был награждён серебряной медалью "В память 25-летия церковной школы", получил благодарность от Рязанского Епархиального училищного совета.

После революции 1917 г. диакон Михаил Кобозев был рукоположен в священника, и остро чувствуя свой пастырский долг, "пытается сплотить верующих вокруг Православной Церкви. В семейном архиве внучки отца Михаила Т.М. Чубановой сохранился проект создания культурно-религиозной общины при Вознесенском храме. Кроме религиозного просвещения жителей города и его окрестностей, одной из главных целей, по мнению отца Михаила, для создаваемой общины должна стать "благотворительность на братских христианских добровольных началах". Следующая важнейшая задача: община "вообще содействует духовно-нравственному оздоровлению окружающей жизни (борьба с хулиганством и нравственной распущенностью, охрана детства и материнства)". На обратной стороне листа — список прихожан-раненбуржцев, которые, как считал отец Михаил, имели влияние на общественное мнение и могли бы принять активное участие в работе общины. Время не пощадило этот документ, и, к великому сожалению, имена и фамилии читаются лишь отрывками…"

В 1925 г. обязательным постановлением Рязанского губисполкома Вознесенская церковь Раненбурга была поставлена на учет как памятник истории и культуры. Впрочем, статус памятника нисколько не препятствовал властям в закрытии, которое произошло после подготовленных 12 января 1930 г. горсоветом материалов о закрытии церкви и приспособлении её "под культурные нужды города".

После закрытия Вознесенского храма о. Михаил Кобозев перешёл служить в с. Благие теперь уже Ново-Деревенского района Рязанской области. Там его настигла репрессивная машина богоборческого советского государства: в 1937 г. за "антисоветскую и контрреволюционную деятельность, направленную на срыв всех проводимых мероприятий и озлобление колхозников против существующего советского строя", он был в декабре т.г. приговорён к высшей мере "социальной защиты".

Тем временем здание Вознесенского храма в Раненбурге приспособили под водонапорную башню, а колокольня — одна из градостроительных доминант города — была и вовсе разрушена.

После Великой Отечественной войны трапезная часть Вознесенской церкви использовалась чаплыгинским горторгом под склад, а лишённая кровли храмовая часть долгие годы пребывала в страшном состоянии. В 1976 г. архитектор Г.И. Гунькин произвёл обмеры и обследование здания храма с целью постановки его вновь на учёт как памятника архитектуры.

Лишь 27 сентября 1982 г. Чаплыгинский районный Совет народных депутатов принял решение №255, в п. 11 которого было сказано: "Реставрировать бывшее здание церкви Вознесения под исторический краеведческий музей". Начатые вскоре реставрационные работы вела бригада Юрия Александровича Завьялкина. Документы свидетельствуют, что к 3 декабря 1982 г. внешний ремонт храма был закончен и начались восстановительные работы внутри! Учитывая очень короткие сроки проведения реставрации, можно предположить, что работы были начаты ранее принятия официального решения.

Тем не менее, свидетельства очевидца показывают, что Вознесенский храм в это время был очень близок к своей оконнательной гибели. Как писал В.П. Шлыков, власти не желали реставрировать храм и даже не собирались его сохранять: "К Юрию Александровичу Завьялкину пришли за "советом": "Как бы это нам получше, часа в два ночи, взорвать Вознесенскую церковь? Душа Завьялкина ринулась в бой без подготовки: "Как это взорвать? Давайте лучше отреставрируем храм. — Что там реставрировать — одни развалины? Никто и никогда не сможет отреставрировать Вознесенскую церковь. Нет у нас таких мастеров… — Я отреставрирую. Если же не оправдаю доверия — брошусь с церкви на землю и расшибу себя вдребезги!" Так простой русский человек — мастер с большой буквы — спас Вознесенский храм, в котором в ноябре 1987 г. открылись краеведческий музей и картинная галерея (выставочный зал)… А иначе в то время было нельзя!

Так учреждение культуры, в котором через призму истории края жители и гости города получали скудную информацию и об истории Православия на Чаплыгинской земле, сохранило Вознесенский храм для потомков. Затем для музея нашли новое помещение, и Вознесенский храм был возвращён Липецкой и Елецкой епархии; в нём начались реставрационные работы, а вскоре возобновились и Богослужения. 8 октября 2004 г. в церкви прошла первая служба.

Не так давно в храме проведено газовое отопление. Становится богаче храм и старинными иконами, которые везут сюда со всего района верующие, считающие себя не вправе единолично владеть священными образами. Впереди — полное восстановление святыни, в том числе и воссоздание пятиярусной звонницы, бывшей одним из самых высоких и изящных архитектурных сооружений города.

Posted in Храмы г. Чаплыгина | Tagged , , , , | Leave a comment