Каргополь

Каргополь — город в России, административный центр Каргопольского района Архангельской области.

Топонимия Каргополя (по материалам книги «Географические названия России: топонимический словарь: более 4000 единиц / Е.М. Поспелов. — М.: АСТ, Астрель, 2008. — 523, [5] с.»):

Каргополь, гор., р.ц., Архангельская обл. В летописи упоминается под 1446 г. как Каргополе. Название представляет собой, по-видимому, полукальку — распространённый на Севере способ усвоения дорусских названий путём перевода геогр. термина при сохранении иноязычной основы по типу Сарикоски > Сарипорог (фин. koski «порог»). В нашем случае исходным могло быть название Karhupeldo «медвежье поле» (фин. karhu «медведь», peldo «поле»), в русск. передаче Каргополе. В дальнейшем русск. поле превратилось в -поль (ср. Чистополь, Тернополь и др., где -поль из поле). С 1776 г. гор Каргополь.

Топонимическая этимология Каргополя (по материалам книги «Беседы по начальному топонимическому просвещению (на материале топонимии Архангельской области): учебное пособие / К.П Вольский, Е.К. Романова. — Архангельск: Поморский университет, 2007. — 564 с.»):

КАРГОПОЛЬ, город.

В. Войлошников (1967 г.): «Каргополь… на языке финнов «каргун пуоли» означает «Медвежья сторона», но возможно и иное толкование: «каргун» (фин.) — медведь и поле (русское) — «Медвежье поле». И в том и в другом случае название свидетельствует о том, что заложенный в XII веке населенный пункт располагался в глухом месте».

Г.П. Гунн в книге «Онега впадает в Белое море» предполагает возникновение названия от карга (диал.) «ворона». Каргополь — Воронье поле.

Существует также мнение, что карга в этом название выступает в значении «старуха, ведьма». Каргополь — Поле старухи; Поле ведьмы.

Есть любители топонимических разысканий, которые обнаруживают связь этого названия с древнегреческим «полис» — город по образцу — Севастополь, Мелитополь и т.д., а первую часть названия соотносят с именем мифического кораблестроителя Древней Греции — Арго (вспомним аргонавтов). Аргополь, так первоначально назывался, по их мнению, наш северный город.

М. Фасмер приводит мнение М.П. Веске: будто бы Каргополь произошел от карху (фин.) — «медведь», и мнение А. Смирнова, согласно которому, Каргополь произошел от диалектного каргу — «ворона».

А.К. Матвеев (1966 г.) приводит перечень названий, зафиксированных им на территории Архангельской области: Каргозеро, Каргова, Карга, Каргала, Каргой, Каргай, Каргус, Каргомень, Каргручей, Карговец. Он связывает корень -карг- с фин. карху — «медведь».

В. Киприянов, архангельский краевед, топонимист-любитель в своих краеведческих рассказах пишет, что «для объяснения имени «Каргополь» вполне достаточно русских слов. Карга — старуха; карга — ворона; карга, корга — берег, пешая дорога по дресвяному берегу; взморье; каменистая береговая россыпь. Карга, корга — каменная подводная или затопляемая гряда, риф; хрящеватое дно озера».

Можно бы и поддержать мнение В. Кипрянова о русской природе этого названия, но, к сожалению, слова, предлагаемые им для дешифровки, ко времени возникновения Каргополя были или тюркскими, или финно-угорскими.

Где же истина? Что может означать название Каргополь?

Начнем решение этой проблемы с исследования возможностей возникновения названия Каргополь от карга — «ворона», «старуха».

Сомнительность этой версии вызывается двумя обстоятельствами. Слово карга в предлагаемых значениях было заимствованно русскими из тюркских языков. Влияние же тюркских народов на язык новгородцев в XII веке, а именно с движением новгородцев связываем мы первое упоминание о поселении Каргополь, было равно нулю. Русские топонимы возникают преимущественно отягощенными суффиксами. Русские названия в большей своей части суть прилагательные; а потому, согласно русским языковым закономерностям, могло возникнуть название Карговье поле, т.е. Воронье поле или Ведьмино поле.

Возможно ли возникновение названия от фин. карху- «медведь»?

Возможно, но как слово финского языка сумело проникнуть в географические названия далеко на восток? В языке-праоснове финно-пермской общности нет слова, фонетически напоминающего карху в значении «медведь». Ср. современное кар. кондый, вепс, конди, коми ош, удм. гондыр — «медведь».

Существовало общее слово, которое сохранилось в языках потомков финно-пермов до наших дней. Ср. кар. и фин. ohto, эст. ott, эрзя ovto, ofto, коми ош — все в значении «медведь». В современном финском языке существует только ему принадлежащее карху — «медведь», как в карельском и вепском — конди, в эстонском — karu.

Мы вправе ожидать, что в землях Каргополья есть названия, имеющие общий для финно-пермских языков корень, в крайнем случае, названия произошедшие от слов карельского языка, т.к. карелы — ближайшие соседи для жителей этого района.

Существующая почти официально версия, согласно которой Каргополь — Медвежья сторона (от фин. karhu), по-нашему мнению, не имеет достаточной историко-языковой базы и должна быть признана ошибочной.

Русская версия, по которой в названии используются два существительных в именительном падеже единственного числа (карга и поле), с позиции русского языка весьма сомнительна, но название существует. Неужели оно досталось нам в наследство от дофинно-пермских засельников Севера, неизвестных нам ни по языку, ни по этнической принадлежности?

Оказывается, мы далеко не исчерпали все возможности трактовки основы карго. Мы вращались вокруг общепринятых мнений, тогда как тот же М. Фасмер в своем словаре приводит слово карга с пометой арх., олонец. в значении «топкое место в лесу».

Я. Калима приводит для сравнения саам. карго — «болото» и фин. кааркема — «болото».

Э.М. Мурзаев отмечает карга как архангельское слово, означающее «сырое, густо заросшее ивняком или ольхой место» и «скалистый островок, подводный камень, риф, банка, гряда, мель, коса с острыми выступающими камнями, нагромождениями валунов», «остатки некогда бывших, размытых островков», «плотное каменистое дно озера» (СНГТ).

Ср. кар. орго — «болотистая долина».

Л.Г. Гусева сообщает о диалектном слове Каргополья: «орга, орговина — низменное кочковатое место, поросшее лесом, преимущественно еловым и сосновым…» (данные по Э.М. Мурзаеву).

Архангелогородец Ю.Л. Суслов предлагает учитывать карельское слово коргей — «высокий» (Каргополь, действительно, стоит на возвышенном месте), но выражает удивление, не обнаружив возвышенного места в д. Карговино (Виноградовский р-н).

Наконец мы, в свою очередь, можем предложить слово карельского языка кагру — «овес», которое в фонетическом плане не уступает вышеприведенным словам. В семантическом плане, с учетом времени возникновения Каргополя как поселения, оно даже превосходит их, т.к. к этому времени древние засельники были уже знакомы с земледелием, во всяком случае, мотыжным. Переход Кагрополя в Каргополь — дело времени, и тогда Каргополь — это Овсяное поле.

Каждое из этих предположений может претендовать на приоритет только после установления языкового авторства для второй части названия -поль. Именно на определении языкового родства этой части мы и строим наши дальнейшие умозаключения в поисках истинной природы этого названия.

1. Слово поль (пуоли) в значении «пашня» ни в финно-пермском языке-основе, ни тем более в финно-угорском праязыке не существовало. Нет этого слова и в современных прибалтийско-финских и пермских языках (ср. кар. пелдо, фин. пелто, коми эрд, эрд выв — «поле»).

2. Возможно, к приходу русских засельников в эти края местные жители (будущий народ — карелы) имели в этих местах пашню, занятую овсом (кагру — «овес»), и в условиях будущего двуязычия кагропелдо вполне могло перерасти в кагрополекаргополе, а с основанием поселения в Каргополь.

3. В финском и карельском языках, действительно, существует слово пуоли (puoli), и имеет оно разные значения, но не имеет значения «поле». Чаще всего оно выступает в значении «половина чего-то» или «сторона такая-то».

Если признать, что происхождение названия Каргополь невозможно от финского слова карху из-за отсутствия историко-языкового базиса, то вполне приемлемым для его основы становится слово карго — «болото».

Карго пуоли — болотная сторона.

Все данные фонетического и семантического рядов, лексико-морфологических и топонимических закономерностей и соответствие этих данных естественно-природным реалиям говорят о том, что Каргополь — это не Воронье поле и не Поле ведьмы. Это и не Медвежья сторона, хотя почти во все времена эти места заслуживали названия Медвежий угол из-за ограниченной развитости транспортной сети и удаленности от промышленных и культурных центров, но…

Но Каргополь — это город Болотной стороны.

В статье В.Я. Дерягина и З.С. Дерягиной «Ферапонтов монастырь» (Русск. оном. 1994, с. 272) приводится севернорусское слово каргач — «заросшее травой место на озере», а потому мы еще более склоняемся к версии, что основа карг в северорусских топонимах связана с признаками болотистых участков.

Итак, основа карг в названии Каргополь не может быть связана с фин. karhu — «медведь», но, вероятнее всего, ведет свое начало от древнего финно-угорского слова со значением «болото», «сырое место», сохранившегося как северное диалектное карга — «сырое, густо заросшее ивняком или ольхой место».

Каргополь (по материалам книги «Самые интересные путешествия по России: куда и когда / ред. группа: Т. Каширина, О. Лесняк. — М.: Аванта+, АСТ, 2013. — 368, [1] с.: ил.»):

Уже пять веков стоит на берегу Онеги живописный Каргополь — один из центров традиционной русской глиняной игрушки. Название города иногда производят от двух финских слов: karku — «медведь» и puoli — «страна». Не потому ли в этой «стране» так популярен образ игрушечного, поющего «баскую песню» глиняного медведя, которого ласково зовут «медведко»?

Здешние скудные каменистые земли не могли надёжно прокормить людей. Ремёсла же служили крестьянам верным подспорьем. А поскольку глины в Каргополье предостаточно, гончарные премудрости осваивали целыми деревнями. В XIX в. в Панфиловской волости в окрестностях старинных сёл Печниково, Торопово, Гринёво, Ананьино сложился сезонный красноглиняный промысел.

Близ города сейчас глину не копают, ездят за ней километров за 30. Заготовки делают летом. Работают вручную. Глина должна быть без примесей. Из одного куска с минимумом налепных деталей выходят лошадка, кукла, Полкан. Две недели будут они сохнуть, потом несколько дней простоят в горячей русской печи, где глиняный черепок станет чуть светлее. Наконец, при высокой температуре игрушки обожгут в электропечах — и выйдут из них создания сухие, подрумяненные, звонкие, а главное, крепкие. Теперь их можно раскрашивать.

Технология производства каргопольских игрушек с давних пор не менялась. Только обжиг раньше был другим. Крепость игрушки приобретали в русской печи. Их туда клали вместе с берёзовыми дровами, несколько часов топили, а поутру ещё не успевшие остыть фигурки вынимали, очищали от золы и копоти, расписывали кисточкой.

В 2003 г. в селе Печникове был создан Музей-мастерская традиционной каргопольской игрушки. В самом Каргополе открыт частный Музей семьи Шевелёвых из деревни Токарево. Известны и другие каргопольские династии игрушечников, например Завьяловы, Рябовы.

Каргополь славен и хорошо сохранившимися уникальными памятниками северной архитектуры XVI-XVII вв., и близостью замечательных памятников деревянной архитектуры.

Одним из самых удивительных памятников XVII в. является Благовещенская церковь. Её внешнее белокаменное убранство весьма богато и затейливо и, по мнению И. Грабаря, «может соперничать с дворцами раннего флорентийского Возрождения по изысканности пропорций и вкусу, с которым разбросаны по ней узорчатые пятна окон».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *