Записи с меткой Виктор Владимирович Гребенников

Гребенников В.В. «Мне выпала честь»

Генерал-майор в отставке Гребенников Виктор Владимирович, с 19 августа 1986 по 27 августа 1988 гг. командир 168-го гвардейского Гумбинненского Краснознаменного полка Иркутско-Пинской дивизии:

МНЕ ВЫПАЛА ЧЕСТЬ

Мне выпала честь служить в прославленной Иркутско-Пинской дивизии с августа 1984 года по август 1988 года после окончания в 1984 году Военной академии имени М.В. Фрунзе. С начала два года в должности заместителя командира 166-го гвардейского мотострелкового Краснознаменного полка, а с 19 августа 1986 года – на должности командира 168-го гвардейского мотострелкового Гумбинненского Краснознаменного полка. В эти пять лет соединением командовали Виктор Германович Казанцев, Юрий Викторович Кузнецов и Владимир Лаврентьевич Неверов.

Приняв в августе 1986 года далеко неблагополучный, находящийся в отстающих коллектив 168-го полка, мне пришлось всю свою и подчиненных деятельность организовывать в строгом соответствии с требованиями уставов и руководящих документов, опираться на партийную комсомольские организации, актив части. Приоритет был отдан организации боевой подготовки, укреплению дисциплины, службе войск и, естественно, без чего достичь высоких результатов не удастся, внимательному и заботливом отношению к военнослужащим, к вопросам их прохождения службы, тыловому обеспечению.

Изучая исторический формуляр полка, я узнал его героический бой путь. За успешное ведение боевых действий по освобождению города Ростова-на-Дону от немецко-фашистских захватчиков 27 марта 1942 года полк, носящий тогда наименование 256-й стрелковый, Указом Президиума Верховного Совета СССР был награжден орденом Красного Знамени. За героические действия по овладению городом Гумбиннен в Восточной Пруссии в январе1945 году полк удостоен почетное наименование «Гумбинненский». В списки личного состава 1 роты навечно был зачислен гвардии рядовой Роман Сергей Демьянович, повторивший на земле Белоруссии подвиг Александра Матросова. Также в полку совершили подвиги и были удостоены высокого звания Героя Советского Союза: гвардии полковник Сафонов Георгий Александрович – командир полка, когда он назывался 256-го стрелковым (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1942 года) и гвардии лейтенант Ахмедов Джамил Мамед оглы (Указ от 24 марта 1945 года); полным кавалером ордена Славы стал гвардии старший сержант Волосатов Анатолий Анисимович. Кучерявый Герасим Евсеевич и Кириченко Александр Поликарпович стали Героями Советского Союза в то время, когда 168-й гвардейский мотострелковый полк носил наименование 256-й стрелковый полк.

Боевые заслуги части обязывали меня с большой ответственностью и результативностью служить в должности командира полка.

24 августа комдив 30-й МСД гвардии полковник Ю.В. Кузнецов представил меня личному составу. Полк планово завершал подготовку к выходу в дивизионный учебный центр для проведения полковых тактических учений без боевой стрельбы, который должен был проводить комдив. Принимая решение и докладывая его Кузнецову, приходилось доказывать его целесообразность. Это было не просто. Юрий Викторович служил в Афганистане в должности командира гвардейского парашютно-десантного полка, заслужил там звание Героя Советского Союза. Провел больше семидесяти операций с наименьшими среди подобных частей потерями. Это не везение, не удача, а самое настоящее командирское мастерство. Он нас, командиров частей, заботливо учил, мы повторяли некоторые действия до тех пор, пока не достигали нужного результата. Мне в дальнейшем это очень помогло. Была видна работа штаба полка, начальников родов войск и служб, офицеров-политработников в полевых условиях, что дало мне возможность быстрее познакомиться с личным составом, увидеть его практические действия в полевых условиях.

План тех полковых тактических учений был выполнен, мы получили хорошую оценку. Но было много и недостатков, которые необходимо было устранить. Мне, как командиру части, понравилось, что равнодушных подчиненных было немного.

По возвращении в Ружемберок было много работы по мобилизации офицерского состава, прапорщиков и солдат на выполнение задач по поставке техники на хранение, на соблюдении при этом мер безопасности.

Проверку за 1986 год часть в целом выдержала. Но первым моим полнокровным годом в качестве командира полка стал новый, 1987 год. Запомнилась проходящая с 24 февраля по 4 марта работа в части комиссии командующего Центральной Группой Войск. Командующий ЦГВ генерал- полковник Ермаков Виктор Федорович, проводя разбор, наряду с недостатками, отметил и движение в лучшую сторону. Полку была оказана помощь в замене стрелкового вооружения на новое, в обеспечении мебелью. Это позволило улучшить качество огневой подготовки и быта личного состава. Напряженная боевая учеба шла и днем, и ночью, проводились учения мотострелковых батальонов с боевой стрельбой, полевые выходы артиллерии и спецподразделений полка. Офицеры неустанно повышали свое мастерство, первыми выполняли упражнения по стрельбе и первыми садились за рычаги управления боевыми машинами. И все для того, чтобы, согласно требований Командующего, во всем быть образцом для своих подчиненных.

В летний период обучения 1987 года 168-й полк привлекался на дивизионные командно-штабные учения. Все прошло хорошо, без нарушений мер безопасности. Полк стал уже не тем, что был год назад, хотя нерешенные вопросы еще оставались. Над ними и продолжилась работа, но уже при новом командире дивизии. В августе 1987 года по окончании дивизионного КШУ на учебном центре «Либава» гвардии генерал-майор Юрий Кузнецов убыл на учебу в Академию Генерального штаба. 28 августа 1987 года в расположении танкового полка в Оремов Лазе командирам частей был представлен вновь назначенный командир Иркутско-Пинской дивизии Герой Советского Союза полковник Неверов Владимир Лаврентьевич, только что окончивший АГШ.

Для нас, командиров полков, начался новый этап службы. От вновь назначенного комдива мы, естественно, ожидали чего-то нового, пока нам не известного. Полковник В.Л. Неверов, как и его предшественник Ю.В. Кузнецов, имел боевой опыт, успешно командовал мотострелковым полком в Афганистане, участвовал в более чем ста пятидесяти боевых схватках с противником. Он был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением Золотой Звезды и ордена Ленина. Мы сразу поняли, что Владимира Лаврентьевича отличают профессиональная незаурядность, творческий подход к делу, строжайшая самодисциплина. Эти качества всегда отличали мастера от подмастерья в любой профессии, тем более военной. Я готовился к серьезной работе. Последующий период совместной службы мои размышления полностью подтвердили.

30-й дивизии исторически везло на командиров соединения. Они все уделяли самое пристальное внимание организации боевой подготовки. Я до сих пор помню, как под непосредственным контролем со стороны командира соединения гвардии генерал-майора Казанцева Виктора Германовича мне пришлось в должности заместителя командира 166 гвардейского мотострелкового Краснознаменного полка готовить показные ротные тактические учения на сборах с командирами подразделений соединения. Все требования, в том числе достичь высокой скорости выдвижения усиленной роты, были выполнены, хотя местность была сложная, горно-лесистая. Маршруты выдвижения взводов были по протяженности разные. Учения прошли интересно и на высоком методическом уровне.

На одном из первых совещаний с командирами частей, их заместителями в октябре 1987 года командир дивизии гвардии полковник В.Л. Неверов обратил самое серьезное внимание на то, что вся деятельность командира и политработника части должна быть подчинена организации боевой подготовки и достижении ее высоких результатов. «Только умный побеждает в бою, — говорил он нам. — Тот, кто умеет предвидеть развитие событий, прогнозировать их, заглядывать вперед – выиграет, того ждет успех». Но и предупреждал: переоценишь себя, понадеешься на авось, поторопишься, не учтешь мелочи – ничего тебя не спасет. Ни современная мощная техника, ни стойкость и мужество подчиненных, ни кажущееся превосходство сил. Такая самонадеятельность приводит к поражению, к гибели невинных людей, горю родителей, родственников и друзей. «Горьким будет тогда такой командирский хлеб, — повторял Неверов.

Мне понравился командир. Чувствовалось из сказанного, что он волевой, принципиальный и не равнодушный человек. Открытое и располагающее лицо, от которого веет уверенностью, убежденностью и силой. Равнодушных не любит.

Во второе воскресенье сентября 1987 года около 11 часов Неверов прибыл в мой полк. Личный состав был занят по плану выходного дня. Проводились спортивные состязания и другие мероприятия. Представил комдиву своих заместителей, в дальнейшем провел по расположению подразделений и в парк боевой техники. Комдив обратил внимание на маршруты выхода по боевой тревоге. Потом поехали на войсковое стрельбище, огневой городок, тактическое поле, автодром. Вернувшись в часть, Владимир Лаврентьевич пошел в солдатскую столовую. Начальник тыла доложил об организации питания и хранении продуктов на складе.

— Все неплохо, — сказал Неверов, — но пора решить вопрос питания с использованием поточной линии по системе самообслуживания». Эту задачу мы выполнили к апрелю 1988 года.

После обеда на прощание полковник В.Л. Неверов сказал, что основу успеха составляет поддержание порядка и всего войскового уклада жизни. В целом он остался доволен.

Итоговую проверку за 1987 год полк сдал хорошо. В первый день нового учебного года, 1 декабря, полку вручили переходящее Красное Знамя Военного Совета Центральной группы войск за первое место среди мотострелковых полков. Вскоре, в феврале 1988 года нам предстояли учения с боевой стрельбой на учебном центре «Либава» (Чехия). В соответствии с планом подготовке к ним, в январе подразделения части были выведены для занятий на дивизионный учебный центр. Полк жил в полевых условиях почти месяц. Личный состав выполнял упражнения учебных стрельб, водил технику, совершенствовал свои навыки в тактических действиях на местности в наступлении и обороне в составе подразделений.

Особое внимание уделялось подготовке вновь прибывшего молодого пополнения, а оно составляло четверть личного состава полка.

Контроль над подготовкой полка к учениям осуществлял и командир дивизии. Он систематически присутствовал на занятиях в танковом батальоне и у артиллеристов части. Вникал, помогал правильно и творчески их проводить. Прямолинейность и шаблон возмущали его. Владимир Лаврентьевич говорил: «День службы и день на службе – это разные понятия для творчески думающих командиров».

За время нахождения части на дивизионном учебном центре специалисты тыла хозяйственного взвода в комбинате бытового обслуживания изготовили на весь личный состав полка белые маскировочные халаты. Накануне начала учений в Чехии они были выданы каждому военнослужащему.

Полк совершил марш комбинированным способом и 10 февраля сосредоточился на Либаве. Решая задачу мобилизации личного состава на предстоящие действия, приоритет отдавался на постоянной работе в подразделениях части. Руководитель учений полковник В.Л. Неверов, узнав, что у танкистов состоится партийное собрание, решил заехать к ним, пообщаться с людьми, почувствовать настрой коллектива. Коммунисты заверили, что будут биться только за хороший результат. Выступил и Неверов. Кратко рассказал о предстоящих действиях, поблагодарил за уже проделанную работу. А затем совершенно неожиданно объявил, что сегодня у комбата праздник: зачитал приказ Главкома Войск Западного Направления о присвоении ему воинского звания «майор» и вручил погоны. Конечно, это добавило положительных эмоций, и танкисты в дальнейшем не подвели.

В соответствии с принятым решением подразделения полка перешли в атаку, выполнили задачи по уничтожению противника и отражению контратаки противника. После этого, по опыту прошлых учений, мы ждали команды «отбой». Погода начала портиться, пошел мокрый снег, начало холодать, сгущались сумерки. Мы уже предвкушали близкий отдых, но не тут-то было. Комдив поставил новую задачу! Быть в готовности к отражению атаки противника с утра следующего дня!

Немедленно было принято решение, доложено Неверову, он его утвердил. Командиры подразделений приступили к организации обороны. Утром был новый учебный бой. По решению комдива, я был «тяжело ранен», в должность командира полка вступил мой заместитель. Задача была выполнена, этап учений закончился.

В Ружемберок мы вернулись 20 февраля. Результаты полковых учений были признаны хорошими! Не менее успешно мы сдали уже весной проверку комиссии войск Западного Направления.

27 августа 1988 года я был назначен на должность начальника штаба другого соединения Центральной Группы Войск  — 18-й гвардейской мотострелковой Инстербургской, Краснознаменной, ордена Суворова I степени дивизии. В последствие мне пришлось служить в Калининградской области в 1-й гвардейской мотострелковой Пролетарской, Московско-Минской, орденов Ленина, Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова дивизии. И всегда я с благодарностью вспоминал и использовал опыт, приобретенный в 30-й Иркутско-Пинской дивизии. Да и когда в 1991 году возглавил и в течение 13 лет руководил военным комиссариатом Калининградской области не забывал, что именно 30-я брала в апреле 1945 году оплот прусской военщины – город Кенигсберг, ныне – Калининград.

2014 г.

Статья предоставлена Ответственным секретарём Московского Совета ветеранов Иркутско-Пинской дивизии полковником запаса Князьковым Сергеем Анатольевичем.

На фото: знамённая группа 168-го гвардейского Гумбиненского, Краснознамённого полка 30-й гвардейской Иркутско-Пинской дивизии. Сергей Анатольевич служил в ней корреспондентом дивизионной газеты в 1980-1985 гг., когда дивизия размещалась в Чехословацкой Социалистической Республике в составе советской Центральной группы войск.

Posted in Статьи | Tagged , | Leave a comment