Невьянск. Невьянская наклонная башня

Невьянская наклонная башня

Адрес: Свердловская обл., г. Невьянск, сквер Демидовых, д. 3А

Башня является уникальным памятником архитектуры первой половины XVIII века. Построена по приказу Акинфия Демидова, сына тульского промышленника Никиты Демидова.

О башне (по материалам Портала культурного наследия России, от 25.07.2013):

Если колокольню, построенную в Невьянске по заказу Акинфия Демидова, кто-то, по аналогии с Пизанской, назовет «падающей», то местные жители непременно его поправят: «Наша — наклонная». Эту достопримечательность легко найдет даже человек, впервые попавший в город. Каждые 15 минут боем колоколов и каждые три часа мелодией Михаила Глинки «Славься» колокольня извещает о своем местонахождении. Несмотря на кажущуюся неустойчивость, она прочно стоит на земле. О том, что такой она и была спроектирована, рассказывается в городской легенде, объясняющей ее отклонение в юго-западном направлении, в сторону Тулы, как знак уважения малой родине Демидовых.

Существует несколько версий происхождения рода Демидовых. Достоверно известно лишь, что благодаря своей энергии и предприимчивости, а также встрече с Петром I крестьянин Никита Антуфьев не только получил огромные земли на Урале для строительства металлургических заводов, но и был возведен в дворянское звание под фамилией «Демидов» вместе с сыновьями и их законным потомством. Со временем род Демидовых прославился благодаря богатству, благотворительности и выдающимся заслугам в деле развития горнозаводской промышленности. Среди его представителей не только известные промышленники, но и дипломаты, и ученые. Демидовыми были основаны Демидовская премия, Демидовский лицей и Томский университет.

В 1702 году Невьянский чугуноплавильный и железоделательный завод по особому распоряжению Петра I был передан во владение Никиты Демидова. Правой рукой Демидова-старшего стал его сын Акинфий, которого Дмитрий Мамин-Сибиряк назвал «истинным сыном своего века: под его железной рукой стонали не только приписанные к заводам крестьяне, но и сами подьячие, разные приставники, приказчики и прочий служивый люд». Государево доверие Демидовы не подорвали, из невьянских домен металл потек рекой. В скором времени уральскую торговую марку «Старый соболь» знали в Европе и Америке.

После смерти отца Акинфий Демидов прочно обосновался в Невьянске. В середине 1720-х годов по его указу были построены каменный господский дом, заводская контора и рядом с уже существовавшей на территории завода деревянной Преображенской церковью — колокольня, признанная уникальным памятником архитектуры XVIII века. Имя гениального зодчего не сохранилось, зато появился миф о том, что его по указанию Демидова сбросили с башни, чтобы он больше никому не смог построить такую же. Нам же остается довольствоваться предположением, что он был нашим соотечественником, так как все элементы строения типичны для старорусской архитектуры: внизу — четверик (квадратное основание), а сверху надстроены еще три восьмигранных яруса.

Возводили башню из особого кирпича. Для его производства красную глину разминали голыми ногами (такой кирпич называется «подпятным»), что позволяло нащупать все попавшие в него камушки и удалить их. Затем в массу добавляли известковую муку и яичный белок. После обжига каждый кирпич проверяли на прочность, сбрасывая его с десятиметровой высоты. В дело шли только целые. Толстые, двухметровые стены нижнего яруса должны были стать гарантией надежности строения. Но как раз эта тяжеловесность и явилась главной причиной отклонения башни. Почва, размытая грунтовыми водами, не выдержала многотонного давления основания, оно начало съезжать и накренилось. Чтобы выровнять конструкцию, кирпичи всех последующих ярусов стесывали под определенным углом, что придало строению саблеобразную форму. Измерения показывают, что четверик башни отклонен от оси на три градуса, середина — на один, а вершина — строго вертикальна.

Технические особенности башни:

  1. Основание — квадрат со стороной 9,5 метра.
  2. Отклонение башни от вертикали — около 1,85 метра.
  3. «Вековая осадка» — 0,9 миллиметров в год.
  4. Высота — 57,5 метра.
  5. Толщина стен в основании — 2 метра; последнего уровня — 32 сантиметра.
  6. Вес флюгера — 25 килограмм, длина — 178 сантиметров.
  7. Диаметр шара-громоотвода — 30 сантиметров; длина шипов-лучей — 40 сантиметров.
  8. Музыкальный бой часов создают десять медных и один бронзовый колокол весом больше тонны (65 пудов 27 фунтов).

Украшением стен служит художественное литье — кружевные чугунные решетки балконов. Металл, из которого они сделаны, оказался настолько высокого качества, что на нем до сих пор нет и намека на коррозию.

Венчает купол башни флюгер с гербом Демидовых и громоотвод, напоминающий золотое солнце с лучами-шипами. Сейчас он заменен на новый, а старый, искалеченный ударами молний, доживает свой век в музее Невьянской башни. Заземление громоотвода обеспечивают металлические конструкции, пронизывающие здание и уходящие в землю. Для современного человека наличие таких защитных приспособлений вполне закономерно, но если вспомнить, что официальная дата изобретения громоотвода Бенджамином Франклином состоялось много позже, в 1760 году, то перед русским Кулибиным хочется снять шляпу.

Внутренние помещения расположены на девяти уровнях-этажах. Во все можно заглянуть, а на некоторых стоит задержаться подольше. Прежде всего, в секретной лаборатории Акинфия Демидова, где якобы чеканили фальшивые деньги. Доказательством тому служили найденные в саже дымохода микрочастицы серебра и золота. Но эти деньги никто никогда не видел, не найдено было и никакого оборудования, поэтому обвинение оказалось несостоятельным. Возможно, Демидов нашел месторождение золота в районе Невьянска, вел тайную его разработку, а в лаборатории изучал образцы. Хотя на призыв Петра I «золотые руды сыскивать» он отвечал, что на Урале их нет, но драгоценный металл все-таки был найден, и с 1819 года в Невьянском округе ведется его регулярная добыча.

Выше находится слуховая комната. Особенность ее состоит в том, что если встать лицом в один из углов, можно услышать разговор шепчущихся людей, находящихся в противоположном. Такой звуковой эффект достигается за счет оптимального соотношения радиуса свода, перекрывающего комнату, и длины звуковой волны. Говорят, в эту комнату Акинфий Демидов приводил ревизоров и недругов, «тактично» давал им возможность поделиться впечатлениями без свидетелей, а сам незримо присутствовал при их разговоре. Удивляясь его «прозорливости», люди говорили: «Демид все слышит, все знает».

Седьмой и восьмой этажи занимают куранты, созданные в 1730 году английскими мастерами. Акинфий Демидов приобрел их за пять тысяч рублей. По тем временам цена эта была баснословно высокой, часы стоили дороже самой башни, которую во второй половине XVIII века оценили в 4207 рублей золотом. Часы поражают не только точностью хода и красотой колокольного звона, но и репертуаром музыкальном вала, на котором изначально было «записано» 18 мелодий, а в 1985 году к ним добавили музыку Глинки из оперы «Иван Сусанин» и «Марш Мендельсона».

На самом верхнем этаже башни — балкон, в былые времена служивший наблюдательным пунктом. Здесь, на высоте птичьего полета, грандиозность башни, техническое оснащение которой опередило время, ощущается в полной мере. Невольно на ум приходит сравнить ее с самим Демидовым, который никогда не пасовал перед трудностями.

Здания г. Невьянска, , , Permalink

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *